Политика

Ирак после Саддама: анализ политической ситуации и кризисные зоны (часть первая)

Слон на восточном базаре

В начале 2014 г. в иракской провинции Анбар разразился очередной вооруженный конфликт. Поводом для него стал инициированный премьер-министром Ирака Нури аль-Малики арест авторитетного политического деятеля, депутата парламента страны Ахмеда аль-Алвани. На родине арестованного парламентария, в преимущественно суннитском городе Рамади, это решение вызвало открытый протест, переросший в вооруженное противостояние национальным силам Ирака. В соседнем с Рамади городе Фаллуджа ситуация зашла еще дальше. Там власть захватили вооруженные группировки организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ISIL), призвавшие жителей страны к военному выступлению против иракского правительства.

Беда издалека

Анализируя сложившееся в Ираке положение, эксперты признают, что после окончательного вывода американских войск в конце 2011 г. политическая ситуация в стране ни чуть не стала лучше, а траектория внутреннего конфликта все дальше уводит ее в глубину радикальной топи. Результатом такого положения вещей может стать раздел единого государства на враждующие части, и начало этому процессу было положено более 10 лет назад, когда в марте 2003 г. в Ирак вторглись войска натовской коалиции во главе с США. С этого времени в арабо-мусульманском мире, по сути, началась новая эра.

Военная операция под кодовым названием «Свободный Ирак» является одной из самых масштабных в современной истории и, безусловно, по своей природе не имела ничего общего с декларированными целями – уничтожением иракского химического оружия. Если в начале февраля 2003 г. госсекретарь Колин Пауэлл, держа в руках ампулу, доказывал в Совбезе ООН наличие в Ираке оружия массового поражения, то уже через год в эфире телеканала NBC он «с сожалением» признал, что руководствовался неточными и даже сфальсифицированными данными.

Конечно, откровение госсекретаря было запоздалым. К тому времени режим Саддама был свергнут, а сам «восточный деспот» арестован. Уже 1 мая 2004 г. президент США Джордж Буш-младший произнес на авианосце «Авраам Линкольн» свою знаменательную речь «Миссия выполнена», в которой, фактически, объявил об окончании войны.

Действительно, американцам не составило большого труда нанести сокрушительное поражение регулярной армии Ирака и вывести из строя всю военную систему страны.

Однако «освободительное» шествие интервентов натолкнулось на жесточайшее сопротивление со стороны простого населения. И одним из оплотов повстанческого движения, о который споткнулся «американский демократизатор», стал «суннитский треугольник» с центром в Фаллудже.

Янки здесь не пройдут…

Фаллуджа является относительно небольшим иракским городом в 60 км от Багдада с населением чуть более 300 тыс. человек. До вторжения НАТО в Ирак Фаллуджа был знаменит как «город мечетей», а после вторжения получил всемирную известность как бастион сопротивления против интервенции Запада.

Еще весной 2003 г. небольшие стычки с разрозненными группами повстанцев не предвещали утверждению американцев на местах больших проблем. Маленькие вылазки некрупных военизированных отрядов, как правило, заканчивались небольшими военными акциями оккупантов, не приводящими к сколько-нибудь значительным результатам. Но уже через год ситуация изменилась кардинально.

Все началось с нападения в конце марта 2004 г. на сотрудников американской частной охранной компанииBlackwater, за которой последовало решение устроить в городе глобальную «зачистку». Однако операция, которую проводили морпехи, захлебнулась в уличных боях с хорошо вооруженными и подготовленными повстанческими группами. Параллельно этим событиям в шиитских областях Ирака началось восстание «Армии Махди» во главе с Муктадой ас-Садром. Это не позволило командованию ВС США предоставить воюющим в Фаллудже американцам подкрепление. В результате морпехи были вынуждены отступить, понеся значительные потери, а город полностью перешел под контроль повстанцев.

Сложно переоценить то воздействие, которое оказало на сознание широких масс поражение американцев в Фаллудже. Кадры с места событий заставили всерьез усомниться мировую общественность относительно реального положения дел в Ираке и миссии США. Тем не менее, американцам удалось выйти из непростой ситуации благодаря номинальной передаче власти Временному правительству, созданному к тому времени из числа лояльных к натовской коалиции групп.

