Их нравы

Али Якупов не согласен на амнистию

Али Якупов, молодой Куран-хафиз из села Средняя Елюзань Пензенской области, имам-хатыб мечети №1, не согласился на прекращение его уголовного дела по амнистии. 21 декабря вечером с его левой ноги сняли черный электронный браслет и он, впервые за 6 месяцев, смог пойти в мечеть и прочитать намаз вместе с друзьями.

Али считает, что был обвинен необоснованно и незаконно провел 6 месяцев в неволе – сначала в камере ИВС (изолятор временного содержания), а потом под домашним арестом – с наиболее возможно жестким режимом содержания – никаких контактов с людьми, кроме тех, кто прописан в его доме (родители, жена, дети и брат), а также тех, кто участвует в его деле – следователи, адвокат, сотрудники ФСИН (Федеральной службы исполнения наказаний) и судьи.

Али, под страхом возврата в камеру ИВС в случае нарушения режима, не имел права на пользование телефоном, ему нельзя было пользоваться интернетом, нельзя было писать обычные письма и даже получать их. Ему нельзя было снимать с ноги электронный браслет, даже когда он мылся. Ему нельзя было выходить на улицу, чтобы подышать свежим воздухом, но все же он покидал дом несколько раз – его вывозили сотрудники ФСИН, чтобы доставить на очередной суд, который в очередной раз необоснованно продлевал ему срок содержания под домашним арестом.

30 декабря Али Якупову предъявили окончательное обвинение, начало суда ожидается примерно 23-24 января. Почти 7 месяцев пензенские следователи по особо важным делам Следственного комитета РФ и так, и сяк пытались что-то выжать из ложного доноса, сочиненного бывшим директором среднеелюзанской школы №2 Гаязом Янгуразовым, подписанного также Кязымом Якуповым и еще 28 среднеелюзанцами из мечети №1, где расположена мусульманская организация «Махалля №44».

Этот донос 12 марта поступил в Пензенский Центр противодействия экстремизму. В этой писульке Али Якупова обвинили в том, что он публично призывал мусульман ехать в Палестину и истреблять там евреев. Полиция проверила данный донос и передала его 29 марта в Следственный комитет Городищенского района. 5 апреля следователи возвращают донос и материалы проверки обратно в полицию, так как считают, что этим делом должна заниматься ФСБ. 18 апреля ФСБ передает дело в пензенский Следственный комитет. 30 апреля следователи отправляют материалы в прокуратуру Пензенской области с просьбой вернуть дело в ФСБ. 29 мая зампрокурора Пензенской области изымает дело из ФСБ и передает снова в Следственный комитет.

Ровно за неделю до этого, 22 мая, на совещании с муфтиями Приволжского федерального округа, муфтий Талгат Таджуддин слезно и расчетливо жалуется Михаилу Бабичу, полномочному представителю президента РФ, о том, что у него радикалы и ваххабиты отнимают мечеть в Средней Елюзани, «ломают челюсти и пальцы стариков», и называет ситуацию в мечети «жестким силовым конфликтом». Бабич клюет на эту дезинформацию и прилюдно грозится наказать. В результате пензенские силовики реанимируют тухлое дело с ложным доносом.

Али Якупова 21 июня снимают с поезда – он ехал в Москву, чтобы 22 июня вылететь в Малайзию, где должен был представлять Россию на международном конкурсе чтецов Корана.

В тот же день заводится уголовное дело, и в тот же день Следственный комитет образует следственную бригаду из 21 сотрудника СК - 6 майоров, 4 капитана, 5 старших лейтенантов, 4 лейтенанта, 2 младших лейтенанта. Плюс привлекаемые сотрудники полиции, Центра противодействия экстремизму, Пензенского УФСБ. Месяцами трудятся десятки силовиков, ищут, делают обыски в десятках домов в Средней Елюзани, изводят пачки офисной бумаги – но кто будет считать народные деньги? Это же особо важное дело, раз этим занимается сам руководитель отдела по расследованию особо важных дел.

И что в итоге? Попытка искусственно создать организованную преступную группу из мусульман Средней Елюзани, пусть и на бумаге, провалилась. В некоторых документах уголовного дела Али Якупова называют «лидером организованной преступной группировки», а муфтия Исляма Дашкина, имам-хатыба Рифатя Абузярова и других уважаемых мусульман, у кого делали обыски – «членами организованной преступной группировки».

