Их нравы

В Сибири и на Дальнем Востоке умертвят 342 моногорода (вместе с людьми?)

Неослабевающие негативные тенденции, связанные с экономическим кризисом, а так же  фактор вхождения России в ВТО, создали условия, благодаря которым определённая часть моногородов может прекратить своё существование. Не смотря на то, что это имеет отрицательное значение для нашей страны, этот вопрос по непонятным причинам не носит характер широкого экспертного и общественного обсуждения. Но, стоит только задуматься, что в 342 моногородах, которые были включены в перечень, составленный несколько лет назад, исходя из заявок регионов, проживает около 16 миллионов человек, т.е. чуть больше 10 процентов населения страны.

Как сообщает Российская газета, по новым правилам, моногородом будет считаться населенный пункт, где проживает больше трех тысяч человек и не менее 20 процентов от экономически активного населения работают на одном предприятии. В этот список попадают также ЗАТО - закрытые административно-территориальные образования - таких в России 42. И населенные пункты, по которым были даны отдельные поручения президента и правительства, как в случае, например, с Тольятти.

Конечно, речь не идёт о закрытии всех этих населённых пунктов, но довольно большая часть из них может прекратить своё существование, либо оказаться в серьёзной кризисной ситуации. Минэкономразвития разделило города на три категории. По их оценкам примерно в 100 моногородах ситуация сейчас спокойная. Еще в 150 - более-менее стабильная, но может ухудшиться в любой момент. В оставшихся ситуация либо плохая, либо можно ожидать ее ухудшения. Путём несложных вычислений, получается, что 92 города ожидает печальная участь. Т.е. по приблизительной оценке 4 миллиона человек в ближайшее время станут вынужденными переселенцами.

В декабре 2013 года руководитель группы по модернизации моногородов при правительственной комиссии по экономразвитию и интеграции Ирина Макиева заявляла, что в федеральном бюджете будущего года на помощь российским моногородам предусмотрено до 100 миллиардов рублей. Но, уже в феврале 2014 года директор профильного департамента Минэкономразвития Андрей Соколов сообщил, что в 2014 году на поддержку моногородов, в том числе и переселение граждан, может быть выделено 50 миллиардов рублей. Налицо сокращение в два раза расходов в бюджете на эти цели. При этом используется фраза "может быть", наличие которой можно оценить так, что "может и не быть". Всё будет зависеть от чиновников министерства.

За подтверждением далеко ходить не надо. Всё та же Российская газета сообщает, корреспондент "РГ" изучил опыт городов, попавших в первую волну государственной поддержки муниципалитетов с монопрофильной экономикой. В Свердловской области таких три - Каменск-Уральский, Нижний Тагил и Асбест. В 2010 году их руководители на уровне правительства РФ защитили комплексные инвестиционные планы (КИП) территорий, на реализацию которых федерация обещала выделить деньги.

КИПы всех трех городов были очень перспективными. Они предусматривали массу дорогостоящих мероприятий по модернизации экономики территорий, результатом которых в первую очередь должен был стать уход от монопрофильности. Так, в Нижнем Тагиле с 2010-го по 2015 годы планировалось реализовать 25 инвестпроектов на общую сумму 230,5 миллиарда рублей. В целевых показателях было указано: создать 37 тысяч новых рабочих мест и увеличить собственные доходы городского бюджета на 41 процент. Инвестплан Каменска-Уральского предполагал 50 проектов общей стоимостью 70 миллиардов рублей. Власти и бизнес сообща намеревались создать пять тысяч новых рабочих мест и втрое сократить уровень безработицы. Якорем асбестовского КИПа было строительство завода "Русский магний". Проект предполагал создание трех тысяч новых рабочих мест и свыше двух миллиардов рублей налогов ежегодно в бюджеты всех уровней. К слову, он так и не реализован: в 2012 году после смены собственника предприятия был инициирован процесс банкротства компании. Проект магниевого завода заморожен на неопределенный срок.

Изначально речь шла о том, что каждый из трех моногородов получит из федерального бюджета по 20 миллиардов рублей в течение нескольких лет: по 10 миллиардов субсидий и еще столько же в виде трехлетних кредитов. Однако этим планам не суждено было осуществиться: по данным министерства экономики Свердловской области, три моногорода вместе взятые получили 4,2 миллиарда рублей (Нижний Тагил - 1,8, Каменск-Уральский - 1,3, Асбест - 1,1 миллиарда).

