Общество

Запрет с Корана снят. Послесловие

Так получилось, что мне сразу же после суда в Краснодаре, пришлось выехать сначала в Ростов а затем в Москву, для участия в судебных процессах по другим делам, писать о Решении Краснодарского суда приходилось урывками да и то со смартфона, по этому из всех участников процесса похоже я пишу самым последним. Сделаю небольшой анализ того что произошло и постараюсь ответить на вопросы: Кто «виноват», в том что в России умудрились запретить Коран, точнее как это вообще могло произойти? И, что делать?

Для начала сделаю небольшой экскурс в историю предшествующую отмене Решения Октябрьского районного суда г.Новороссийска, с ретроспективой публикаций на эту тему. Краснодарский край, регион в котором для мусульман существуют неблагоприятные условия, вспомните некоторые высказывания губернатора Ткачева, историю с закрытием исламской общины в Новороссийске, запреты на строительство мечетей и т.д. Но вернемся к Решению Новороссийского суда. В беседах по этому вопросу часто приходилось слышать мнение о том, что это было чуть ли не указание «свыше», я не сторонник теорий всевозможных «заговоров».

Естественно «свыше», ни кто никаких указаний по запрету Корана не давал, ни транспортному прокурору, ни Октябрьскому суду, это обычный ляп нашей Российской судебной системы. Однако,то что произошло в Новороссийске это не только ляп допущенный судом, но и результат отсутствия в нашей стране четкой политики в религиозном и национальном вопросе. С одной стороны вина лежит на некоторых СМИ, которые в погоне за рейтингами раздувают исламофобию и некоторых политических деятелях решивших «поиграть» на ультронационалистических настроениях, с другой некоторая доля вины лежит и на нас, мусульманах, в том что, не реагируем своевременно на всевозможные аниисламские акции и высказывания, равнодушно относимся к всевозможным запретам исламской литературы и исламских организаций, не занимаемся разъяснительной работой, не уделяем должного внимания в борьбе с радикальными течениями Ислама и экстремизмом возникающим на этой почве, в результате у обывателя создается негативное отношение к мусульманам, ложное представление о религии Ислам. К несчастью невежество и предвзятое отношение распространено не только среди простых обывателей, но и среди работников правоохранительных органов, что и не удивительно, они такие же как и все люди, что кстати наглядно показало Решение Октябрьского районного суда города Новороссийска. Единственный выход в борьбе с экстремизмом некоторые правоохранители видят исключительно только в запретах всего и вся, не обращая внимания на то, что подчас эти запреты нарушают Конституционные права граждан, в том числе и на свободу вероисповедания.

Борьба с экстремизмом путем запретов, это всерано что пытаться тушить костер бензином, запреты приводят к еще большей радикализации и играют на руку самим экстремистам с которыми пытаются бороться таким "неуклюжим" методом. Экстремисты используют эти запреты в своей пропаганде, как повод, выдавая их за «гонения» на мусульман, и как следствие таким способом пополняют свои ряды. Так же запреты исламских книг используют националистические элементы в своей антиисламской деятельности и продвигании своих ксенофобских идей. Все это, вместе взятое, создает угрозу миру и стабильности в нашей стране. Не даром в перерыве сдебного процесса, к которому мы вернемся чуть позже, правозащитник Руслан Камбиев в разговоре с помощником транспортного прокурора Оксаной Зотовой сказал: «Экстремисты «аплодируют» вашему решению». Адвокат Мурад Мусаев добавил: "Аплодируют стоя".

Бороться с радикальными течениями и всевозможными сектами можно только путем просвещения и разъяснительной работой, профилактика самое лучшее средства предупреждения противоправных действий, в борьбе с теми, кто встал на путь экстремизма и вооруженной борьбы никакие запреты не помогут, тут уже нужны конкретные действия правоохранителей. Но самое главное чего не могут понять те кто так сильно ратует за запрет Корана, это то что Коран нельзя запретить, это слова Всевышнего и он священнен для миллионов коренных мусульман России.

