Общество

Лидер крымских татар: Нас пугает то, что делает Россия

Новая власть Крыма пытается доказать миру, что в автономии наступили стабильность и спокойствие. Автоматчики в российской "цифре" ушли с улиц Симферополя, и у телеоператоров появилась возможность снять картинку мирного города. Бойцы без знаков отличия все воскресенье блокировали военные части ВС Украины. Российские телеканалы это не снимали. Глава крымского меджлиса (национального парламента) Рефат Чубаров заявил в интервью "Фонтанке", что им страшно.

– Рефат-ага, за последние четыре дня в Крыму произошло столько событий, которые сегодня обсуждают во всем мире, а от вас – главы крымского Меджлиса – ничего не слышно. Вы только в самом начале заявили, что не признаете власть премьера Аксенова, и больше не предпринимаете никаких действий. Все это время вы собираетесь на свои заседания, обсуждаете. К какому-то консенсусу пришли?

– А у нас и не было никаких дискуссий. Я заявил в первый же день, что мы не признаем это правительство, поскольку оно создано незаконно и противоречит действующему законодательству Украины.

– Какие-то дальнейшие действия последуют со стороны крымско-татарского народа? Несмотря на ваше непризнание, эта власть уже фактически захватила полуостров, при поддержке "неизвестных с оружием", и сегодня уже говорит, что все хорошо – ситуация стабильна.

– Ситуация стабильна настолько, насколько здесь этот продолжающийся путч поддерживается войсками российскими. И говорить о стабильности в Крыму сегодня может только неразумный человек. Ситуация, слава богу, не сопровождается массовыми волнениями, противостоянием больших групп людей, только из-за того, что здесь вошла большая сила воинская.

– Только что от вас ушел муфтий Татарстана Камиль Самигуллин. Зачем он приезжал? О чем пытался разговаривать?

– В эти дни вообще высадился большой десант гостей из Татарстана. Не только муфтий, люди творческих профессий, писатели, артисты, депутаты Госсовета, Всемирного конгресса татар... Мы встречаемся с ними по их просьбе. Мы принимаем гостей, у нас такие обычаи национальные. Но при том, что они гости, мы спрашиваем, по каким причинам их приезд совпал с вводом российских войск. Они говорят, что давно хотели приехать и даже предположить не могли, что здесь будет такая ситуация. Мы их попросили в следующий раз, когда у них возникнет желание приехать, предупреждать нас заранее.

– А чего хотят от вас эти гости?

– Понятно, что это часть большого плана. Я им (визитерам из Татарстана. – Прим. ред.) в порядке шутки рассказываю ситуацию, когда в 1940 году в июне вошли танки в Ригу, то через несколько дней прибыл большой коллектив творческих работников Российской Федерации, и в Рижской опере, где выступали знаменитые солисты Европы, они показали концерт, который очень возбудил местное население, поскольку для них это была вообще другая культура. То есть концерт гораздо больше сплотил рижан, чем танки, которые прошлись по улицам. Конечно, наши исторические связи с Татарстаном более близки, чем для рижан, скажем, Тверская или Калужская области, но, тем не менее, проводить здесь концерты в те дни, когда общество объято страхом, для нас это не понятно. И мы им об этом сказали. Господин муфтий тоже приехал с предложением о более тесной связи между духовным управлением мусульман Крыма и духовным управлением мусульман Татарстана. Мы, разумеется, это предложение приняли, добавив лишь то, что, как только ситуация разрешится, мы продолжим взаимодействие.

– Учитывая разность происхождения крымских татар и татар, к вам с таким же успехом могли приехать и киргизы, и монголы. Правильно я понимаю, что Москва напрасно считает, что Татарстан имеет на крымских татар влияние?

– Конечно, крымские татары и Татарстан исторически связаны. По крайне мере, было два независимых государства – это Казанское ханство, Крымское ханство. Казанское ханство было жесточайшим образом завоевано Московским ханством. Крымский хан даже совершил набеги на Москву и сжег Москву. Но... Знаете, наши братья татары тоже понимают, в какую неловкую ситуацию их поставили. Но самое главное, что меня радует, – это то, что они не говорят нам такое, что было бы непристойно. То есть прямых каких-то уговоров или предложений не поступает.

– А российские спецслужбы на вас не выходили с призывом не сопротивляться в случае вооруженного конфликта?

– Люди, которые бы пришли и представились российскими спецслужбами, ко мне не приходили точно. Может быть, кто-то скрывался, гад такой. Но, скажем так, не представленных людей, которые бы вели со мной такие разговоры, не было точно. Я другое хочу сказать: наша позиция публична, и она получила поддержку со стороны тех, кто сейчас активно ищет пути выхода из кризиса. По крайней мере, ведущие послы. Они понимают, чем может грозить эскалация здесь. А эскалация может быть только тогда, когда будут возникать ситуации, которые приведут к смерти людей. Если говорить очень упрощенно, то мы сказали людям, что мы следим за порядком по всем местам нашего проживания. Если мы проживаем с людьми разной национальности, то мы делаем совместные группы, которые обеспечивают порядок. Цель только одна – не допустить нападения на людей. Если, конечно не дай бог, будет попытка нападения на людей, то понятно, что будет попытка защитить этих людей.

