Среда обитания

Битва за нефть (часть третья)

Если все (все как "все") были уверены, что в Месопотамии нефть есть и взаимной уверенностью друг дружку "раззадоривали", то вот насчёт Аравии такой уверенности не было. Более того, некоторые из "всех" были твёрдо убеждены в том, что в Аравии нефти нет и уже одной только своей уверенностью расхолаживали остальных.

Можно сказать, что Аравии повезло. Повезло в том смысле, что ей уделяли внимания куда меньше, чем соседям, Аравии позволили "вариться в собственном соку". Это было если и не очень хорошо, то и совсем не плохо, так как ибн Сауд получил карт-бланш на обустройство хозяйства, которое он мог смело назвать своим и ничьим больше. В 1932 году было провозглашено создание государства Саудовская Аравия. "Все" пожали плечами. "Big deal." Одним государством меньше, одним государством больше. Набегами никто не беспокоит - уже хорошо. 

Однако с точки зрения хозяина земли саудовской в изначально и так не очень большой бочечке мёда наличествовал черпак чего-то, оставляющего во рту дурное послевкусие. Аппетит монарху портило вот что - Саудовская Аравия была если и не самым бедным государством планеты, то совершенно точно одним из самых бедных. Единственным источником пополнения казны был Хадж - паломничество в Мекку. Когда из этого правоверного людского потока извлекали средства к существованию рашидиты, то им на хлеб с маслом хватало, но так было потому, что рашидитов было не очень много. Ибн Сауд же оказался до земель жадным и собрал под себя всё, до чего дотянулась его рука, объединив Нежд с Хеджазом и присовокупив окрестности. После чего случилось неизбежное. И понять причины этой неизбежности ибн Сауду было не сложно, он ведь был арабом, а арабы, говорят, придумали алгебру, так что составить простейшее уравнение мог даже и неграмотный бедуин. Истина была ослепляюща - то, чего хватало сотне тысяч человек, будучи поделённым на два миллиона ртов становилось в двадцать раз меньше.

Расчёты неумолимо подводили молодое саудовское государство к двум извечным и исконно арабским вопросам - "Что делать?" и "Кто виноват?"

То, что во всём на свете виноват международный империализм было понятно без слов, так что дефолтный второй вопрос можно было смело оставить без ответа и немедленно сосредоточиться на вопросе номер один.

"Что делать будем, брат король?"

Работа королём это работа не из лёгких. Не для слабаков. Однако есть в этой работе и свои бонусы. Например, такой - у короля есть возможность думать не только своей собственной, обременённой многими знаниями и многими печалями головой, но ещё и головами советников. И такие советники у ибн Сауда были. Такие же как он сам арабы. И они могли ему насоветовать очень много всякого разного, но при этом безошибочно арабского. Вроде набегов, налогов и верблюдов. До всего этого ибн Сауд мог вполне додуматься сам. Но к мудрейшим из мудрых арабским советникам у него был и ещё один советник. Не советник, а палочка-выручалочка. Вы с ним уже знакомы, звали таинственного незнакомца Гарри Сент Джон Бриджер Филби, для друзей же он был просто Джеком. Поскольку для короля-ваххабита подобная фамильярность была как-то не с руки, то Джек Филби стал прозываться Абдуллой. Имя не только благочестивое, но ещё и в высшей степени традиционалистское.

Джек-Абдулла, как вы наверняка помните, оставив госслужбу, организовал коронацию ибн Сауда, а потом отъехал в Джидду и осел там. А потом король спросил его о чём-то раз, спросил другой, просто так, от нечего делать, со скуки, наверное. И как-то, знаете, в игру втянулся. "Спрашиваете - отвечаем." Как известно, Джек Филби был человеком, очень плохо срабатывавшимся с непросредственным начальством и именно по той причине, что он любил давать советы. Подчинённый - начальнику. Раздражал, понимаешь ли. И как будто этого мало, он ещё и неизменно оказывался прав. Да кому ж такое понравится?!