И так рассмотрим с чего все началось. Далее я буду ссылаться на листы Гражданского дела №2-3649/13. Есть некто Халматов Тахиржон Абдугалиевич, в адрес которого поступила посылка, в которой содержалась книга «Смысловой перевод священного Корана на русский язык» /Перевод с арабского Э.Р. Кулиева. 1-ое издание. Комплекс имени Короля Фахда по изданию священного Корана. п/я 6262. Медина Мунаввара. Саудовская Аравия, 2002. 1088 с.». Я не берусь рассуждать о том, чем не угодил транспортной прокуратуре и СК господин Халматов и чем он так привлек к себе такое пристальное внимание вышеупомянутых органов. Ранее господина Холматова пытались привлечь к уголовной ответственности, однако в его действиях отсутствует состав преступления, в деле есть постановление об отказе в возбуждения уголовного дела (листы №5-8). В отношении господина Халматова Т.А. возбудили административное дело по факту перемещения через государственную границу запрещенных материалов (лист дела №4). 11 февраля 2013 года вынесено Постановление о назначении лингвинистической экспертизы (лист дела №7). Причем самое интересное, в данном постановлении перед экспертом поставлен ряд вопросов, которые согласно Постановление Пленума Верховного суда РФ от 28 июня 2011 г. N 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности", не могут ставиться перед экспертом, а именно, «перед экспертами не могут быть поставлены вопросы о том, содержатся ли в тексте призывы к экстремистской деятельности, направлены ли информационные материалы на возбуждение ненависти или вражды», тем не менее в Постановлении такая постановка вопроса присутствует а именно вопрос №2: Содержиться ли в исследуемом тексте книги, побудительные высказывания направленные против какой либо этнической, расовой, или религиозной группы. Вопрос №3: Содержиться ли в представленном тексте книги высказывания, указывающие на возбуждение национальной или расовой вражды, унижение национального достоинства, а так же на пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан, по признаку их принадлежности к определенной национальности, расовой или религиозной группе? И т.д. Как видите нарушение положений Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28 июня 2011 г. N 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности" налицо. Однако перечень процессуальных нарушений этим не ограничивается.

Материал направлен на экспертизу, в отдел фоноскопических экспертиз (странно а почему не ленгвистам?) главному эксперту господину Федяеву С.М. Вышеуказанный господин в справке указывает, что он имеет филологическое образование по специальности преподаватель русского языка (заметьте он не является специалистом по арабскому языку, и вообще не знает арабский язык) и юридическое образование, специализация уголовное право, религиоведческого образования у господина Федяева так же нет. Само так называемое экспертное заключение (Листы дела №8-14) вызывает много вопросов. Первый, ни где не указано, что книга «Смысловой перевод священного Корана на русский язык» /Перевод с арабского Э.Р. Кулиева. 1-ое издание. Комплекс имени Короля Фахда по изданию священного Корана. п/я 6262. Медина Мунаввара. Саудовская Аравия, 2002. 1088 с.» помимо перевода содержит оригинальный текст Корана на арабском языке, это не заметили в последствии ни транспортный прокурор, ни судья Октябрьского районного суда, господин Чанов. Не заметить это, мог лишь слепой, все это говорит лишь о том, что книга либо не исследовалась совсем, либо этому немаловажному факту, просто не придали значения. Второй вопрос, сравнительный анализ текста с другими переводами не производился, и тем более ввиду незнания арабского языка экспертом, не проиводиласт сверка текста перевода с оригинальным текстом Корана, на арабском языке, который присутствует в этом конкретном издании, эксперт упорно перевод, называет «богословским» трудом. Третий вопрос, господин Федяев указывает на то, что в книге есть негативные высказывания в отношении не мусульман. Но в книге «Смысловой перевод священного Корана на русский язык» /Перевод с арабского Э.Р. Кулиева. 1-ое издание. Комплекс имени Короля Фахда по изданию священного Корана. п/я 6262. Медина Мунаввара. Саудовская Аравия, 2002. 1088 с.» нет такого понятия как «немусульмане». Выводы эксперт делает из вольного перевода слова «Аль Кяфярун», неверные, хотя всеми традиционными мусульманами под эти значением подразумеваются язычники курайшиты жившие в 6 веке и ни кто другой. В справке эксперт в выводах указал, что в данной книге высказывания высказывания о преимуществе мусульман над не мусульманами по признаку отношения к религии; дана негативная оценка лицам, не относящимся к мусульманской религии; имеют место быть высказывания, содержащие положительную оценку враждебных действий мусульман по отношению к не мусульманам, и т.д.

