События

Татарстан. Поджоги. Расследование

«Откуда у арестованного в изоляторе может быть лезвие бритвы?»


Предыстория: «Ласточки» вернулись в Татарстан

СК: расследование дела о поджогах церквей в Татарстане близко к завершению. Правозащитники заявляют о пытках и давлении на свидетелей

Все причастные к поджогам православных храмов в Татарстане установлены, обвинение по статье «терроризм» предъявлено 15-ти арестованным. Об этом в ходе расширенного заседания коллегии следственного управления Следственного комитета по республике Татарстан 27 января сообщил в своём докладе глава СУ Павел Николаев.

«Уверен, что в скором времени все виновные предстанут перед судом», — сказал он.

Кроме поджога церквей, фигурантов дела обвиняют в попытке обстрела территории ОАО «Нижнекамскнефтехим» пятью самодельными ракетами. Одна из них упала в расположенной неподалеку исправительной колонии № 4; фотографии этих ракет также были продемонстрированы на заседании коллегии.

Имена всех пятнадцати арестованных по делу о поджоге церквей ни на коллегии, ни ранее не раскрывались; «Русской планете» их назвал председатель «Татарского общественного центра» Рафис Кашапов. По его информации, это Марат Сабиров, Айрат Ситдиков, Михаил Мартьянов, Раис Шайдуллин, Даниил Мухлисов, Станислав Трофимчик, Руслан Гафуров, Дмитрий Кудрявцев, Раиль Замалиев, Алмаз Исмагилов, Ильдус Зайнуллин, Рамиль Сулейманов, Ильдар Вафин, Нодир Оли Охунов и Алмаз Галеев.

Член рабочей группы при Комитете по делам общественных организаций и религиозных объединений Госдумы РФ, башкирский правозащитник Альмира Жукова рассказала РП, что, по ее сведениям, признательные показания арестованных следователи получили под пытками, доступ адвокатов к подзащитным ограничен, а реальных доказательств причастности фигурантов дела к поджогам и теракту — нет.

В ходе следствия мужское население Нижнекамска, Чистополя и поселка Алексеевское проверялось на причастность к преступлению почти поголовно, поэтому, считает Жукова, количество обвиняемых по делу о поджогах церквей может увеличиться. Арестованные друг с другом не знакомы и не являются членами какой-либо из радикальных исламистских групп, утверждает правозащитник.

«Насколько мне удалось разобраться в этом деле,

все арестованные были подобраны следствием по такому принципу: задерживали мусульман с уголовным прошлым. Кто-то был осужден за драку, кто-то — за кражу по малолетству.

Потом они пришли к вере и отказались от вредных привычек и прошлого. К таким, по мнению, оперативников легко найти подход и заставить взять вину на себя», — сказала Жукова.

Действительно, по информации издания «Intertat», многие фигуранты дела о поджогах церквей ранее были осуждены по различным статьям УК: «кража», «мошенничество», «хулиганство», «сбыт поддельных денег», «изнасилование», «насильственные действия сексуального характера», «применение насилия в отношении представителя власти»; некоторые из арестованных приняли ислам уже в исправительных учреждениях.

 Одна из самодельных ракет запущенных в ОАО «Нижнекамскнефтехим». Фото: business-gazeta.ru

Самодельные ракеты, которыми была обстреляна территория ОАО «Нижнекамскнефтехим». Фото:business-gazeta.ru

Как рассказала Жукова, пока известно о признательных показаниях троих обвиняемых: Мухлисова, Мартьянова и Ситдикова.

«Пытки применялись ко всем. Ситдикова серьезно избили, его таскали за ноги по ИВС, об этом есть заявление одного из арестованных, он был свидетелем избиения», — уточнила правозащитник.

Адвокат Михаила Мартьянова Руслан Гарифуллин, который смог посетить своего подзащитного в СИЗО, в разговоре с РП подтвердил слова Жуковой.

«Мартьянов был в подавленном состоянии, он рассказал мне, что ходит в туалет с кровью. Он рассказал мне, что оговорил себя и других мусульман из Чистополя,

о том, что он получал указания на поджог церкви от Зарипова, что видел, как Сабиров и Ситдиков изготовляли предметы, похожие на ракеты», — рассказал Гарифуллин.

Родители Мартьянова уверены, что их сына пытали утюгом. Они рассказали адвокату, что передавали сыну в СИЗО новую футболку, а когда получили ее обратно, заметили, что одежда обожжена.

Сам Мартьянов в беседе с защитником утверждал, что его пытали люди в масках: душили, снимали штаны и пропускали ток через половые органы. Перейдя в ислам из православия, предполагаемый поджигатель церквей сохранил предельно уважительное отношение к христианству, подчеркнула в разговоре с РП Жукова.

«Он сам из православной семьи, вся квартира у них в иконах, женился на татарке, принял ислам, у его родителей прекрасные отношения со снохой, он богобоязненный и уважает своих родителей и никогда ничего плохого не говорил про православие, как такой человек мог участвовать в поджоге церкви?», — задается вопросом правозащитник.

Расследуя «дело поджигателей», сотрудники полиции и спецслужб допросили большую часть мужского населения Нижнекамска, Чистополя и поселка Алексеевское, сказала РП прихожанка одной из чистопольских мечетей, мать двоих детей Гузель Ягфарова, дома у которой также прошел обыск.

«Многие из них (допрошенных. — РП) прошли через пытки, например Рушан Хуснутдинов, Ильгиз Гизатуллин и Ильфат Абзяппаров. Их допрашивали по делу о поджогах церквей в качестве свидетелей. Хуснутдинова, например, пытали током и угрожали изнасилованием», — рассказала Ягфарова.

