Общество

Променяем мечети на стадионы?

В июле этого года со стороны ряда мусульман были озвучены предложения о проведении праздничных намазов в специально арендованных помещениях. В роли потенциального объекта был назван стадион «Лужники».

Проблема, заключающаяся в нехватке мечетей в Москве и других крупных городах России, является весьма актуальной. Именно она и вызвала такое спорное предложение. И это предложение отнюдь не столь позитивно, как это пытаются нам представить. Впрочем, обо всем по порядку…

Прежде всего, обратимся к предыстории вопроса. Предложение было как бы «впервые» озвучено представителями Центрального Духовного управления мусульман (ЦДУМ) в декабре 2010 г. на пленуме президиума ЦДУМ, состоявшемся в Москве. Многие, кто слышал об этом, полагают, что идея родилась в недрах ЦДУМ. Более того, подана была эта мысль как неординарное решение новосозданного филиала ЦДУМ в Москве. А в качестве места для праздничных молитв представители ЦДУМ предлагали использовать спорткомплекс «Олимпийский».

Идея действительно отличалась неординарностью – только вот новой ее назвать никак нельзя. Дело в том, что буквально за месяц до того ее уже озвучил один из депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга, оформив ее в виде депутатского запроса губернатору. Интересно, что запрос предполагал не просто предложить мусульманам арендовать специальные места (в роли которых, по мнению депутата, могут выступать концертные залы, стадионы или просто павильоны и палатки). Запрос предлагал обязать (!) руководство мусульман проводить праздничные мероприятия в такого рода местах.

Насколько же «полезными» могут оказаться подобные инициативы? Сразу бросается в глаза, что мусульманам предлагают довольствоваться ролью гостей. Это прямо вытекает из самого факта «аренды на один день». То есть мы, последователи ислама, коренные москвичи и петербуржцы – как бы приехавшие в столицу гости, которым за их же собственные деньги (впрочем, некие доброжелатели могут поначалу предложить и помощь) нужно снять помещение, чтобы исполнить свой религиозный долг. Следует признать, что инициаторы и проводники данной идеи хорошо подготовились к ее озвучиванию – в качестве нужного примера были взяты передовые во многих отношениях мусульмане Европы. Только вот забыли проводники этой идеи из числа мусульман, что: во-первых, европейские мусульмане не являются коренными жителями своих государств; во-вторых, именно такой статус гостей и навязывают им представители националистических партий и движений Европы. Отличительной же чертой российских мусульман является тот факт, что они веками проживали на российской территории, в том числе в Москве, Санкт-Петербурге, во многих областных и краевых столицах. И потому статус гостей для мусульман России абсолютно неприемлем – так же как не приемлют такой статус, например, русскоязычные жители прибалтийских государств.

Еще одной негативной чертой озвученной инициативы является, фактически, признание собственного поражения в деле возведения новых мечетей в Москве и других мегаполисах. Поскольку, однажды заключив подобную сделку, мы попадаем в ловушку: нам постоянно будут указывать на нее и в будущем. Частично мусульмане уже загоняют себя в некие подобия гетто, когда вновь создаваемые организации объявляют те помещения, где они располагаются, мечетями – не думая при этом о последствиях. А они таковы:

– во-первых, принимая статус мечети, мы виртуально «увеличиваем» их число, тогда как в реальности количество мечетей не увеличится (именно в таком ключе подают свои измышления исламоеды), поскольку помещения, где проводятся намазы, в основном не являются собственностью мусульман, и в добавление к этому не обладают теми функциями, которыми должны обладать мечети;

– во-вторых, не контролируя ситуацию в этой сфере, мы рискуем получить либо реальные, либо искусственно созданные джамааты полуподпольного, полусектантского вида; и любая провокация на этом фоне вполне может обернуться очередным всплеском исламофобии (очевидно, что контроль должен осуществляться со стороны самих мусульман, причем тех из них, кто разбирается в разного рода юридических и других тонкостях).

Так не разумнее ли называть существующие места для совершения молитв мусаллями, т.е. молитвенными комнатами? Такой термин присутствует в шариате и не является крамольным. Тогда и вопрос о числе мечетей встает в совершенно другой плоскости. Нам и так пытаются приписать мечети, которые по факту не являются таковыми для российских мусульман. Одна из них расположена на территории, принадлежащей послу Ирана, и вход туда, естественно, не свободен. Можно ли назвать это здание еще одной российской мечетью? Формально, как здание – да. Но по факту, очевидно, что это вовсе не так.

Да и разве лишь зданий для совершения намазов не хватает российским мусульманам? Очевидно, что не хватает нам того религиозно-образовательного комплекса, который и называется в исламе мечетью.

Мечеть как слово, собственно, и не означает здания. Это слово по-арабски звучит как масджид, т.е. «место, где совершаются поклоны, или где молятся, – делают саджда». Согласно вероубеждению мусульман, все, что есть на Земле – растения, животные, неживая природа, все виды материи и энергии – включая и человека – восхваляют своего Создателя, Творца всего сущего в этом и иных мирах. Следовательно, всякое пространство Вселенной и есть «место для поклонения Всевышнему».

Мечеть же как религиозный термин несет в себе гораздо большее значение – она должна служить для мусульман не просто местом молитвы, но и культурным, и образовательным центром. В стенах мечети решаются дела повседневной жизни мусульман. Из истории известно, что в мечетях собирались и общественные деятели, проводятся занятия по исламу, Корану, по арабскому и национальным языкам. Именно в мечетях верующие должны получать наставление, духовное, ­нравственное и патриотическое воспитание, правильные ориентиры на жизненном пути. И цель имамов – придать уверенность в сегодняшнем дне, убежденность и гордость за нашу страну, веру в ее завтрашний день, воспитывать эту веру в молодежи, прививая созидательные идеалы.

Посещение мечети является для мусульман важным сакральным действием. В мировоззрении российского мусульманина в это действие вкладывается особое возвышенно-духовное чувство, связываемое с перипетиями истории ислама в нашей стране. И, несмотря на запреты, мусульмане все равно считали своим долгом участие в праздничных намазах, рассматриваемых в шариате как ваджиб – обязательное действие.

В заключение нельзя не отметить и тот факт, что со стороны Русской Православной церкви был выдвинут план по строительству в Москве еще двухсот православных храмов – известный также как проект по возведению храмов «шаговой доступности». И это – помимо уже существующих церквей. Разумеется, это – право верующих из числа последователей Православной церкви. Но ведь такие же права (согласно самым разным законам: от конституционных до общечеловеческих) имеют и мусульмане. Следовательно, и со стороны последователей ислама – тем более величающих себя «муфтиями», должны обнародоваться подобного рода программы. Вместо этого нам предлагают спорткомплексы и концертные залы. Вот такая «равноценная» замена… И отнюдь не является секретом, кто от этого выиграет. Хочется надеяться, что проводники таких инициатив из числа мусульман просто не подумали о последствиях всего этого спектакля.

Автор: Дамир Хайретдинов

Комментарии 0