Среда обитания

Чайка, Бастрыкин и генеральная линия

Особое мнение: Противостояние силовых структур закончится ограничением прав и свобод граждан 


Генеральный прокурор Юрий Чайка обрушился с критикой в адрес Следственного комитета и заодно обратился к нижней палате парламента с просьбой дать Генпрокуратуре новые полномочия. При этом в Госдуме уже рассматриваются проекты законов, которые могут значительно расширить компетенции СК и ФСБ.  Обозреватель КАВПОЛИТА – о том, почему борьба силовых ведомств за ресурсы влияния в конечном счете приводит к ущемлению прав и свобод граждан. 

Эпатаж по сценарию

Межведомственное противостояние можно было бы назвать здоровой конкуренцией, если бы парламент действительно был народным и защищал права граждан. В этом случае он выступал бы третьей силой, регулирующей разногласия между силовиками в пользу общества.

Однако не секрет, что российская Госдума выражает исключительно волю руководства страны. И даже формальная оппозиция в парламенте действует по спущенному сверху сценарию.

У каждой партии своя роль. ЛДПР вводит в дискурс совершенно маргинальные идеи, которые со временем благополучно превращаются в законы – как, к примеру, закон об ответственности родственников террористов. Справедливороссы, время от времени выступающие в защиту прав человека, дискредитируют этот институт своей аморфностью и готовностью в любой момент переметнуться на сторону большинства. Ну а коммунисты «отвечают» в нижней палате за патриотизм и государственничество. 

Юрий Синельщиков

Вот и в этот раз – не успел генпрокурор замолвить слово о расширении полномочий для своего ведомства, как тут же член фракции КПРФ Юрий Синельщиков решил развить мысль Чайки. «Генпрокуратура должна в первую очередь защищать интересы государства, а не граждан, поскольку те в большинстве своем способны сами о себе позаботиться», – приводит слова депутата «Коммерсантъ».  

«Требуем разработать и принять закон, который обязывал бы все органы и учреждения государства неукоснительно исполнять неимущественные требования прокурора по восстановлению нарушенных законных интересов государства без каких-либо судебных решений», — цитирует издание Синельщикова.

Синельщиков: Генпрокуратура должна в первую очередь защищать интересы государства, а не граждан, поскольку те в большинстве своем способны сами о себе позаботиться

Эти заявления только с виду кажутся обыкновенным эпатажем. Стоит их поместить в контекст, как сразу же проявится вполне четкая тенденция.

Человек для государства

В частности, в ноябре прошлого года полпред Совета федерации в Конституционном суде Алексей Александров назвал «ошибкой» статью 13 Конституции РФ, согласно которой «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной и обязательной». И, по сути, призвал пересмотреть статью 2 Основного закона: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства".

«Выход страны из переживаемого острейшего социально-политического, экономического, духовного кризиса возможен лишь при осознании всеми социальными силами, партиями, элитами национальных интересов государства в качестве высших ценностей общества», — отмечал Александров в интервью «Российской газете».

Что касается внесудебных полномочий Генпрокуратуры, то, как известно, с 1 февраля ведомство может по своему усмотрению блокировать сайты за размещение информации, содержащей призывы к экстремистской деятельности, массовым беспорядкам и участию в несанкционированных мероприятиях.

В общем, призывы коммуниста Синельщикова – это никакая не импровизация и не частное мнение. Через подобные высказывания политиков разного уровня и различной партийной принадлежности власть постепенно утверждает в общественном мнении постулат о приоритете интересов государства над правами гражданина.

Следственный комитет как угроза

Надо сказать, сам Чайка, выступая в рамках правительственного часа на Охотном ряду, затронул довольно актуальную тему. Генпрокурор обвинил Следственный комитет в необоснованном возбуждении уголовных дел и привел неутешительную статистику.

За последние три года, по его сведениям, незаконному преследованию подверглись более 14 тысяч россиян. На тех же «основаниях» арестованы или задержаны 4644 человека. И только 12 следователей понесли наказание за свои неправовые действия. Причем в 2013 году по подобным фактам не было возбуждено ни одного дела.

По мнению Чайки, прокурорам необходимо вернуть право заводить уголовные дела против следователей, виновных в незаконном преследовании граждан.

Возразить тут, в общем-то, нечего. Особенно если вспомнить, что в нижнюю палату недавно внесен достаточно одиозный законопроект, разработанный главой Следственного комитета. Александр Бастыркин, напомним, предлагает ввести в УК понятие «объективная истина» и пересмотреть принцип презумпции невиновности.  

К слову, Чайка тоже готовит законопроект. «Генпрокурор заручился поддержкой «Единой России» в лице депутата Александра Хинштейна и «Справедливой России», от имени которой похвалила главу ГП Светлана Горячева. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский тоже считает необходимой правку нынешнего закона», – пишет «Независимая газета».

По мнению Чайки, прокурорам необходимо вернуть право заводить уголовные дела против следователей, виновных в незаконном преследовании граждан

Инициатива генерального прокурора наверняка встретит поддержку в обществе. Судя по приведенной им статистике, независимость Следственного комитета и впрямь уже стала источником угрозы для безопасности страны. Но здесь следует обратить внимание на некоторые важные моменты.

Законный путь благих намерений

Критика генпрокурора обусловлена скорее борьбой за ресурсы власти, нежели заботой о гражданах. Все-таки контроль над столь мощным аппаратом насилия значительно повысит влиятельность ведомства. Нужен ли государству подобный надзор за СК, будет зависеть не от мнения общества – поскольку парламент не выражает его волю, – а от так называемой политической целесообразности.

Поэтому нет смысла гадать, кто выйдет победителем из этого противостояния. В любом случае итоговое решение не будет противоречить духу последних законодательных инициатив. Стало быть, «генеральная линия партии» изменений не претерпит.

Проиллюстрировать сказанное можно на конкретных примерах. Допустим, власть принимает закон об экстремизме, но на его основе подвергает преследованию главным образом оппозиционеров, неугодных религиозных деятелей и прочих инакомыслящих. Под видом закона о нацизме сейчас проводится запрет на критику действий СССР во время Великой Отечественной войны (здесь мы уже имеем дело с попыткой ввести единомыслие). Поправки к антитеррористическому закону призваны расширить полномочия спецслужб и установить контроль за информацией в интернете.

Кстати говоря, в среду Верховный суд РФ отправил антитеррористические поправки на доработку.Претензии у ВС достаточно серьезные. Однако в целом там одобрили концепцию законопроекта. То есть Верховный суд не возражает против нарушения ст. 23 и 24 Конституции РФ: «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений… Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается».

Как мы видим, тренд на ограничение прав и свобод граждан остается неизменным. Так что депутат Синельщиков отнюдь не случайно обмолвился о приоритете интересов государства над правами личности. На первый взгляд, намерения генпрокурора кажутся благими. Но весь вопрос в том, куда ведет дорога, которую мостит власть руками законотворцев.

Комментарии 0