На мой личный взгляд, господин Федяев не особо утруждая себя чтением книги «Смысловой перевод священного Корана на русский язык» /Перевод с арабского Э.Р. Кулиева. 1-ое издание. Комплекс имени Короля Фахда по изданию священного Корана. п/я 6262. Медина Мунаввара. Саудовская Аравия, 2002. 1088 с.», делая свое экспертное заключение, он попросту скачивает из сети интернет трактовки критиков Ислама (на первый взгляд там есть элементы высказываний Силантьева, Максимова, и т.д. хотя в перечне материалов которые использовал эксперт трудов этих деятелей нет), в которых вырываются цитаты из контекста и трактуются на свой лад, возможно господин эксперт не знает, что нельзя трактовать отдельные фразы вырванные из контекста. Следует отметить, что эксперт в справке ссылается на недостаток необходимых знаний и указывает на то, что необходимо проведение дополнительной религиоведческой экспертизы. Странно как это обстоятельство не смогли заметить ни транспортный прокурор, ни судья Чанов? Можно и дальше говорить о нарушениях допущенных при проведении экспертизы, но все эти вопросы были подняты и озвучены мной и адвокатом Мусаевым на судебном процессе в Краснодарском краевом суде. Повторяться не стоит.

Поскольку книга «Смысловой перевод священного Корана на русский язык» /Перевод с арабского Э.Р. Кулиева. 1-ое издание. Комплекс имени Короля Фахда по изданию священного Корана. п/я 6262. Медина Мунаввара. Саудовская Аравия, 2002. 1088 с.» не включена в список экстремистских материало то привлечь господина Халматова о котором я говорил в самом начале, к административной ответственности не представляется возможным. Но это не остановило транспортную прокуратуру города Новороссийска, нет в списке экстремистских материалов, значит внесем, и был направлено Заявление в Октябрьский районный суд города Новороссийска о признании книги «Смысловой перевод священного Корана на русский язык» /Перевод с арабского Э.Р. Кулиева. 1-ое издание. Комплекс имени Короля Фахда по изданию священного Корана. п/я 6262. Медина Мунаввара. Саудовская Аравия, 2002. 1088 с.» экстремистским материалом (Лист дела №1), в котором транспортный прокурор города Новороссийска ссылается на так называемую справку об экспертизе, о которой я говорил выше. В просительной части в п.3 Заявления прокурор просит книгу «Смысловой перевод священного Корана на русский язык» /Перевод с арабского Э.Р. Кулиева уничтожить. На это стоит обратить особое внимание, так как со слов госпожи Зотовой, которая выступала во второй инстанции в Краснодарском суде, формулировку «уничтожить» указал не прокурор, а суд. Кстати исполнителем по всем документам значится госпожа Зотова. Не знать о том, что написано было в заявлении направленном в суд она не могла. 17 сентября 2013 года, Решением Октябрьского районного суда г.Новороссийска вынесенное судьей Чановым Г.М. Дело № 2-3649/2013 требования прокурора удовлетворены.
http://novorossisk-oktybrsky.krd.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=319985&delo_id=1540005&text_number=1

Решение было принято всего за 10 минут. Статьями 161-193 регламентированы все формальности которые должен соблюсти суд при проведении судебного заседания, за 10 минут соблюсти все формальности, не говоря уже о заслушивании сторон, исследовании доказательств и т.д. это сделать просто НЕВОЗМОЖНО. А тут суд все исследовал удалился в совещательную комнату и вынес решение. Представитель министерства юстиции вообще не счел нужным присутствовать на заседании. В соответствии со ст. 2 Федерального Закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" одним из принципов противодействия экстремистской деятельности, является: сотрудничество государства с общественными и религиозными объединениями, иными организациями. Никакие Исламские организации в регионе поставлены в известность не были и не присутствовали на заседании. Не был поставлен и в известность автор перевода Кулиев. Как можно было так халатно отнестись к вынесению судебного решения которое могло бы иметь юридически значимые последствя для более чем 20 (!) миллионов граждан Российской Федерации исповедывающих религию Ислам? 

