События

В Северной Осетии полицейские обыскали дом имама мечети города Беслан

Оперативниками центра по противодействию экстремизму МВД по РСО-Алания 18 января произведен обыск в домовладении имама мечети города Беслан РСО-Алания, Сослана Борадзова, сообщили в Духовном Управлении мусульман республики.

В результате обыска изъята исламская литература, принадлежащая отцу религиозного деятеля, часть из которой содержится в федеральном перечне запрещенных материалов Минюста России.

Сам имам считает, что определенные силы пытаются дестабилизировать мусульманскую общину региона. В свою очередь, муфтий республики заявляет о непрекращающихся провокациях со стороны силовых структур в отношении мусульман Северной Осетии.

Борадзов: Идет попытка нарушить стабильность в общине

В субботу утром, около 8.00 утра пять сотрудников Центра по противодействию экстремизму пришли в домовладение имама мечети г.Беслан, Сослана Борадзова, где он проживает вместе со своими родителями.

«Предъявили постановление на обыск, который был инициирован на основании подозрения меня в членстве в экстремистском бандформировании, в распространении экстремистской идеологии, в хранении в своем доме оружия и осуществлении его незаконного оборота. По результатам обыска забрали 12 книг, принадлежащих моему отцу. В акте я написал, что изъятые книги мне не принадлежат», - сообщил корреспонденту «Кавказского узла», имам бесланской мечети Сослан Борадзов.

Имам сообщил, что мероприятие проводилось в корректной форме. «Вели себя вполне корректно. Помимо литературы ничего не изымали. Обыск длился с 8.00 утра до обеда», - сказал Борадзов.

Религиозный деятель связывает прошедший обыск с «деятельностью недоброжелателей», а также «попытками дестабилизировать общину».

«Очевидно, есть некие недоброжелатели, с другой стороны идет попытка нарушить стабильность в общине. Не знаю, кому это выгодно, но кому-то нужна дестабилизация среди мусульманского населения республики», - заявил имам мечети, добавив при этом, что в общине нет радикальных настроений.

«Община мусульман, и правоохранительные органы прекрасно об этом знают, характеризуется стабильностью и неконфликтностью. Проповедь, которую я веду в мечети, уроки, лекции - все открыто и прозрачно, потому действия сотрудников полиции мне непонятны», - сказал Сослан Борадзов.

Оперативники не предоставили собственнику жилья и лицу, в отношении которого проводился обыск копию постановления. «Мне предоставили копию акта изъятия литературы. Копию постановления на обыск предоставить мне отказались, сославшись на секретность судебного документа», - рассказал имам.

Часть изъятых книг включены в федеральный перечень запрещенной литературы Минюста России.

«Книги покупались в начале 2000-х годов, а все эти запреты произошли последние годы и мусульмане даже не успевают приводить в порядок свои библиотеки, кроме того, все эти запреты происходили в разных регионах страны, разными судами. Мусульманам необходимо быть в достаточной степени юридически грамотными, чтобы иметь представление о каких-то списках, а тем более невероятно этого требовать от основной массы мусульман страны, особенно живущей в сельской местности, даже не догадывающихся о таком списке и его наличии на сайте Минюста», - заключил Сослан Борадзов.

Прихожанин бесланской мечети, выпускник исламского ВУЗа, пожелавший не называть своего имени, считает включение в федеральный список запрещенных материалов трудов ранних и поздних исламских теологов показателем ангажированности судов.

«За этим анти-литературным мракобесием поспеть уже не представляется возможным. Нам предлагают сжигать свое священное писание на костре. Почему-то за меня кто-то решает, содержится призыв к экстремизму в той или иной книге или нет. Предполагается, что мы, как специалисты по Исламу, так и имамы, муфтии, оказывается уже не в состоянии самостоятельно это определить и получается, что я должен теперь на день по несколько раз заглядывать на сайт Минюста. Это абсурд и какое-то судейское сумасшествие», - сказал собеседник «Кавказского узла».

В федеральном списке экстремистских материалов Минюста России по состоянию на 20.01.2014 года содержится 2197 материалов. Из них 519-мусульманских (23,6%), более половины из которых (318 наименований или 61,3%) было внесено в список за последние два года (с 2012 по 2013гг). Среди материалов, содержащих экстремистский контент в список попали классические труды исламских теологов ранних веков, среди которых «Жизнеописание пророка Мухаммада» Ибн Хишама, «Сады праведных» имама Мухеддина Абу Закарийи, книга «40 хадисов имама ан-Навави», книга «Крепость мусульманина» (мусульманский молитвенник), книга «Личность мусульманина». Мусульмане считают запрет классических трудов необоснованным и нарушающим конституционные права на свободу вероисповедания.

Гацалов: В Северной Осетии идет силовое давление на ислам

В Духовном управлении мусульман Северной Осетии сообщили об участившихся обысках у членов религиозной общины республики.

