Общество

Беслан: ничто не забыто, никто не в ответе

Семь лет прошло с тех пор, как весь мир узнал о бесчеловечном теракте в маленьком североосетинском городке Беслан. Все это время пострадавшие и родственники погибших требуют наказать тех, по чьей вине произошла гибель людей. По мнению бесланцев, понести ответственность должны чиновники и силовики.
В ходе штурма бесланской школы N1 практически все террористы были уничтожены, а единственный бандит, взятый живым, отбывает пожизненное заключение. Но безнаказанными остались те, кто по своей должности обязан был предотвратить теракт и гибель людей.
«Когда в первую годовщину Бесланской трагедии я снимал документальный фильм о произошедшем, то пришел к выводу, что теракт стал возможен, в том числе, из-за халатности, безалаберности, расхлябанности и продажности правоохранительных органов, которые за деньги закрывают глаза на то, что происходит. Это все симптомы болезни нашей страны», – считает журналист и криминолог Сергей Слепцов.
Аналогичного мнения придерживаются бесланцы. «Вопросы остаются все те же – почему стало возможным беспрепятственное проникновение террористов на территорию республики и захват ими школы, а также – по чьей команде велась стрельба из танков, огнеметов и гранатометов по школе, переполненной заложниками. Все эти вопросы мы ставили в течение 7 лет, а следствие продолжает отмалчиваться», – рассказала председатель комитета «Матери Беслана» Сусанна Дудиева.
«Матери Беслана» обещают, что не сложат руки и не смирятся с гибелью своих детей. «Пока мы живы, мы будем теребить следствие и власть – чтобы кто-то ответил за совершенное преступление, которое можно было предотвратить. Ведь известно, что были всевозможные шифрограммы, предупреждения из федерального центра в МВД республики уже в конце августа: о том, что готовится теракт по „буденновскому“ сценарию и необходимо принять меры упреждающего характера. И эти требования не были исполнены ни министром внутренних дел, ни его замами, ни руководителями районных ОВД. Виновных, как всегда, нет…», – констатировала Сусанна Дудиева.
И речь в данном случае идет не просто о справедливости и наказании виновных в преступлении семилетней давности. Терроризм в России не ушел в прошлое, да и вряд ли уйдет. Виновных в халатности нужно наказать, чтобы другим было неповадно сквозь пальцы смотреть на свои обязанности по защите населения.
«Если не избавимся от этого порочного круга, то преступления будут по-прежнему совершаться: и мы сами, и наши и ваши дети, и дети генералов и президентов, и все дети будут мишенью террористов. Но я очень не хочу, чтобы мы все стали братьями и сестрами по несчастью. Мы испытали горе за всех, мы не хотим этого горя никому другому и потому наши требования расследования – это не пустые слова. Это нужно, чтобы подобное не повторилось», – говорит Сусанна Дудиева.
Кроме того, считают бесланцы, за прошедшие годы государство так и не сделало все от него зависящее, чтобы социально поддержать пострадавших. Обеспечить социальную защиту, медицинское, психологическое лечение жертвам терактов в Беслане, «Норд-Осте», Буденновске, Кизляре и других городах мог бы специальный закон о статусе жертв терактов. Но этот законопроект все еще разрабатывается. «Теракты совершаются, категория граждан – „жертвы террористических актов“ – есть, а закона нет», — заметила Дудиева.
В июне нынешнего года состоялась встреча представителей бесланцев с президентом Дмитрием Медведевым, на которой родственники погибших рассказали главе государства о своих чаяниях. «Президент нас не услышал», – уверена сопредседатель комитета «Голос Беслана» Элла Кесаева. Надежды на справедливость она теперь возлагает на страсбургский Европейский суд по правам человека. Жалобы от 284 потерпевших будут рассмотрены в Страсбурге в «ускоренном порядке». Пострадавшие бесланцы хотят отстоять свои права на жизнь, объективное расследование и судопроизводство.
В отличие от Кесаевой, Дудиева не теряет надежд на то, что российская власть все же предпримет хоть какие-то меры, хотя бы в вопросах социальной защиты. Дмитрий Медведев сообщил «Матерям Беслана», что подготовка специального законопроекта требует времени, пока же помощь пострадавшим будет оказываться, исходя из других нормативных документов. «Сейчас мы обсуждаем трехстороннее соглашение между минздравсоцразвития России, минздравом Республики Северная Осетия и комитетом „Матери Беслана“, разрабатываются программы оказания бесплатной медицинской помощи, обследования для семей пострадавших и заложников, а также рассматриваются вопросы санаторно-курортного обеспечения», – рассказала Сусанна Дудиева.
Впрочем, оказать социальную помощь пострадавшим государству легче, чем находить и наказывать виновных в произошедшем.
«После встречи с Медведевым в расследовании пока нет никаких сдвигов. Руководитель следственной группы Александр Халин сказал нам при встрече буквально накануне годовщины, что у него нет полномочий расследовать действия и бездействие руководителей оперативного штаба и нет полномочий расследовать целесообразность применения тяжелого вооружения. Но мы пока еще надеемся, что будут такие указания о расследовании: президент Медведев сказал нам, что он как юрист должен сначала ознакомиться с материалами, нашим обращением, нашими доводами и потом делать какие-то выводы. Будем ждать», – уточнила Дудиева.
«Я сейчас думаю о том, что моему ребенку было бы 20 лет. Но его нет рядом со мною. Очень тяжело чувствуют себя дети, которые потеряли родителей. Очень тяжело бабушкам и дедушкам, которые лишились своих взрослых детей и сейчас сами поднимают на ноги внуков. Трудно матерям, которые растили детей в одиночку или растили единственного ребенка, а сейчас этого ребенка у них нет…», – рассказала в интервью «Росбалту» Сусанна Дудиева.
Не нужно плакать вместе с нами, не нужны нам слова сострадания от генералов, чиновников и президентов, говорят бесланцы. Им нужна всего лишь справедливость.

Автор: Дмитрий Ремизов

Комментарии 1