Вернем с слову «уничтожить» на котором я сделал акцент ранее в тексте. Ст. 13 Федерального Закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" предусматривает конфискацию материалов признанных судом экстремистскими, но там нет ни малейшего намека на слово «уничтожить». Хотелось бы спросить, какой нормой права руководствовался прокурор выдвигая такие требования, и суд вынося Решение об уничтожении? Разве они не знали то что Коран считается священным для мусульман, и формулировка уничтожить не только оскорбляет религиозные чувства, но и противоречит ст. 13 Федерального Закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности", на которую ссылается прокурор и суд?

Решение принято кулуарно, и все бы так и осталось бы никому не известно если бы старший помощник прокурора Оксана Зотова 18 сентября 2013 года, не дала бы интервью Новороссийской газете, в котором поспешила отчитаться о «проделанной» работе.
http://nrnews.ru/57500-.html

Я наткнулся на эту статью случайно, искал в поисковике текст Корана в переводе Кулиева, поисковик выдал вышеуказанную ссылку. 18 сентября мной был написан пост в ЖЖ
http://ravil-tugushev.livejournal.com/24675.html

Сначала я не поверил своим глазам, зашел на сайт суда, информации на сайте не было. 20 сентября появилась информация на сайте суда, действительно, на сайте суда было вывешено Решение от 17 сентября 2013 года, которое я тут же скачал.
http://ravil-tugushev.livejournal.com/24897.html

На следующий день доступ на сайт был закрыт «по техническим» причинам, информация отсутствовала до первых чисел октября.

Приблизительно в это же время появилось много публикаций со стороны разного рода исламофобов, которые на все лады, «ликовали» по поводу этого решения. Какие только гадости не писались на их страницах в адрес мусульман. К примеру:
http://blackpost.livejournal.com/2923463.html
Ну да ладно речь не о них.


20 сентября Муфтием шейхом Равилем Гайнутдином было направлено письмо в адрес президента Российской Федерации по поводу запрета перевода Корана.
http://dumrf.ru/dumer/documents/7545
Еще никогда до этого муфтий не высказывался в столь жесткой форме. Сказанное Равилем Гайнутдином, было с воодушевлением воспринято всеми мусульманами. Тут хотелось бы отметить работу духовных управлений в связи с запретом Корана судом Новороссийска. По этому поводу высказались все муфтии. Но тут надо понять одно, запрет перевода Корана судом это не политическое а процессуальное решение, и отменять его надо не политическими а чисто юридическими методами. Из всех Духовных управлений организовали работу юристов по обжалованию решения только Духовное управление мусульман Европейской части с которым взаимодействовал Мурад Мусаев, Духовное управление мусульман Поволжья которое координировало юристов мусульман Саратова и с которым взаимодействовал я, Духовное управление мусульман Адыгеи и Краснодарского края в лице Аскарбия Карданова, чьи интересы представлял в суде кандидат юридических наук Зафесов Султан Гугегович, и адвокат Руслан Аджуба, и Духовное управление мусульман Санкт Питербурга в лице Мунира хазрята, который присутствовал на суде вместе с представителем Совета муфтиев России Хасановым Али Рафаильевичем. Письма в адрес президента, сбор подписей, это все хорошо, но в данном случа без слаженной работы юристов, оспорить решение о запрете перевода Корана было бы просто невозможно. Получилось бы как и с запретом книг Оренбургским судом, которое до сих пор отменить не удалось.

23 сентября 2013 года мной была подготовлена и направлена в октябрьский районный суд города Новороссийска апелляционная жалоба На решение Октябрьского районного суда г.Новороссийска Дело № 2-3649/2013 от 17.09.2013г. 
http://ravil-tugushev.livejournal.com/25564.html

Копии жалоб были по электронной почте напралены в ДУМЕР и ДУМ Поволжья.
http://www.dumrf.ru/common/event/7564

В этот же день мне стало известно, по информации на сайте ДУМЕР о том, что готовит апелляцию и известный адвокат Мурад Мусаев, представляющий интересы Кулиева. 
http://kavpolit.com/zapret-na-koran/

Через сообщения в Фейсбуке я связался с Мурадом и направил ему все имеющиеся у меня материалы, копию жалобы и копию решения суда от 17 сентября 2013 года. В последствии я так же направлял ему и другие материалы по делу.

