Среда обитания

Максим Шевченко: Москве нужно договариваться с татарами

Верховный Совет Крыма принял решение о присоединении к РФ. Ситуация на полуострове разворачивается стремительно. Информационная война по своему накалу и значимости давно уже не уступает место горячим баталиям на политической арене или военном фронте. Что же в реальности происходит на этом небольшом участке суши, к которому приковано внимание всего мира, мы попросили рассказать известного журналиста, члена Совета по правам человека при президенте РФ Максима Шевченко, который только что вернулся оттуда.

- Максим Леонардович, что в реальности происходит в Крыму, действительно ли местное население поддерживает стремление элиты войти  в состав России?

- Безусловно, это решение поддерживается большинством населения Крыма. Оно соответствует общественным настроениям. Поверьте – это так. Я сам разговаривал с жителями, интересовался их мнением.

- Много различных разговоров  ходит по поводу так называемой «самообороны Крыма». Что это за структура?

- В ситуации деградации военных и политических институтов на Украине, бывшие военнослужащие, в  первую очередь – сотрудники силовых структур, ну и некоторые, наверное, действующие сотрудники,  собрались и организовали силы самообороны.  Это не очень сложно.

- То есть, среди них нет военнослужащих российской армии?

 

- Российская армия есть, но её представители не входят в состав самоборонцев. Они сами по себе.

- Вы встречались с представителями крымско-татарского народа. Что они думают? Какова их позиция в условиях этого кризиса?

- Они очень осторожно высказывают свою позицию и ждут, что будет дальше. Они не связывают свою судьбу ни с Киевом, ни Москвой, ни с кем-либо ещё. Они заинтересованы в том, чтобы были гарантированы их права, безопасность. Они хотят, чтобы их права были восстановлены в полной мере, они пережили сталинскую депортацию. Как я понимаю, сделает ли это Киев или Москва, для них, по большому счёту, безразлично. Вопрос в том, что они с Москвой никогда дело-то и не имели. Они имели дело только с Киевом. Поэтому, если Москва предложит  крымско-татарскому народу и Меджлису, в частности, как ведущей силе народа, нечто конкретное, то я думаю, что они разумно, реально к этому отнесутся. Нынешнее крымское правительство является главным инструментом нахождения общего языка с крымско-татарским народом.

- Вы неоднократно бывали в Ливане, писали об уникальном политико-государственном устройстве этой ближневосточной страны, где власть формируется по принципу этно-конфессионального общинного представительства. И эта система демонстрирует свою жизнеспособность и эффективность. Как Вы считаете, такой принцип может быть применён в ситуации с Крымом, чтобы избежать межэтнического дисбаланса и противостояния?

-  Это, конечно, правильно. Надо только понимать, что это не совсем соответствует действительности, так как здесь не всё однозначно. Крымских татар в Крыму порядка 16% населения, около 1% в сумме составляют греки, армяне и другие. Основная масса – это славянское, смешанное русско-украинское население. Вот я не считаю, что всё славянское население поддерживает безоговорочно русскую общину.  Если пройдут всенародные выборы, то я не уверен, что партия, которой руководит Сергей Аксёнов, одержит сокрушительную победу. Конечно, она получит много процентов, но будет ли признан этот результат настолько безоговорочным, думаю, что нет. Потому что крымское общество не тоталитарное, не авторитарное. И в самой славянской общине Крыма есть совершенно разные веяния, мысли, направления, желание создать различные политические структуры.

Многие люди там имеют очень тесный бизнес с Украиной. Поэтому будет непросто этим людям, для них эта ситуация – разрыв отношений с Украиной. Россия должна помочь деньгами этим людям. Но крымское общество не будет сидеть и ждать, когда им будут помогать пособиями, это деловые, мобильные люди, у которых был успешный бизнес. Как они будут зарабатывать деньги, как проявят себя в дальнейшем? Понятно, что туристический сезон в этом году провалится. Может дойти до блокады крымского аэропорта со стороны международных авиакорпораций. Напомню, что в Сухуми-то самолёты не летают. И любая авиакомпания, которая сядет в Сухуми, тут же потеряет право летать в другие страны. Вряд  ли Аэрофлот, Трансаэро или S7 мечтают об этом.

Здесь целая совокупность проблемных вопросов, которые возникают одна за другой. Допустим, Верховный Совет принял решение о вхождении в состав России, референдум одобрил решение и т.д., но в этом случае целый ряд международных договоров и соглашений будут поставлены под угрозу нашими западными партнёрами. Это целый ряд вопросов, касающийся финансов, экономики, транспорта, газовые контракты с Евросоюзом могут быть поставлены под сомнение и так далее. Стало быть, России полностью, скорее всего, после этого придётся переориентироваться на рынок Китая. Это, конечно, неплохо с одной стороны, но с другой стороны, не создаст ли это в экономической и внешней политике одновекторность? Этого пытаются избежать все развитые страны, такой подход  тормозит развитие страны, нежели двигает её вперёд.

- Как вы прокомментируете ряд заявлений российских политиков о том, что Украина – это не государство, такого народа как украинцы не существует.

- Подозрительны в этой связи заявления различных политологов и политтехнологов, которых пускают на российские государственные телеканалы. Не будет ли это означать сближение с Израилем, в котором правят законы расовой сегрегации, усиление экономического, политического лобби внутри России. Потерять доступ в Европу, в США, многие страны мира и получить в обмен на это сближение с Израилем и Китаем, да ещё и потерять навсегда братскую Украину – я не уверен, что это то, что нужно России и её народу.

Произраильские политики ненавидят Украину и украинцев. Коломойский, глава украинского еврейского конгресса, финансировал и «Правый сектор», и другие оппозиционные организации. Они, что называется, хотят во все корзины яйца класть. Это явно не в интересах русского и украинского христианских народов. Боюсь, что раздел по правобережью Украины для русского христианского мира, для русской православной церкви будет означать потерю Киево-Печорской и Почаевской лавры. Потому что Киев находится на правом берегу Днепра. Все кто говорит, давайте разделим Украину по Днепру, фактически разделяют христианско-славянский мир. Для русского человека потеря Киева – катастрофа! Что теперь мы будем со своими братьями воевать за Киев, который дорог сердцу русского православного человека?!

Всё то, что происходит вокруг Украины – происходит не в стратегических интересах русского народа. Перевод общеправославного единства на уровень общеэтнического напоминает мне Балканы, где православные сербы стали воевать с православными болгарами не на жизнь, а на смерть. Это два народа, которые воевали за Македонию, пролив реки крови в двух мировых войнах. То, что происходит – это в чистом виде балканизация постсоветского пространства. Русские и украинцы в итоге соберутся в разные лагеря, с обеих сторон будут православные священники, которые будут благословлять православных людей на братоубийственную войну. Такая ситуация не исключена. К сожалению.

Комментарии 0