– А кто еще, помимо гостей из Татарстана, обращался к вам в последние дни?

– Я встречался, конечно, с депутатами Совета Федерации, с Морозовым. Сегодня у нас Совет решение (об одобрении ввода войск РФ на территорию Украины. – Прим. ред.) принял?

– Вчера.

– Значит, позавчера у нас была встреча, это были милейшие люди, сидели, пили кофе, и мы пытались им объяснить, что не понимаем, почему в такой форме решаются вопросы, которые их волнуют. Почему именно таким способом? Мы пытались им это объяснить через крымскую ситуацию. На другой день мы получили решение Совета Федерации. (За ввод войск на Украину Совфед проголосовал единогласно. – Прим. ред.)

– Сегодня ряд СМИ распространили информацию о неких агрессивно настроенных крымских татарах, которые организовали на подступах Симферополя блокпосты и не пускают в город журналистов.

– Я об этом услышал от журналистов и хочу сказать, что представить не могу, чтобы на блокпостах ряжеными вооруженными российскими войсками еще стояли крымские татары, да еще под российскими флагами. Понятно, что это или провокация, или те, кого не пустили, они ошиблись. Сегодня вообще нет таких блокпостов, где бы стояли крымские татары.

– Есть версия, что это бойцы батальона "Восток" под командованием Рамзана Кадырова.

– Мы встречались с крымскими чеченцами. Они спокойные, понимающие люди, и на сегодня у нас нет информации, что их собираются использовать в провокации.

– А еще СМИ писали, что вы лично встречались с главой Чечни.

– Мне даже пришлось срочно давать опровержение, и его весь день крутил АТР (первый крымскотатарский телеканал). Вообще "Интерфакс" озверел, пачками выпускает фальшивки. Какое-то безумие про некий живой щит крымских татар в Керчи, которые якобы встали между российскими и украинскими военными. Якобы тысяча крымских татар вышла.

– А вообще в Керчи есть тысяча крымских татар?

– Как раз всего тысяча там и есть, максимум полторы с женщинами, стариками и детьми. Вообще, нас действительно очень пугает то, что делает Россия. У нас, крымскотатар, есть такая поговорка: если медведица хочет съесть своего детеныша, то она его так обмакивает в грязь, чтобы ей было не жалко его есть, чтобы не узнавать его. У нас складывается такое ощущение, что особенно телеканал "Россия" нас хочет показать настолько кровожадными, чтобы никому даже не пришло в голову, а что здесь происходит – ну подумаешь, расправились с варварами, вандалами. Просто страшно за российское общество.

– Я прошу прощения за возможную бестактность, но где сейчас крымские татары? На улицах Симферополя еще вчера были только люди с автоматами и небольшая группа людей, называющая себя мирными жителями Крыма с российскими флагами. Больше на улицах Крыма практически никого нет.

– Сегодня на улицах Крыма находятся только люди, которые чувствуют себя сторонниками России. Потому что чувствуют свою безнаказанность. Потому при возникновении ситуаций, которые, с их точки зрения, могут угрожать им, они могут в любой момент вызвать в подкрепление солдат российских с оружием. Сегодня, если вы хотите увидеть крымских татар, которые не спят ночью, вы должны подъехать к поселку крымских татар, и вы увидите, что они там дежурят. А шатающихся крымских татар вы не увидите ни в городах, ни в поселках.

– А выйти на митинг, чтобы открыто выразить свое несогласие с происходящим, крымские татары не хотят?

– Вы печатное издание? Вы выходите в любом случае? Вас не пугает то, что вы печатаете?

Смотрите. Мы исходим из того, что выход на улицы боевой техники, солдат, одновременный подвод этих солдат за пределами Крымского полуострова... То есть я хочу показать вам хронологию. Некие вооруженные террористы захватывают два здания (парламент и правительство автономии. – Прим. ред.). Одновременно БТР Черноморского флота демонстрируют вблизи Симферополя. Потом начинаются всякие действия с блокированием аэропорта, подлетом вертолетов, борты уже подкидывают дополнительные силы. Вся эта сила разъезжается по Крыму, потом уже собирается Совет Федерации и дает разрешение президенту России при необходимости использовать вооруженные силы. То есть все наоборот, чем должно было быть даже в соответствии с российским законодательством. Поэтому мы до сих пор боимся провокаций со стороны российских спецслужб. Поэтому мы выводить людей на площади не будем. Это самый удобный способ устроить провокацию. Очень высокая вероятность. Не дождались такого поведения, не только со стороны татар, очень огромное количество людей сидит по домам, напуганное и возмущенное ТАКИМ поведением. Поэтому наши призывы к людям не показывать даже подобие агрессии к этим агрессорам, в общем-то, и не позволили создать провокацию. Выход на площадь сейчас даже под самыми мирными идеями – это помощь провокаторам.

Комментарии 0