Их нравы

«Ты не должна здесь жить!»

К нам обратилась Дулевская Анастасия (Айша) Сергеевна, проживающая в Махачкале, со следующим:

26 декабря  мне позвонил некто Магомед и назначил встречу возле ЦПЭ, по его словам я поняла что он сотрудник силовых структур. Я приехала, он меня встретил, я прошла с ним в ЦПЭ и мы поднялись на 5 этаж во второй или третий кабинет справа. Меня завели в кабинет, в котором были стол, стул и какие-то шкафы, он начал меня допрашивать. Спросил паспортные данные, составил объяснительную. У него на столе был документ из Самары, в нем было написано, что я выхала из Грозного в Махачкалу в 20-х числах декабря. Я была в Грозном по личным делам. Я всё рассказала Магомеду. Он задавал вопросы: как я отношусь к джихаду, хочу ли я установления халифата. Я ответила: «Пока все мусульмане не объединятся, это невозоможно», Он спрашивал: «Как ты пришла к исламу?», «Почему ты приняла Ислам?», «Кого из местных мусульманок ты знаешь?», «Знаешь ли ты, что в Дагестане в основном тарикат?», спрашивали про Асиялову, которая взорвалась в Волгограде. Он предложил сотрудничество. Сказал, что начальство платит хорошие деньги, сказал, чтобы я внедрилась в исламские группировки и давала информацию, я отказалась. Затем он начал меня фотографировать, пытался снять хиджаб. Спросил, почему я закрываю подбородок.

После этого он дал мне подписать объяснительную, там было всё правильно, я подписала. Он спустился вместе со мной и дал мне деньги, 3000 рублей, я отказывалась брать, но он сунул мне их в карман и сказал, что дает эти деньги «ради Аллаха». Он попросил подумать еще о сотрудничестве. В этот же день он прислал мне смс сообщение: «Айша, всё будет хорошо». Звонил каждый день и спрашивал, где я и с кем. Когда я не говорила, где я и с кем нахожусь, он оскорблял меня по телефону и требовал в дальнейшем всё ему рассказывать. После этого в сети в контакте были постоянные сообщения от какого-то Мурада Хабибова, который был предположительно из ЦПЭ и требовал, чтобы я отвечала на все его вопросы. 31 декабря, ночью, я позвонила  Магомеду из ЦПЭ и потребовала оставить меня в покое. Он обещал разобраться, кто такой Мурад Хабибов.

1 января он в 19 часов позвонил и спросил, где я и что делаю? Я сказала, что я вышла замуж, он взбесился, начал кричать на меня и оскорблять, спросил о моем новом месте жительства. После этого он бросил трубку и через час в 20:30 двое мужчин, один из них был в обычной форме сотрудника полиции, пришли ко мне домой. Дверь открыл хозяин квартиры (он постоянно живет в одной из комнат). Эти мужчины спросили меня. Зашли, не представились, попросили проехать с ними, сказали, что они из Кировского РОВД. Они забрали мои вещи: книги, планшет, телефон. После чего сфотографировали комнату, потребовали открыть чемоданы, они искали какие-то флешки (Один из них сказал другому: «Ищи флешки»). Я пошла с этими людьми, села в машину, 14 модель жигулей серого цвета. Я спросила, когда мы ехали: «Почему вы меня забрали?» Они ответили: «Много вас развелось, потенциальных смертниц». Мы приехали в Кировский РОВД, поднялись на второй этаж, дверь направо от конца коридора примерно 3-й кабинет. В кабинете был человек в форме, который меня забрал, он начал задавать вопросы, затем повел меня в другой кабинет, это был большой кабинет типа конференц-зала. В этом кабинете был Магомед из ЦПЭ и какой-то человек в гражданской одежде. Человек в кабинете спросил, как меня зовут, откуда я родом. Он, обращаясь к Магомеду, сказал, чтобы мы с ним ушли в другой кабинет. Я сказала «Я с этим человеком (показала на Магомеда) никуда не пойду». Магомед подошел ко мне и начал тянуть за руку, я сопротивлялась, он начал выворачивать мне руку. Я сползла со стула, затем вырвалась и отбежала в другую сторону от него. Он подошел ко мне и сильно толкнул меня, я упала на колени, затем он ударил меня сверху по спине, и я упала на пол. Он стянул с меня верхнюю одежду (пальто), затем пытался поднять меня, оскорблял постоянно, затем, когда я шла по коридору, он толкал меня в спину и оскорблял. Мы зашли в тот же кабинет, в который меня привели вначале, там уже был тот же сотрудник, который забирал меня из дома. Я зашла, он толкнул меня на стул, он завал мне вопросы, но когда я отвечала, он кричал: «Заткнись!» — и я не знала что делать. Он подошел ко мне, снял с меня верхний платок, затем, несмотря на все мои просьбы, сорвал с меня хиджаб. Другой сотрудник который был в кабинете, начал фотографировать меня без хиджаба. Магомед дотрагивался до моего лица и шеи. После этого меня начали допрашивать, спрашивали про мужа: «Кто по национальности?», «Где ставили никях?». Потом Магомед сказал, что Ибрагим (мой муж) уже давно женат, показали  фотографию с какой-то свадьбы, спросил: «Видишь своего мужа?» Я ответила, что да, они сказали, что на этой же фотографии есть и его жена. Спросили, где он работает. Я ответила, что он работает шашлычником на улице Котрова. Дальше они принялись изучать мой планшет и мой телефон. Написали моим подругам от моего имени сообщения. Всё это время меня оскорбляли, сказали, что мой муж воспользуется мной и бросит. Магомед был агрессивно настроен, время от времени подходил, хватал меня за подбородок, замахивался. Было много людей, которые заходили и выходили, задавали всякие вопросы. Затем один из тех, кто меня забирал, сказал: «Почему ты без хиджаба? Надень его». Я надела, но зашел Магомед и опять начал кричать, требовал носить хиджаб по-другому, не закрывая побородок. Затем  Магомед  уехал. Люди постоянно заходили, выходили из кабинета и задавали  разные вопросы. Люди в гражданской одежде. Все ушли, и в кабинете остались двое. Они сказали что повезут убивать меня. Я восприняла их слова очень серьезно. После этого они сказали, что отвезут меня в шестой отдел (ЦПЭ). Сотрудник, который был в кабинете, пытался дозвониться до Магомеда, но не дозвонился, они не знали что со мной делать. У меня забрали паспорт, телефоны и планшет оставались у них, я спустилась, но нас окликнул человек взрослый в костюме, он постоянно держался за грудь, было видно, что он ранен (у него какая-то повязка была на груди). Мы зашли в кабинет на том же этаже, и этот взрослый человек в костюме сказал: «Мы житья не дадим здесь тебе, это не твое место. Ты не должна здесь жить!» Затем он сказал: «На тебе сейчас пояс,ты потенциальная смертница». Я сказала, что на мне нет никакого пояса, а он сказал: «Хочешь мы покажем тебе его, и ты сядешь?» Я попросила отпустить меня домой. Было уже около 00:30 часов. Он разрешил мне идти. Один из тех, кто привозил меня, довез меня до дома, но на другой машине. Сотрудник полиции который довез меня, позвонил Магомеду. Магомед попросил его передать мне трубку, мне он сказал, что ждет меня в 9:30 возле будки охраны, расположенной напротив здания ЦПЭ, сказал, чтобы я собрала свои вещи, никому ничего не говорила, они заедут за мной на машине, чтобы посадить меня на поезд в Самару. Магомед сказал, что желает мне добра. Но я не пошла на эту встречу.

Комментарии 5