Формируя новый орган, администрация США в Ираке решала две основные задачи. Во-первых, на бумаге был положен конец иностранной оккупации Ирака, продолжавшейся более года. Теперь американские войска находились в Ираке «по просьбе» нового правительства и в соответствии с мандатом ООН. Во-вторых, отныне обеспечение безопасности и моральная ответственность за кровопролитие ложилась большей частью на иракскую национальную гвардию.

Для Фаллуджи же эти изменения обернулись самой настоящей трагедией. В ноябре 2004 г. на город началось крупномасштабное наступление, в котором участвовало 10 тыс. американцев и британцев, а также 5 тыс. бойцов национальной гвардии Ирака при самой широкой поддержке с воздуха. В свою очередь, в самом городе численность повстанцев не превышала 5 тысяч. Эта военная акция вошла в историю под названием Phantom Fury и по праву считается самой кровавой в истории американских войн со времен Вьетнама.

Штурм города продолжался больше месяца. Белым фосфором была разрушена добрая половина Фаллуджи, повстанцы отступили. На долгие годы Фаллуджа перестал быть центром повстанческих сил, но именно с взятия Фаллуджи для страны начинается новая эпоха: это уже был другой Ирак – не тот, в который Вашингтон привел свое 200 тысячное войско.

Ящик Пандоры

Пожалуй, никто не станет отрицать, что форма правления при Саддаме была далека от идеала. Открытую неприязнь вызывали не только методы борьбы с политическими оппонентами, но и культ личности, который уверенными шагами устанавливался в стране.  Так, еще в 1989 г. посетивший иракскую столицу советский дипломат писал: «Багдад явно занимает первое место в мире по количеству портретов первого лица государства».

Находясь у руля страны на протяжении 25 лет, Саддам научился силой управлять кризисными ситуациями внутри многосоставного восточного государства. При этом власть Саддама зиждилась на доминировании суннитского сегмента, несмотря на некоторое количественное превосходство последователей шиитской традиции. Все стремления курдов и арабов-шиитов изменить статус-кво подавлялись самым жестоким образом. Поэтому неудивительно, что свержение режима Саддама сопровождалось всплеском эйфории угнетенных групп. Однако вместе с режимом были нарушены и системные устои государства, что сразу же дало о себе знать.

Вопреки ожиданиям, интервентам отнюдь не были рады на иракской земле, а попытка дать толчок политическому процессу в русле гражданского единства по американскому образцу, успеха не принесла. Предложенную американцами конституцию Ирака отвергли, прежде всего, курды, которые требовали себе самой большой автономии. Большинство суннитов и немалая часть шиитов вообще отказались иметь дело с оккупационными властями, выступив против них с оружием в руках. Причем в противостоянии войскам НАТО суннитские и шиитские группы повстанцев нередко выступали, по сути, единым фронтом.

Конечно, при этом этно-конфессиональный фактор играл свою роль, поскольку повстанческие группы ориентировались на разные векторы сил. Так, к примеру, «Армия Махди», добившись значительных успехов в шиитских областях, призывало иракцев к исламскому будущему в соответствии с той религиозно-политической традицией, которой следуют в Иране и на которую ориентируются лидеры движения.

Иные процессы происходили в повстанческом движении «суннитского треугольника». Еще при Саддаме город Фаллуджа занимал привилегированное положение, чудесным образом сочетая в себе религиозность населения и верность существующему баасисткому режиму. Жестокость атак натовских войск, нехватка собственных людских и материальных ресурсов, а также последствия двух кровавых битв в 2004 г. спровоцировали уклон в религиозно-политическую сторону.

Этой ситуацией сумели воспользоваться определенные заинтересованные силы. В регион стали стягиваться различные группы из других областей Ирака и зарубежных стран, в том числе радикального направления. Объединившись с оставшимися в регионе повстанцами, они образовали «Совет моджахедов Ирака», позже трансформировавшийся в «Исламское государство Ирака и Леванта» (ISIL).

Таким образом, свергнув режим Саддама, западный мир открыл «ящик Пандоры». Наружу вырвался целый комплекс противоречий и взаимных притязаний, скрытых до той поры в глубинах иракского подсознания. Предложенная США «либеральная панацея» для Ирака не подошла. Начиная с 2004 г., страна ступила на сложнейший путь своего восстановления уже на федеральных началах. Однако к тому моменту почти полностью отсутствовали механизмы сдерживания для политических субъектов, которые стремились закрепить за собой властные ресурсы всеми имеющимися способами.

Автор: Давуд Кахриманов, Muslim Politic

Комментарии 0