Обращения

Башкирская правозащитница считает, что татарская полиция хуже гестапо

Председателю Следственного комитета РФ 
Александру Ивановичу Бастрыкину

ЗАЯВЛЕНИЕ


Уважаемый Александр Иванович!

Обращаюсь к Вам на основании т.27 ФЗ «Об общественных организациях»

Ко мне обратились родственники задержанных мусульман города Чистополь с жалобой на незаконное уголовное преследование их родных и недозволенные методы (пытки) со стороны сотрудников силовых структур.

Я съездила сама к ним в Чистополь, встречалась с адвокатами и родственниками и решила последовать тому, что Вы говорите в СМИ и что предусмотрено российскими законами, а именно о том, что каждый порядочный гражданин обязан сообщить о преступлении , о котором ему стало известно. Я написала заявление о преступлении в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ и надеюсь, что под Вашим контролем по нему будет проведена объективная проверка. На мой взгляд, уголовное преследование в отношении задержанных мусульман города Чистополя основано не на законе, а на политических решениях, сопряженных с реализованным намерением внести раскол между христианами и мусульманами. 

Сначала полиция, а сейчас Следственный комитет, на мой взгляд, выступают в качестве орудий такого преследования, в ходе которого фальсифицируются доказательства.

Уголовное дело возбуждено в отношении задержанных мусульман противозаконно и возбуждено в отсутствие законных оснований и расследуется вопреки правовым нормам. Грубо нарушаются права человека, связанные с политически мотивированным задействованием репрессивной государственной машины.

Изложенное я подтверждаю следующими фактами:

Отец задержанного Зарипова Рафаэли мне рассказал о том, что его вместе с сыном вызвали в УВД города Чистополя. Сын зашел в здание полиции и больше он его уже здоровым не видел. Адвокат Зарипова Р. посетив его зафиксировал в каком страшном состоянии он находился. Вызвал скорую помощь, которая указала предварительный диагноз, а именно разрыв мочевого пузыря, травмы почек и другие (копию прилагаю). Позже Зарипов Рафаэль под конвоем был госпитализирован в больницу, где ему подключили искусственную почку. Со слов адвоката он еле ходит, мочится кровью и у него травма позвоночника. Врачи больницы отказываются на ходатайство защиты выдать медицинские документы по факту имеющихся у него травм. В ответах они указывают, что такие сведения выдаются только следственным органам.

По факту преступления, которое произошло в отношении Зарипова Р. до сих пор не возбуждено уголовное дело. Вы уважаемый Александр Иванович, как руководитель следственного комитета до сих пор, на мой взгляд, пытаетесь завуалировать данное преступление в отношении сотрудников силовых структур, и скрыть его, что стало нормой и внегласным указанием в учреждении которым Вы руководите. Даже если представить, что поджег церкви это дело рук действительно мусульман, то ее можно в отличие от потери здоровья восстановить и даже улучшить. Преступление, совершенное в отношении Зарипова Р. и других задержанных мусульман является гораздо более тяжкое, однако его почему-то Вы на него как профессор юридического права отказываетесь реагировать. 

Задержанный Галеев Алмаз написал заявление своему адвокату о применении в отношении него пыток. Он заявил адвокату о том, что часть пыток происходящих с ним он не помнит, так как, по его мнению, он возможно находился под воздействием каких-то психотропных препаратов. Ему подключали ток к различным частям тела, а так же к детородному органу. Так же, исходя из его заявления, он лишился детородного органа. Пресс-служба следственного комитета подтвердила данный факт, сказав, что это он сделал самостоятельно в знак протеста. Я думаю, что любому разумному человеку понятно, что мужчине в знак протеста есть что ампутировать кроме детородного органа, тем более молодому мужчине.

Так не поступали даже фашисты. Почему до сих пор не ведется расследование по данному факту. Откуда у него в камере вдруг нашли лезвие, есть ли записи на видеокамере как он это делает «сам».

Жена Гафурова Руслана мне пояснила о том, что ее мужа забирали дважды. Первый раз забрали 30 ноября 2013 года, продержали в течение пяти суток, затем отпустили. Второй раз увели его 30.12.2013 года и он был арестован. Супруга Трофимчика Станислава со слезами мне рассказала о том, что ее мужа арестовали 11,12.2013 года, сказав о том, что он, якобы, не отмечается в наркологическом диспансере (ранее ее муж до принятия ислама очень сильно злоупотреблял алкогольными напитками). Затем трижды у нее делали обыск. Приехали, забрали газовый сломанный пистолет (который почему-то не забрали при первом обыске), а затем приехали и изъяли его одежду – брюки-джинсы и спортивное трико. В третий раз приехали и снимали отпечатки пальцев. Она не знает, где находится ее муж, в следственном комитете ей отказываются об этом сообщить. Договорной адвокат до сих пор его не посетил.

Так же до сих пор родственники не могут найти местонахождение арестованного Ситдикова Р., которого видели другие задержанные жестоко избитого.

К арестованному Мартьянову М.М. в настоящее время не допускают адвокатов по соглашению. После его ареста к нему один раз допустили адвоката Гарифуллина Руслана, которому Мартьянов М. пояснил о том, что его жестоко пытали, подключали ток к детородному органу, в связи с чем не выдержав пыток он был вынужден оговорить задержанных мусульман, а именно по факту принадлежности их к преступной организованной группе и о том, что ему, якобы, известно, что именно они изготавливали ракеты и поджигали церкви. Через день к нему вновь приехал адвокат Гарифуллин Р. с приготовленными процессуальными документами, однако его уже к подзащитному не допустили. Адвокату было сказано о том, что его подзащитный Мартьянов М. отказывается от его услуг.

