Политика

Государство Фетхуллаха Гюлена в государстве Таийпа Эрдогана

73-летний проповедник Фетхуллах Гюлен имеет только начальное образование, хотя возглавляемое им движение придает огромное значение образованию, а главное, воспитанию кадров. Этому движению принадлежат школы в 140 странах мира.

Тем не менее, во время политического кризиса, разразившегося в Турции в последние месяцы, Гюлен проявил себя не только  религиозным лидером, но и политическим. В интервью различным изданиям, от Wall Street Journal до Би-би-си, он занял сторону  турецкой оппозиции, высказав  мнения по целому ряду вопросов, начиная от курдской проблемы, и кончая внешней политикой страны.

Поэтому невозможно постичь истинную природу турецкого кризиса без понимания того, как этот «политик» воспринимает политику.

Следующие слова, сказанные Гюленом во время закрытой встречи со своими  последователями, транслировал в 1999 году турецкий телеканал ATV.

«Существование наших товарищей является гарантией будущего ислама. С этой точки зрения, их присутствие в судах, или на государственной службе, или в других служебных сферах, не может оцениваться как выходящее за рамки индивидуальных обязанностей. Скорее, в этих подразделениях, они являются гарантией нашего будущего. Без создания сильного представительства в конституционных институтах, любой наш шаг будет преждевременным.

Пока вы не достигли нужной концентрации, пока не набрали сил, чтобы взвалить мир себе на спину, пока не предъявили претензии  на то, что составляет власть, пока не образовали мощный фронт во всех конституционных институтах, которые составляют  государство в Турции, каждый ваш шаг будет преждевременным».

После трансляции этого видео  члены движения Гюлена утверждали, что оно сфальсифицировано, отрицая его подлинность. Но сфальсифицированное или нет, оно как нельзя лучше подходит к той ситуации, в которой Турция оказалась сегодня.

Политическая стратегия Гюлена заключается в подчинении его движению государственных кадров и институтов.

В первую очередь «захвату» подлежат полиция и судебные органы. В самом деле, если удастся  получить абсолютное господство над этими конституционными институтами, то нет необходимости идти в политику, или пытаться победить на выборах законным путем.

Если получится организоваться внутри государственной бюрократии, то кто бы ни находился у власти, они будут настоящей властью, которая управляет государством.

Однако  предстоящие выборы заставили движение Гюлена пойти другим путем. До сего дня это движение предпочитало не противостоять  никакому сосредоточению власти.  Например, Гюлен поддержал турецкую армию даже во время государственного переворота. После нападения на «Мави Мармару» он возложил вину на турецких активистов, «не подчинившихся власти», а не на  Израиль. Но теперь, впервые за всю историю движения, оно оказалось «на ножах» с нынешним турецким правительством.

Движение Гюлена понимает, что точка возврата пройдена, и если не нанести смертельный удар по Партии справедливости и развития (ПСР), их люди полетят с государственных постов. И поэтому  они пытаются заключить соглашение с главной силой оппозиции  – Республиканской народной партией, и другими, которые могут отнять голоса у правящей партии.

Конечно, предстоящие выборы для ПСР  означают гораздо больше, чем голосование в  местные органы власти.  Они станут репетицией президентских выборов, предстоящих в августе 2014 года. Эрдоган испытает народную поддержку, а его  противники, особенно движение Гюлена, проверят, насколько сильный  ущерб им удалось нанести.

Тем не менее, даже в нынешней ситуации не следует забывать, что ПСР и движение Гюлена до недавних пор действовали заодно.

До начала нового тысячелетия практикующим мусульманам было весьма непросто продвинуться по карьерной лестнице. Чтобы пробиться к вершинам государственной бюрократии, членам гюленовского движения приходилось тщательно скрывать свое отношение к исламу. И только с  приходом к власти Партии справедливости и развития они стали стремительно расти по службе.

Сторонники Гюлена стали доминировать в таких  государственных институтах, как Высший совет судей и прокуроров, Апелляционный суд, и даже в Конституционном суде. И начиная с 17 декабря, они стали «принимать меры».

Очевидно, Турции предстоит еще долгий путь в плане укрепления демократии. Однако ясно, что при наличии  олигархии, скрывающей бюрократическую организацию под имиджем религиозного движения и практикующей абсолютное послушание, при наличии  непрозрачной и неконтролируемой сети никакой прогресс невозможен.

Конечно, правительство ПСР совершало  ошибки и имеет свои недостатки, как и любое другое. Но всякое правительство можно призвать к ответу, проверить его  действия, и даже проголосовать за его отстранение от власти. Но невозможно привлечь к ответственности «государство в государстве», созданное не по законам страны, а по  «праву Гюлена», и занявшее ключевые посты в полиции и судебных органах.

Такова суть проблемы, с которой Турция пытается справиться уже  несколько месяцев. Этот  барьер необходимо преодолеть, чтобы страна могла продолжить свой путь к демократии.

Комментарии 0