Политика

Что происходит в Турции?

Не подобает бывшим политическим сторонникам Реджепа Тайипа Эрдогана в лице Фетхуллаха Гюлена, которые только то и делали, что восхваляли его за блестящие политические исламские навыки и достижения, вставать в жесткую оппозицию только по причине его солидарности с сирийским народом против тирана Асада (тем более, что занял премьер Турции такую позицию после неоднократных советов и наставлений сирийскому президенту, чтобы тот прислушался к своему народу и подчинился его требованию). Также не подобает оппозиции ставить ультиматум премьеру Турции лишь по той причине, что они хотели бы видеть его на стороне режима в Сирии.

Заплатил ли Эрдоган цену за его политику по отношению к событиям в Сирии? Безусловно. Однако таковым поведением он заслужил орден почета от тех, кто понимает язык нравственности и человеческих ценностей. Теми же, кто разжигает костер и бросает колючки на его пути, движет не что иное, как групповые интересы, не говоря уже об интересах партии или идеологии.

Если бы политические и экономические достижения могли притуплять расовые, идеологические и оппозиционно-партийные чувства, было бы логично для Эрдогана взять 90% голосов избирателей на прошлых выборах, а не 48% набранных им, что смело можно назвать мифом.

Тех, кто часто посещает Турцию и наблюдает за изменениями в этой стране, могут шокировать достижения, к которым пришла страна за сравнительно небольшой срок.

Те, кто сегодня насмехается над премьером Турции по известным причинам, еще вчера любезничали с ним ввиду его успеха в руководстве страной. Одним из таких был и сам Башар Асад, танцевавший от радости из-за улучшений отношений его страны с Турцией.

С одной стороны, Эрдоган сегодня расплачивается за свою политику к режиму в Сирии, но его позиция здравая с нравственной стороны. Заняв ее, он ни в коем случае не мыслил о небылице Османской империи, которой бредят некоторые сектанты и другие, похожие на них. Напротив, он долго сомневался перед принятием этого решения и потратил много усилий в отношении сирийского режима, чтобы тот опомнился. Не говоря уже о том, что последствия его позиции были понятны ему изначально в свете улучшающихся на тот момент отношений между странами.

Бесспорно, может, не все сложилось, как было запланировано, но главным, что двигало Эрдоганом, был нравственный фактор. Не нужно забывать и о том, что премьер Турции мог бы поплатиться своей положительной репутацией в исламском мире, если бы поддержал тирана Асада.

Не упоминают враги Эрдогана то, что частью цены, которую он заплатил за свою политику, является занесение его в список врагов сионистского режима.

Что касается Фетхуллаха Гюлена, объявившего войну Эрдогану, то ни от кого не скрыта его связь с новыми консерваторами, верно преданными сионистам. На самом деле, неприязнь к Эрдогану Гюлен показал еще в своей жесткой критике премьеру, когда тот занял бескомпромиссную позицию против сионистского режима, расстрелявшего турецкий корабль «Мави Мармара», направлявшийся с благотворительной миссией в Газу.

Неприязнь партии Гюлена к премьеру не является причиной их присутствия в судебной и правоохранительных структурах, как полагают некоторые. Это суфистское  движение, по своей сути, не знает пределов в политике, поддерживая одну за другой политические силы с одной только целью - сохранение своего влияния в обществе.

Несомненно, союз Эрдогана с Гюленом принес ему определенную пользу, особенно в «подрезании ногтей» военным, но, к сожалению, соратники Гюлена захотели после этого быть в качестве государства внутри государства и влиять на политику, не имея для этого политической платформы. Эрдоган предложил им основать партию и участвовать в выборах как все остальные, но они пожелали остаться в той же игре, а Гюлен превратился в личность, противопоставляющую себя власти избранного народом премьер-министра Турции.

Что касаясь последнего коррупционного скандала в правительстве Эрдогана, то никто не сомневается в том, что он непосредственно является следствием разногласий с Гюленом. Нет такого правительства, члены которого безгрешны. Поэтому, скорее всего, скандал явился следствием заговора против премьера.

Эрдоган не замешан в скандале и не знал об его участниках, а если бы узнал о них раньше, то непременно принял бы соответствующие меры. Однако, противники премьера не спешили сообщать ему это, чтобы в нужное время нанести удар по нему и его правительству. Иначе говоря, случившееся очень похоже на попытку переворота.

Навредит ли случившееся Эрдогану и его партии? Конечно. Только каковым будет размер вреда? Ответ: незначительным. Тем более, что  следствие не нашло в деле чего-либо значительного. Другой вопрос, - как Эрдоган будет вести себя в новой ситуации?

Как бы там ни было, а за спиной у него многолетняя практика. Не будем называть ее исламской практикой, потому что эта практика представляет собой партию верующих людей, правящих страной таким же образом, как и раньше,  но с разницей предоставления народу свободы вероисповедания.

Сложно поверить, чтобы такой большой успех политики премьер-министра Турции мог закончиться так быстро. Следует лишь признать, и об этом заявил сам Эрдоган, что случившееся смело можно назвать попыткой переворота.

Комментарии 27