«За последние две недели это уже четвертый обыск у представителя Духовного управления мусульман республики. Мероприятия проводят в рамках противодействия террористической деятельности, пресечения деятельности НВФ. Обыски проводит местное УФСБ совместно с ЦПЭ МВД по РСО-Алания», - рассказал корреспонденту «Кавказского узла» сопредседатель Совета Муфтиев России, председатель ДУМ РСО-Алания, Хаджимурат Гацалов.

Муфтий связывает обыски с продолжением провокаций в отношении мусульманской общины.

«Подобные обыски у членов совета ДУМ связываю только с провокацией - больше ни с чем. Обыски проведены у имама бесланской мечети, имама целого района. Ранее, проведены у члена ДУМ - Козырева Рустама. Люди, в высшей степени положительные, спокойные. Это те люди, которые отвечают за стабильность не только в общине, но и в обществе, в котором находятся. Они занимаются упрочнением общества, деятельность их направлена на установление спокойствия, консолидацию», - заявил Хаджимурат Гацалов. 

«Более того, у меня нет никаких сомнений, что правоохранительная система, которая сегодня инициирует все эти спецмероприятия, об этом осведомлены не хуже других, что это именно те ребята, которые хотят мира, добра. Поэтому подобные действия я не могу объяснить иначе, как провокацией, созданием напряженности против мусульман», - сказал он.

Ранее, в марте 2013 года ДУМ Северной Осетии заявляло о давлении на мусульманскую общину республики со стороны силовиков.

«Я в прошлом году заявлял, что в Осетии идет борьба не с радикализмом, не с экстремизмом, а конкретно борьба с Исламом – это однозначно. Все действия силовиков буквально подтверждают мои мысли. Я имею в виду конкретно правоохранительную систему. Я не говорю о республиканской власти, об осетинском обществе, - они видят нашу работу и нормально относятся, более того уважают нас за позиции, на которых мы стоим. И это выражается постоянно, всеми министерствами и общественными организациями в словах благодарности и поддержке», - рассказал муфтий. 

После прошлогодних заявлений о давлении на Ислам была инициирована проверка деятельности ДУМ РСО-Алания.

«В прошлом году, когда на общественном Совете министерства по делам национальностей я заявил о давлении на Ислам, я предложил создать комиссию с целью проверки работы Духовного управления, предложил проверить работу имамов, и сказать нам, может мы действительно, что-то не так делаем? Комиссия, состоящая из общественных организаций, пришла, проверила работу ДУМ, в наш адрес никаких нареканий не было», - сказал Хаджимурат Гацалов.

Гацалов не связывает прошедшие обыски с усилением правоохранительной деятельности в зоне проведения Зимних Олимпийских игр 2014 года.

«Когда мне говорят об олимпийском обострении, то я спрашиваю: «Почему обыски проводят у имама мечети, у члена ДУМ, а не у других? Почему именно у людей, которые придерживаются ислама? Причем здесь олимпийские игры и члены ДУМ Северной Осетии?», - резюмировал в комментарии корреспонденту «Кавказского узла», Хаджимурат Гацалов.

Лагкуев: Информация о давлении на общину мусульман мне не известна

Председатель северо-осетинского общественного движения «Наша Осетия», Вячеслав Лагкуев, считает, что оснований опасаться проводимых сотрудниками силовых структур обысков – нет.

«Если имеются ордера на проведение обысков, и они осуществляются в рамках закона, то я бы ничего не имел против», - заявил Вячеслав Лагкуев корреспонденту «Кавказского узла».

Общественнику не известна информация о давлении на мусульманскую общину региона, а деятельность Духовного управления оценивается им позитивно.

«У меня нет информации о давлении. Очевидно, и со стороны федеральных структур есть некоторые директивы в регион. Конечно, эти директивы с духовным управлением не согласовываются. В целом ДУМ играет вполне позитивную роль. Я верю муфтию Хаджимурату Гацалову, он по-хорошему занимается Духовным управлением и ведет абсолютно миротворческую деятельность», - заключил в комментарии корреспонденту «Кавказского узла» Вячеслав Лагкуев. 

Напомним, ранее, в отношении 18 членов мусульманской общины города Владикавказ были возбуждены уголовные дела за хранение оружия и наркотиков. Как заявляли родственники задержанных, уголовные дела были сфабрикованы, а при задержании они были избиты. С требованием расследовать преследования в отношении мусульман Северной Осетии выступила Общественная палата РФ.

Позже, в декабре 2012 года по дороге домой был расстрелян заместитель муфтия РСО-Алания,Ибрагим Дударов. Его тело с многочисленными огнестрельными ранениями было обнаружено в автомобиле на дороге из Владикавказа в селение Чми. Дударов был заместителем муфтия РСО-Алания с 2007 года, курируя отдел образования.

В пресс-службе МВД по Северной Осетией на 15.00 понедельника 20 января информацией о проведенном обыске не располагают. «У меня нет такой информации», - прокомментировала корреспонденту «Кавказского узла» руководитель отдела информации и общественных связей МВД по РСО-Алания, Алла Ахполова.

Не смогли прокомментировать ситуацию с обыском и в дежурной части ОВД по Правобережному району, а также в отделе уголовного розыска района.

Комментарии 2