Обыски в домах мусульман ничего не дали – не было обнаружено ни оружия, ни боеприпасов, ни наркотиков. Говорят, искавшие удивлялись – что же у вас даже какого-нибудь завалящего пистолетика-то нет? Изъятые летом бумаги, книги, диски, компьютеры и фотоаппарат были возвращены хозяевам в октябре и ноябре.

Кто из тех, что лжесвидетельствовал на Куран-хафиза, получил от этого выгоду? Гаязь Янгуразов – недалекий человек, физик по образованию, ходит гоголем – он победил своего бывшего ученика, ставшего Куран-хафизом; Кязым Якупов – стал председателем «Махалли №44», как и мечтал; Талгат Таджуддин – временно сохранил мечеть в своем подчинении.

А остальные подписанты? У них дискомфорт от того, что очень многие жители Средней Елюзани теперь относятся к ним, мягко говоря, недружелюбно – ведь эти люди злостно оклеветали своего имама. Но зато в пустой мечети теперь они хозяева, так как те сотни мусульман, кто приходил в мечеть послушать высококачественные лекции и проповеди молодого знатока ислама Али Якупова, теперь ходят в другие мечети, где также проповедуют хорошие имамы.

А в чем выгода Следственного комитета? Говорить о том, что СК вел свою обычную правоохранительную работу, бессмысленно. Изначально было ясно, что Али Якупова оговаривают те, кто хочет свергнуть его с поста имам-хатыба и председателя «Махалли №44». Против него прежде всего работали те, кто сейчас имеет свой гешефт с этого дела – нынешний имам-хатыб «Махалли №44» Абубякяр Бикмаев, до этого блуждающий имам; Кязым Якупов, нынешний председатель, не гнушавшийся тем, что неоднократно приводил в мечеть банду своего «авторитетного» сына, чтобы переломить ситуацию в свою пользу.

А что же Следственный комитет? У него нет более важных проблем, кроме как почти 7 месяцев расследовать, призывал ли Али Якупов истреблять евреев или нет?

Какие же доказательства вины Али Якупова были добыты этой следственной бригадой из 21 офицера с неплохими зарплатами? А никаких. Только ложь и клевета нескольких людей, считающих Али Якупова своим врагом. Плюс нарочито искаженный перевод из 24-минутной лекции, где Али-хазрат, пересказывая один из хадисов о войне мусульман во главе с Иисусом Христом (пророк Иса, аляйхи-салям) и армией Антихриста (Даджаля), которая будет состоять из 70 тысяч исфаганских иудеев в зеленых персидских плащах, произносит следующее: «Аллах покажет свои чудеса – и камни, и деревья начнут разговаривать. Мы уже говорили во время прошлых лекций– деревья и камни скажут: «О, мусульманин, позади меня, говорит, вот иудей. Убей его». Такое время настанет. Это все не трудно для Аллаха».

Но переводчик Следственного комитета, некий таджик из Пензы, по неизвестной причине переводит татарское слово арабского происхождения «яхуд» (иудей) как «еврей». Ни в Коране, ни в хадисах слово «яхуд» не употребляется для обозначения национальности, только для обозначения принадлежности к религиозной группе иудеев. Даже в современной России были и есть иудеи не только еврейской, но и других национальностей. Например, в соседней с Пензенской областью Мордовии есть эрзяне иудейского вероисповедания.

Непонятно, каким образом в фантазиях СК четырехсекундное упоминание фрагмента из хадиса, относящегося к священным текстам ислама, превращается в «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, то есть преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 280 УК РФ»?

Когда в 2012 году по всему миру шла истерия, что в декабре будет конец света, – дескать, так предсказано календарем народа майя, – Али Якупов начал цикл лекций по признакам Судного дня – он каждую неделю, начиная с декабря 2012 года и кончая маем 2013 года, читал лекции на эту тему. Хадисов о признаках приближения Судного множество – есть малые и большие признаки, есть уже прошедшие признаки, есть идущие сейчас и есть такие признаки, которых пока нет. Вот и 1 марта 2012 года перед хутбой была прочтена очередная такая 24-минутная лекция, где Али-хазрат пересказал 17 хадисов о признаках конца света (Судного дня), некоторые полностью, некоторые частично.

