Их нравы

Интервью Гюлена: еще раз ни о чем

Гюлен сам пригласил журналистов для интервью в свою резиденцию

Популярный турецкий проповедник Фетхуллах Гюлен в первом за 16 лет личном интервью опроверг обвинения турецкого правительства в тайном руководстве «государством в государстве». Журналисты Би-би-си ему не поверили.

74-летнего Гюлена,  живущего в добровольном изгнании в США,  называют вторым по влиятельности  человеком в Турции. После переезда за океан в конце 1990-х он  упорно избегал встреч с журналистами, но на этот раз сам пригласил съемочную группу Би-би-си в свою резиденцию.

Правда, зачем пригласил, британские корреспонденты так и не поняли. Осмотрев нарочито скромные кабинет и спальню в роскошном особняке, занимаемые лично Гюленом, они услышали туманные рассуждения и уклончивые ответы на вопросы.

Фетхуллах Гюлен заверил британских журналистов, что коррупционный скандал в Турции, в который оказались втянуты высокопоставленные члены правящей партии премьера  Эрдогана, обошелся без его влияния.

«Известно, что коррупция существует, и все это признают, от необразованных и образованных до элит – каждый видит и знает, что происходит. Никто не в силах это скрывать», – начал с общих слов Гюлен. Но сделал неожиданный вывод. «Эти расследования используются как предлог против движения «Хизмет», – заявил он.

Искать черную кошку в темной комнате

С середины декабря, когда неожиданно всплыло дело о масштабной  коррупции, правительство сместило со своих постов сотни судей, прокуроров и полицейских чинов, обвинив «Хизмет» в попытке «судейского переворота». Однако Гюлен уверяет, что  «некоторые» из лишившихся своих должностей сотрудников полиции и судебных органов «не были связаны с нами».

«Эти шаги были сделаны, чтобы представить наше движение больше, чем оно есть,  и напугать людей этой несуществующей призрачной угрозой», – заявил он.

Не может быть, поразились журналисты Би-би-си. Ведь столько людей – ученые, журналисты, не заинтересованные в конфликте дипломаты – считают, что дело против  союзников премьер-министра Эрдогана было начато по прямому приказу Гюлена. Особенно учитывая, что правительство предложило закрыть  частные школы движения «Хизмет» – его основной  источник доходов.

«Невозможно, чтобы эти судьи и прокуроры получили приказы от меня. Я не имею никакой связи с ними. Я не знаю даже 0,1% из них», – заявил турецкий богослов.

Уклонился Гюлен и от ответа на вопрос, что причиной его раскола с бывшим союзником Эрдоганом стала возникшая в последние годы напряженность в отношениях между Турцией и Израилем.

«Нас пытаются представить как произраильское движение, в том смысле, что мы их ставим выше своего народа. Мы принимаем их как один из народов, как часть людей мира», – сказал он.

Не так давно заокеанский проповедник намекнул Wall Street Journal,  что на следующих выборах члены его движения «сделают свой выбор на основе собственных ценностей» и поддержат светскую оппозицию.

Памятуя об этом, журналисты Би-би-си задали напоследок «вопрос в лоб»: «Если бы вы вернулись в Турцию к выборам в этом году. За кого бы вы проголосовали?»

«Я ничего не намерен говорить по этому вопросу», – ответил, помедлив, явно не ожидавший такой прямолинейности Гюлен.

А затем,  спохватившись, добавил в своей уклончивой манере: «Если бы мне нужно было  что-то сказать  людям, я мог бы  сказать, что они должны голосовать за тех, кто с уважением относится к демократии, верховенству права, хорошо ладят с людьми. Говорить или призывать людей голосовать за какую-то партию, было бы оскорбительным для их интеллекта. Все прекрасно  видят, что происходит».

«Так зачем же нас все-таки пригласили для интервью?» – спросили по его окончании у советников Гюлена западные журналисты.

«Чтобы разъяснить некоторые недоразумения», – ответили те.

Но никакой ясности эти разъяснения явно не внесли.

Комментарии 4