Среда обитания

Доктор, убитый за желание помочь людям

Аббас Хан с детства мечтал стать врачом. Он играл только в больницы и операции, и казалось вполне естественным, что после школы он поступил в медицинский институт, затем прошел ординатуру на севере Англии, и к 32 годам успел поработать в нескольких лондонских больницах.

Совершенно неестественно то, что эта всеобъемлющая страсть помогать людям привела его к смерти в сирийской тюрьме.

Доктор Хан был арестован год назад в полевом госпитале, когда оказывал помощь раненым жителям одного из районов истерзанного войной  Алеппо.

В своем последнем письме домой  он сообщал, что, судя по всему, в ближайшие дни будет отпущен на свободу сирийскими властями.

«Все отлично, – писал он родным. – Похоже, что они уже реагируют  на угрозы иностранной делегации. Но не сбавляйте давление, чтобы не пропустить рождественское «окно».

Но в прошлый понедельник мать доктора Хана, добивавшуюся в Дамаске освобождения сына, вызвали в тюремную администрацию, и сообщили, что он повесился на пижаме в своей камере.

Официальную версию смерти считают совершенно нелепой как родные Аббаса Хана, так и  чиновники британского МИДа.

«Мы просто поражены горем, – признался корреспонденту  Telegraph его младший брат Шах – Он лишь  хотел применить свои врачебные навыки,  но в конце концов это привело к его смерти».

«Еще когда нам  было лет по 12-13, Аббас переживал за людей, пострадавших от стихийных бедствий или войн, которых видел по телевизору. Он говорил, что хочет стать врачом, чтобы помочь им», – рассказал 29-летний  Шах Хан, работающий хирургом-ортопедом.

В семье Ханов, переехавшей в Великобританию из Индии в 1960-х, образование было в большом почете, особенно такое, которое давало серьезную профессию.

Еще в годы учебы в Королевском медицинском колледже Аббас работал добровольцем в доме престарелых, а получив диплом, стал стремительно подниматься по службе.

Но тревожные кадры теленовостей из Сирии не давали доктору Хану спокойно заниматься карьерой. Он начал сотрудничать с  гуманитарной организацией  Human Aid,  занимавшейся сбором  медикаментов для сирийских беженцев  в Турции. Но ему казалось, что этого далеко не достаточно.

Обсудив непростое решение с женой, британский хирург Аббас Хан отправился ближе к  зоне боевых действий.

«Благотворительные организации зазывали туда врачей. По телевизору показывали беженцев, отчаянно просивших о помощи», – вспоминает его сестра Сара.

В августе прошлого года доктор Хан вместе с  другими добровольцами из Human Aid доставил  на турецко-сирийскую границу груз медицинского  оборудования.

Он обучал   сирийских врачей и медсестер, помогавших  тысячам беженцев, а в свободное время занимался составлением  наборов первой помощи  с инструкцией для гражданских лиц.

Именно тогда доктор Хан, отец двоих детей, решил отправиться в Сирию.  Прибывавшие ежедневно беженцы рассказывали о  бомбардировках Алеппо и о страданиях гражданского населения.

20 ноября врач добрался до полевого госпиталя возле Алеппо,  оказывавшего помощь  мирным жителям. Вскоре по  прибытии он написал  жене, что в безопасности, но условия вокруг «ужасающие».

Переходя из одного госпиталя  в другой, опытный хирург успел всего за двое суток сделать  более 20 операций тяжело раненым гражданским сирийцам,  прежде чем его задержали  на контрольно-пропускном пункте правительственные силы.

Сначала родные  боялись, что он похищен одним из повстанческих отрядов, но  через несколько недель в «Фейсбуке» появилось сообщение  сторонников режима о его аресте.

Выяснилось, что он содержится в печально известной тюрьме Фар Фаласин возле  Дамаска. Он был избит, с переломанными ногами и следами ожогов от сигарет на теле.

Не в силах оставаться дома, 57-летняя мать Аббаса отправилась в Сирию, и, не зная арабского, принялась осаждать чиновников президента Асада. Женщина обошла также все иностранные посольства в Дамаске, в том числе и российское.

Послу России удалось добиться перевода британского подданного  в гражданскую тюрьму Адра, где условия содержания были гораздо лучше, и даже разрешили свидания с матерью.

А тем временем дела на родине продвигались не столь успешно. Родным Хана удалось пробиться лишь к заместителю главы Форин офиса, весьма неохотно обещавшего дипломатическую помощь.

Правда, судьба Аббаса Хана не оставила равнодушными нескольких членов парламента, собиравшихся уже ехать в Сирию и добиваться освобождения своего согражданина.

Но три недели назад его матери, все  еще находившейся в Дамаске, позвонил замглавы МИД Сирии  Фейсал Мекдад, и сообщил радостную новость о грядущем освобождении сына.

В среду, 11 декабря, миссиз Хан навестила сына в тюрьме, и он говорил о том, какие подарки собирается купить на рождество детям. А пять дней спустя ее снова вызвали в тюремную администрацию, и сообщили  о его смерти.

«Он мог убить нас, поэтому мы убили его», – признался пожилой женщине тюремный чиновник.

Подавленная горем вдова доктора Хана несколько дней не могла рассказать детям эту страшную новость, и они все писали письма папе. И еще одно письмо они написали главе британского МИД Уильяму Хейгу, с просьбой помочь освободить их отца.

На фото: Доктор Аббас Хан с сыном Абдуллой

Английская версия статьи
опубликована на сайте telegraph.co.uk.

Комментарии 2