От свидетелей требовали, чтобы они дали показания на задержанных или оговорили сами себя, признавшись, что состоят в радикальной религиозной организации, утверждает мусульманка; многим предлагали стать засекреченными свидетелями. Ильфату Абзяппарову удалось записать на диктофон разговор со следователем, угрожавшим ему реальным сроком, утверждает Жукова. Правозащитник уверена, что в «деле поджигателей» засекреченных свидетелей будет много: по ее словам, такой статус следователи обещали тем, кто согласится давать нужные показания.

Когда адвокат 29-летнего жителя Чистополя Рафаэля Зарипова Радик Галимов сумел пройти к своему клиенту в ИВС Нижнекамска, он вызвал подзащитному «скорую помощь», рассказывает Жукова. Зарипова увезли в больницу, где поместили в отделение реанимации; врачи зафиксировали у него множественные гематомы и разрыв мочевого пузыря; у арестанта отказали почки (сейчас он подключен к «искусственной почке» — аппарату гемодиализа).

«Зарипова пытали „ласточкой, подвешивали за ноги к потолку. От того, что он долго так висел, у него разошлись позвонки и отказали ноги. От Рафаэля требовали взять на себя вину за теракт и поджоги церквей, но он не взял», — уточнила Жукова.

Родственники Зарипова утверждают, что у того есть алиби: во время совершения инкриминируемых ему преступлений он якобы был на работе. Однако суд не счел этот довод существенным и 28 января продлил Зарипову арест.

Следом за ним в реанимационном отделении Нижнекамской центральной районной больницы оказался арестованный по тому же делу Алмаз Галеев, ранее судимый за изнасилование и насильственные действия сексуального характера.

Альмира Жукова. Кадр: YouTube

Альмира Жукова. Кадр: YouTube

Галеев «отрезал свой половой орган лезвием от бритвенного станка, который обнаружил в камере изолятора», — сообщил 16 декабря в сюжете телеканала «ЭФИР» первый замруководителя следственного отдела по Нижнекамску СУ СК по республике Татарстан Равиль Исмагилов.

«Он отказывался подписывать признательные показания и его наказали.

Ему отрезали половой орган, чтобы скрыть следы пыток током от адвоката и правозащитников. Ну откуда у арестованного в изоляторе временного содержания городского УМВД может быть лезвие бритвы?

Это нелепая отговорка, как и в случае с Зариповым, там следователи утверждают, что у абсолютно здорового Зарипова еще до ареста были проблемы с почками. Если Галеев сам себе его отрезал в камере, то покажите нам видеозапись, там установлено постоянное видеонаблюдение», — говорит Жукова.

Казанский правозащитный центр потребовал возбудить дело в отношении сотрудников ИВС Нижнекамска, «забывших» лезвие в камере изолятора. По их оценке, в действиях сотрудников ИВС усматриваются признаки халатности (часть 2 статьи 293 УК РФ), а именно — ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, которое повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью.

«Камеры должны проверятся сотрудниками заведения, они должны нести ответственность за все вещи, которые там находятся. Откуда там было лезвие, которое якобы нашел Галеев?», — сказал РП руководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов.

«Мы ждем ответа на наше заявление, все сроки уже прошли», — добавил юрист.

«Русская планета» обратилась в СУ СК по республике Татарстан с просьбой прокомментировать сообщения правозащитников. Старший помощник руководителя управления по взаимодействию со СМИ Андрей Шептицкий отказался от комментария и посоветовал использовать в качестве такового слова заместителя руководителя республиканского СУ Айрата Ахметшина, которые приводил в заметке о «деле поджигателей» казанский портал «Бизнес Online».

Корреспондентам этого издания Ахметшин рассказывал, что допросы свидетелей и очные ставки по делу продолжаются, а в будущем круг обвиняемых может быть расширен. Были ли фигуранты «дела поджигаталей» связаны между собой, представитель СК уточнить не смог, сославшись на тайну следствия. Ахметшин также отметил, что при обыске у обвиняемых были изъяты некие «предметы, запрещенные к гражданскому обороту».

«Расследование будет завершено в течение двух-трех месяцев, и дело сразу же будет передано в суд», — заверил казанских журналистов замглавы СУ СК.

Впервые о применении пыток к фигурантам дела о поджоге церквей в Татарстане правозащитники заявили сразу после ареста подозреваемых; СК назвал эту информацию не соответствующей действительности.

«Следствие полагает, что подобные заявления имеют цель помешать объективному расследованию уголовного дела, а также оказать давление на органы предварительного следствия.

Необходимо отметить, что все следственные действия по данному уголовному делу проводятся в строгом соответствии с нормами уголовно-процессуального кодекса, в присутствии понятых либо адвокатов подозреваемых», — говорилось в сообщении СУ СК по республике Татарстан.

Поджоги семи православных храмов в Татарстане были совершены в сентябре 2013 года. 16 ноября неизвестные обстреляли самодельными ракетами территорию предприятия ОАО «Нижнекамскнефтехим». 1 декабря 2013 года в сети появилась видеозапись, на которой человек в маске, представившийся «амиром Татарстана», на фоне черного флага брал на себя ответственность за эти преступления и грозил новыми терактами.

«Мы сделаем ваши трубопроводы дуршлагом», — предупреждал аноним.

По фактам поджогов церквей и обстрела «Нижнекамскнефтехима» были возбуждены восемь уголовных дел, которые позже объединили в одно производство по статье 205 УК РФ (Террористический акт). Сгоревшие деревянные церкви в настоящее время восстанавливаются силами лесничеств Минлесхоза республики Татарстан.

Автор: Алексей Сочнев, "Русская Планета"

Комментарии 8