На следующий день к Мартьянову М. приехал другой адвокат по соглашению, а именно Далветов Линар, которого так же к нему не допустили.

05 января 2014 года я приехала в ИВС города Набережные Челны, где находился Мартьянов М., вместе с адвокатом Давлетовым Л., которого вновь не допустили к подзащитному, объяснив, что и от него Мартьянов М. отказался. К нам вышел заместитель УВД и сказал о том, что им дано указание без разрешения следователя следственного комитета адвокатов к Мартьянову М. не допускать.

В квартире, где жил и воспитывался Мартьянов имеется множество икон, его родители верующие православные люди, семья очень дружная и я никогда не поверю, что Миша мог поджечь церковь. Соседи, узнав о том, что я приехала по вопросу поджога церквей наперебой хвалили Михаила и спрашивали когда же это недоразумение закончится и Михаил придет домой.

Уважаемый Александр Иванович, Вы как профессор юридического права озвучьте мне, пожалуйста, норму закона, которая регламентирует, что адвокат должен спрашивать разрешение на встречу со своим подзащитным у следователя следственного комитета.

Я прекрасно понимаю, что все это было сделано лишь с одной целью, чтобы сохранить те показания Мартьянова М., которые были выбиты из него путем пыток. Зная свою безнаказанность, подчиненные Вам следователи самым наглым образом нарушают права граждан на встречу с защитником по соглашению. 

Указанные грубейшие нарушения стороной обвинения основополагающих требований закона о недопуске адвокатов по смыслу ч.2 ст.50 Конституции Р, СТ.СТ. 7,75 УПК РФ влекут юридическую ничтожность всех принятых процессуальных решений и произведенных следственных действий, а так же недопустимость всех добытых доказательств.

Применительно ко всем приведенным случаям следственных действий следует заметить, что нарушения совершались следствием умышленно, с откровенным пренебрежением к закону.

От жителя города Чистополь Гизатуллина Ильгиза Ильясовича мне стало известно, что его тоже 29.11.2013 года задерживали на 5 суток и затем отпустили.

05.01.2014 года его вновь пригласили в следственный комитет и заставляли дать показания о том, что все задержанные являются преступной группой и готовили преступление. Он отказался давать ложные сведения, однако следователь написал в его показаниях о том, что задержанные мусульмане, якобы, были знакомы с ранее осужденным Раисом Минигалеевым. Однако он отказывался это подписать, но под давлением и угрозами был вынужден это сделать. На следующий день по данному факту он обратился к прокурору города Чистополь с заявлением о недозволенных методах со стороны следователя следственного комитета.

Обвинение в совершении инкриминируемых преступлений организованной группой прямо противоречит требованиям ст.35 УК РФ, поскольку установленные указанной нормой закона обязательные критерии организованной группы как устойчивой группы лиц, заранее объединившихся для совершения преступлений, очевидно и заведомо отсутствуют. Указанный квалифицирующий признак инкриминирован мусульманам заведомо на мой взгляд необоснованно, с целью искусственного отягощения и без того тяжкого и безосновательного обвинения, унижая их честь и достоинство подвергая жестоким пыткам. Следствие пытается при помощи пыток выбить показания о том, что все задержанные мусульмане являются организованной группой преступников.

Таким образом, предъявленное им обвинение противоречит многим требованиям закона, включая-ст.4 УК РФ, согласно которой при привлечении к уголовной ответственности не допускается дискриминация в зависимости от имущественного, должностного положения, убеждений и других обстоятельств.

-ст.6 УК РФ, согласно которой лицо подлежит ответственности только за те общественно опасные деяния и их последствия, в отношении которых установлена его вина, объективное вменение не допускается.

-ст.6 УПК РФ, согласно которой одно из основных назначений уголовного судопроизводств – защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. 

Кроме того, нарушается целый ряд гарантий и стандартов статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обеспечивающих каждому обвиняемому «право на справедливое судебное разбирательство» (это право исходя из смысла ст.6 Конвенции распространяется и на стадию предварительного расследования), а так же предусмотренные ст.ст.3,5.6.8,13.14.17.18.34 Европейской конвенции и ст.1 указанной Конвенции

- недопустимость использования недобросовестных (недопустимых) доказательств, включая фабрикацию обвинения
- уважение принципа презумпции невиновности
-обеспечение права обвиняемого быть незамедлительно и подробно уведомленным о характере и основании предъявленного ему обвинения;
-обеспечения обвиняемому достаточного времени и условий для подготовки своей защиты;
-соблюдение гарантий права на защиту, включая конфиденциальность общения и недопустимость вмешательства.

На основании вышеизложенного, и как заявитель о совершенном преступлении я заявляю

- о незаконном, по форме и по содержанию, политически мотивированных уголовном преследовании в целях несовместимых с законом арестованных и вышеуказанных мусульман, заведомая невиновность которых в предъявленных обвинениях не вызывает сомнений изначально
-о полной незаконной и юридической ничтожности всех действий органов предварительного расследования, связанных с применением жестоких пыток
- огрубейших системных и фундаментальных нарушений требований российского и международного права на стадии досудебного производства
И прошу Вас уважаемый Александр Иванович взять под личный контроль законное расследование по моему заявлению о привлечении к уголовной ответственности неизвестных лиц, которые нанесли телесные повреждения вышеуказанным задержанным мусульманам

Приложение копия заявления в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ

С уважением, Альмира Жукова
Майдан.рб

Комментарии 5