Однако, стоило Филби попасть в волшебный мир тысячи и одной ночи, как ситуация изменилась самым фантастическим образом - он и король нашли друг-друга. Перед ибн Саудом, уставшим от тонкой восточной лести и советников, пытавшихся угадать последнее желание короля, оказался белый человек, который, не боясь ни Бога, ни чёрта, резал в глаза королю правду-мать. Рассказывал всё, как оно есть на самом деле. Показывал беспощадную реальность. И если предыдущих начальников Филби подобная черта выводила из себя, то у ибн Сауда был иммунитет, он был человеком без комплексов, да и какие могут быть комплексы у человека, имеющего двадцать две жены.

И ко всему этому добавлялось ещё и вот что - Джек Филби служил не за страх, а за совесть. Он был человеком идеи. По его собственным словам он был "первым в истории социалистом, получившим должность в Индийской Гражданской Службе". Но после Индии утекло много воды и Филби-старший взлетел высоко, и панорама ему оттуда открылась такая, что дух захватывало, но при всём при этом он, как и любой идеалист, обладал обострённым чувством справедливости и положение, которое он занял, позволяло ему это чувство удовлетворить.

Джек Филби принялся советовать ибн Сауду как тому следует строить отношения с Англией. А Англию Филби знал очень хорошо. И не только потому, что он сам был "истым" англичанином. Филби сходил за три моря, получив на руки выданные ему государством полномочия госслужащего, а потом он сходил за другие три моря, расположенные не вне государства, интересы которого он представлял, а - внутри. Он сходил в путешествие во властные коридоры и удовлетворил своё любопытство путешественника. А что до тайн, которые ему не открылись, то Джек Филби обладал развитым воображением человека творческого и ему ничего не стоило достроить картину во всей её полноте. А потом его сделали шпионом. И он отнёсся к этому заданию с той же одержимостью, с какой он вообще относился ко всему, за что брался. И если уж ему пришлось иметь дело с арабами, то он, используя свой мозг как электронный микроскоп, вник в арабский мир со всей доступной ему степенью дотошности. Он разобрал собирательного Араба на молекулы, а потом опять собрал.

И по ходу этого процесса он обнаружил, что арабы ему нравятся. Они были очень бедным народом, боровшимся за выживание в крайне неблагоприятных условиях. И незаметно для самого себя Джек Филби gone native, что на шпионском языке означает, что он, внешне не меняясь, переродился внутренне, взявшись играть некую роль он её играл, играл, а потом забыл, что это всего лишь роль и вошёл в образ настолько глубоко, что личина подменила его натуру и заставила Филби ставить интересы тех, за кем он должен бы был шпионить, выше интересов государства, которое его шпионить и послало. Такое случается. И не так редко, как может показаться.

И случается как раз с идеалистами. С людьми, которые алчут вышнего. Как выразился русский классик - "свобода - вот истинное отечество для каждого свободного человека", и точно так же идеалист полагает, что справедливость есть высшая ценность для любого, кто ищет справедливости. И толчком к "перерождению" Филби послужило явная, по его мнению, несправедливость, проявленная Британией по отношению к арабам. Несоблюдение данного слова. Речь об обещанном англичанами арабам независимого и единого арабского государства. И Джек Филби решил немного подонкихотствовать и помочь восстановить справедливость в пределах скромных человеческих сил.

И выяснилось, что, вопреки мнению Хемингуэя, полагавшего, что "человек один не может ни черта", один человек может ого-го что натворить. Одному только чёрту известно, на что способен малый сей.

Смотри:

Битва за нефть (часть первая)

Битва за нефть (часть вторая)

Битва за нефть (часть четвертая)

Битва за нефть (часть пятая)

Битва за нефть (часть шестая)


P.S.   Однако:

Комментарии 0