Их нравы

Обстоятельства жизни и смерти Дмитрия Соколова столь чудовищны, что их обсуждение должно стать центральным событием в политической жизни страны

Анализируя обстоятельства первого (октябрьского) волгоградского теракта, я позволил себе заметить ,что 

Обстоятельства жизни и смерти Дмитрия Соколова столь чудовищны, что их обсуждение либо должно стать центральным событием в политической жизни страны, либо такой страны уже не существует. 

Трагические события 29 и 30 декабря подтверждают этот тезис. 

Дмитрий Соколов, «гражданский муж шахидки Асияловой», находился в центре октябрьской легенды волглградских силовиков . Каждый день наши славные органы духоподъемно сообщали нам, что кольцо преследования вокруг неуловимого главного подрывника махачкалинской диверсионно-террористической группировки неумолимо сжимается и вот-вот он будет схвачен. 

Только зачем это кольцо такими героическими усилиями пришлось им сжимать , если они сами же его и разжали? Он был уже в их чистых руках. Они сами об этом рассказали, выложив в интернет его фотографии в фас и профиль при задержании, детали его перемещений, записи разговоров боевиков. 

Человек, задержанный органами как подозреваемый исламистский боевик, может оказаться живым и невредимым на свободе только в одном качестве — в роли завербованного агента спецслужб. 

Как с десяток бесланских боевиков, включая одного из их главарей Ходова, выпущенных из тюрем и изоляторов незадолго до теракта. Как благополучно оставшийся в живых террорист Норд-Оста, успевший затем дать интервью Анне Политковской, и только после этого ликвидированный. 

Поэтому и неудивительно появление уже через несколько минут после теракта массы сведений не только о Соколове, но и о его "гражданской жене", начиная с чудом уцелевшего новенького паспорта с фотографией в хиджабе и до огромного массива видеонаблюдений разгуливавшей по городу шахидки . И совсем уже не укладывается в официальную легенду знаменитое видео момента взрыва автбуса. 

Как старательно пытался убедить ведущую программы "Неделя" М. Максимовскую заслуженный волгоградский чекист Сергей Воронцов, "Соколов был задержан, его контролировали, но не могли же мы уследить за каждым его шагом". 

После теракта Дмитрий Соколов "скрывался в Дагестане", и был "арестован" (в который раз!) в Махачкале. Затем он как мешок был подброшен вместе с четырьмя неизвестными в какой-то дом на окраине города, в котором им всем согласно разработанному сценарию суждено было умереть в прямом эфире федеральных телеканалов "в процессе задержания". 

Чекистские пиарщики на этом не остановились и обогатили свой традиционный репертуар двумя уже запредельно сатанинскими новеллами. Во время расстрела Соколова, тот в промежутках между выстрелами, умудрился дать подробные показания, взяв на себя ответственность за организацию и проведение теракта. Убийцы, которые сами привезли человека на место казни, заставили кроме того его несчастную мать разговаривать с ним по телефону, умоляя его сдаться, чтобы «сохранить жизнь». 

Прокремлевская «КП» в своем триумфалистском репортаже от 20.11.13 «В Махачкале уничтожен организатор теракта в Волгограде» , уже не замечая степени его саморазоблачительности, меланхолически поведала: «Дмитрий Соколов уже давно находился в разработке у спецслужб. Готовился теракт в Волгограде ещё с сентября» . 

И вот этим совершенно обнаглевшим в своей лжи, непрофессионализме, беззаконии волгоградским силовикам, ещё с сентября, оказывается, готовившим теракт имени Дмитрия Соколова, общество, начальство, их верховный главнокомандующий не задали за два с лишним месяца ни одного вопроса. Им по-прежнему доверялась безопасность города, жизнь его жителей. Трагедии 29 и 30 декабря были просто запрограммированы.

Комментарии 2