Главы трех попавших в федеральную программу муниципалитетов отмечают, что к сегодняшнему дню внимание к их проблемам заметно ослабло. Формально целевые показатели КИПов достигнуты: уровень безработицы к концу 2013 года стал ниже показателей 2009-го на 3-5 процентных пунктов, число занятых в малом бизнесе увеличилось до 23-36 процентов. Когда кризис закончился, ручеек федеральных денег понемногу иссяк.

Шумел ураган, качались деревья, летели сучья. Ветер стих, сучки подобрали, и все снова пошло своим чередом, - так метафорично описывает ситуацию мэр Каменска-Уральского Михаил Астахов. - Темп, который взяли изначально, надо было держать, потому что повторение урагана неминуемо. Программу поддержки моногородов продолжать нужно: мы вселили в людей уверенность, заставили шевелиться малый бизнес. Но все это очень хрупкое, сломать просто, достаточно перестать уделять внимание.

Я бы не стал связывать ослабление внимания власти к проблемам моногородов ввиду яко бы окончания кризиса и давать такие оптимистичные оценки экономической ситуации. Причины сокращения бюджетных средств на эту программу, скорее всего, иного рода. Существует экспертное мнение специалистов из ЭТЦ, которое считаю уместным здесь привести.


Окончательно созревший в России в 2012 г. элитный раскол, на условно «прозападную» и условно «антизападную» клановые группы, прошел не только через частно-корпоративный и властный «олигархат», но и через все государственные институты страны, включая Федеральное собрание, правительство, ФСБ и армию. И почти полностью парализовал систему разработки и реализации сколько-нибудь последовательной экономической политики.

Это резко усилило в России то вызванное глобальным кризисом состояние стратегической неопределенности, которое всегда смертельно опасно для любой долгосрочной хозяйственной деятельности.

А с августа 2012 г. эта неопределенность дополнилась еще одним новым фактором: экономика начала жить по правилам Всемирной торговой организации (ВТО). Российские предприятия столкнулись с ростом конкуренции на отечественном рынке со стороны зарубежных, прежде всего китайских, производителей, товары которых идут в страну как напрямую из Китая, так и через «прозрачную» границу Таможенного союза с Казахстаном.

Эта суммарная неопределенность не могла не сказаться на национальном хозяйстве в виде сокращения инвестиций в расширение и модернизацию производства. Предприятия, сомневаясь в своей способности выдержать конкуренцию с импортом в условиях ВТО и непредсказуемой государственной политики, боятся вкладывать в основные фонды собственные средства. Банки, сомневаясь в конкурентоспособности предприятий и гарантиях возврата кредитов, отказываются рефинансировать старые и выдавать новые кредиты большинству предприятий промышленного и аграрного секторов.


Что же собирается делать министерство в таких условиях, какой оно ищет выход? Видимо самый простой - неперспективные населённые пункты закрыть, людей расселить. Тем более, что тем, кто согласится уехать, обещают помогать с выкупом жилья и работой. Конечно, существует определённое число городов, где, к примеру, велось освоение месторождений полезных ископаемых и, в результате их истощения, нет смысла поддерживать работу предприятия. Но, ведь в большинстве случаев это не так. Ведь в годы советской власти, когда строились заводы и фабрики, создавались практически с нуля целые отрасли промышленности, предприятия возводились, можно сказать, на голом месте. Наряду с их строительством необходимо было обеспечить жильё, развить всю инфраструктуру жизнеобеспечения города. Сейчас всё это есть, нужно лишь дать городам возможность уйти от монопрофильности, перепрофилировать неперспективное производство, модернизировать изношенные производственные мощности, которые не обновлялись со времён распада СССР.

Но, как мы уже смогли убедиться, государство по ряду причин не проявляет в этом должную заинтересованность. Видимо, ему так проще решать сложные проблемы. Стоит заметить, что, по словам того же А. Соколова, моногорода, которые готовят к закрытию находятся в основном в Сибири и на Дальнем Востоке. Как вы думаете, куда уедут люди, если им выделят средства для переселения? А руководство нашей страны всё время сетует на то, что эти регионы мало населены и постоянно ведёт разговоры об их развитии. Получается, что слова расходятся с делом. Тем более, что ни о какой индустриализации в таких условиях не может быть и речи. Ультралиберальная экономическая политика невмешательства государства в экономику по определению не позволяет руководству страны сформировать и, тем более, реализовать стратегические планы по развитию промышленности с целью ухода от сырьевой зависимости и вывода экономики из состояния перманентного кризиса.

Похоже, Министерство экономического развития РФ пора переименовать в Министерство закрытия и ликвидации экономики. Пройдя точку невозврата, могут исчезнуть не только моногорода, существует явная угроза для всей нашей страны.

Комментарии 0