Кязым Якупов, отец «авторитетного предпринимателя», один из основных клеветников, много хвалился своим новым диктофоном, демонстрировал его мусульманам в мечети – мол, мы все записываем. И действительно, существует очень много часов этих аудиозаписей. Запись звука в мечети велась сутками, даже когда в мечети не было никого – прослушивая эти аудиозаписи, многие часы можно слышать только мерное тиканье настенных часов в мечети. Если бы в этих десятках и сотнях часов аудиозаписей было бы что-то криминальное, то непременно было бы предъявлено Али Якупову. Но нет никаких доказательств вины Али-хазрата.

В ложном доносе речь идет о том, что Али Якупов «призывал истреблять евреев» во время проповедей 8 и 15 марта, однако в аудиозаписях собственно самих проповедей, имеющихся в деле, вообще не упоминаются ни евреи, ни иудеи. Тот самый хадис с камнями, деревьями и иудеями, вменяемый в вину Али Якупову, произносился во время лекции 1 марта 2013 года, а не во время проповедей 8 и 15 марта. Если бы Али-хазрат что-то говорил на тему евреев и иудеев во время проповедей, то непременно к делу были бы приложены соответствующие аудиозаписи. Их нет. Есть только пустые слова нескольких человек, что Али Якупов «призывал истреблять евреев», и есть свидетельские показания почти 60 мусульман, которые заявляют, что ничего подобного Али-хазрат не говорил никогда.

В чем же суть такого «титанического» многомесячного труда Следственного комитета? Они попытались «сколотить» ОПГ (организованную преступную группировку) из уважаемых мусульман Средней Елюзани, входящих в актив растущего Духовного управления мусульман Пензенской области. Не вышло. Они попытались обвинить Али-хазрата в разжигании вражды в отношении еврейского народа – не вышло – то ли переводчик им соврал в переводе, то ли кто-то попросил переводчика употребить слово «еврей» вместо слова «иудей».

Почему же полгода не отпускали Али под подписку о невыезде, ведь вменяемое ему в вину преступление по ч.1 ст.280 и ч.1 ст.282 УК РФ является преступлением небольшой тяжести? В данном случае Али Якупова можно было бы держать под домашним арестом только в случаях предусмотренных ст.108 УПК РФ, а именно, если он: 1) не имеет постоянного места проживания в РФ; 2) его личность не установлена; 3) им нарушена ранее избранная мера пресечения; 4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда. У Али есть регистрация и место проживания по родительскому дому; его личность установлена; он не нарушал никаких мер пресечения; он никуда не скрывался. То есть никаких оснований держать Али Якупова под домашним арестом не было. Но, в нарушение российского законодательства, его все же держали под арестом.

Почему же этим «преступлением небольшой тяжести» занимался лично руководитель отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета России по Пензенской области плюс десятки других силовиков?

Почему нельзя было освободить Али Якупова, извиниться перед ним и прекратить это уголовное дело? Возможно, две главные причины – а) указание со стороны Михаила Бабича, т.е., получается, со стороны верховной власти РФ, и б) ярая ненависть к мусульманам у многих нынешних российских силовиков.

Специально ли раскручивалось это дело, чтобы как можно больше разжигать ненависть к властям со стороны мусульман, которые ясно видят необоснованность преследования авторитетного имам-хатыба? Как любить такую власть, которая допускает вопиющую несправедливость и беззаконие по отношению к мусульманам и так грубо вмешивается в религиозные дела? Может, какие-то пензенские круги мечтают радикализировать это самое большое татарское село в России? Пусть и не мечтают, не выйдет – среднеелюзанцы известны не только своей трудолюбивостью, но и неконфликтностью и стремлением к достижению компромиссов.

Что же сделает Городищенский районный суд? Пойдет на поводу у Следственного комитета и создаст прецедент для всей России? Тогда можно будет смело хватать любого имам-хатыба, который читает весь Коран во время месяца Рамадан и сажать его в кутузку – ведь в аятах Корана (как и в текстах Евангелия, Библии, и Торы) есть отрывки гораздо круче, чем вменяемый Али Якупову хадис.

Или все же Городищенский суд будет действовать по закону? А ведь этот суд в 2008 году уже прославился в исламском мире своим запретом восьми хороших исламских книг: «Джихад татарского народа», «Что нужно знать о единобожии», «Мухаммад. Да благословит его Аллах и приветствует», «Завещание» аятоллы Хомейни, «Картинки из жизни сподвижников посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует)», «Основы исламского вероучения. Гакыйда (Усус аль-акида)», «Разъяснение Основ веры. Заметки об истинном вероучении» и «Сборник» Ахмада Дидата. Ждать осталось недолго.

Комментарии 1