24 сентября со мной связался Ахмет ходжи, пресс секретарь Мукаддаса Бибарсова. В Саратовской мечети прошло собрание в котором помимо меня были и другие Саратовские юристы. В последствии Ринатом Селивкаевым и рядом других мусульман была так же подготовлена и направлена в Октябрьский суд г.Новороссийска апелляционная жалоба, которая так же была рассмотрена в Краснодарском краевом суде, на равне с моей жалобой, жалобой Кулиева, жалобой Карданова и т.д. О чем рассказал на своей странице в Фейсбуке Мукаддас хазрят Бибарсов
https://www.facebook.com/profile.php?id=100000448623675&hc_location=stream

Мы постоянно поддерживали связь с юристами Саратова до самого момента моего отъезда в Краснодар. Перед отъездом было принято решение о том, что на суд поеду только я. Выражаю большую благодарность Мукаддасу хазряту,Ринату Селивкаеву и другим мусульманам Саратова оказавшим материальную поддержку, частично оплатив расходы по поездке.
27 сентября на «Эхо Москвы» была передача в которой было интервью помощника транспортного прокурора Оксаны Зотовой.
http://echo.msk.ru/programs/beseda/1161832-echo/

Запрет перевода Корана вызвал ряд протестных акций в городах России
http://lenta.ru/news/2013/09/27/muslim/?fb_action_ids=678996935458588&fb_action_types=instapp%3Atake&fb_ref=ogexp&fb_source=other_multiline&action_object_map=%7B%22678996935458588%22%3A621999604512436%7D&action_type_map=%7B%22678996935458588%22%3A%22instapp%3Atake%22%7D&action_ref_map=%7B%22678996935458588%22%3A%22ogexp%22%7D
http://www.dostup1.ru/central/Bannery-s-tsitatami-iz-Korana-vzbudorazhili-chelyabinskuyu-politsiyu.html
Были опубликованы мнения исламоведов и общественных деятелей:
http://dumrf.ru/common/event/7583
http://ravil-tugushev.livejournal.com/29477.html

5 октября журналист Ася Капаева (хотелесь бы ее поблагодарить отдельно, все это время Ася публиковала материалы по этому делу) связалась со мной, так как в КЧР полицейские не дожидаясь вступления в законную силу Решения суда начали изымать из продажи перевод Кулиева. На защиту встал общественный деятель Руслан Камбиев. Я тут же связался с ним по телефону. В телефонном разговоре ему была оказана юридическая помощь, так же я направил по электронной почте, материалы свидетельствующие о том, что Решение не вступило в законную силу. 
http://ravil-tugushev.livejournal.com/30001.html
Полицейские изымавшие книги, все вернули извинившись.
http://www.regnum.ru/news/kavkaz/1717633.html#ixzz2hESH414o 
8 октября в передаче «Телеобъектив» был показан ролик.
http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=jOlcrQPwrjs

14 Октября мне поступило определение октябрьского районного суда г.Новороссийска о том что моя жалоба принята к производству. 24 октября было назначено заседание по рассмотрению апелляционной жалобы в Краснодарском краевом суде.

Позже были вынесены решения о рассмотрении других жалоб, которые были так же назначены на 17 декабря.

15 декабря я выехал в Краснодар для участия в суде, вместе со своей супругой. 16 декабря в канцелярии суда я ознакомился с материалами дела.

О том как проходил суд было уже много написано другими участниками суда, особо повторяться не стоит. От себя добавлю, заседание длилось 35 минут (мной сделана аудиозапись судебного заседания) Перед заседанием, каждым из нас было подготовлено выступление, к сожалению сказать все что было заготовлено не удалось. Первым выступал Мурад Мусаев. У нас был несколько разный статус в суде. Мусаев выступал как представитель Кулиева и его речь в основном была направлена на замечания по экспертизе перевода от которой отталкивался суд первой инстанции. Выступление Мурада длилось 11 минут. Вторым выступал я, в отличии от Мурада, так же как и представитель Карданова, и адвокат Аджуба выступали в защиту нарушенных конституционных прав мусульман на свободу вероисповедания, в соответствии со ст. 46 ГПК РФ. Вторым и третьим выступать в суде всегда сложнее, обычно при повторе слов сказанных первым выступающим суд прерывает выступление, мной был сделан акцент на нарушении конституционных прав мусульман, и процессуальных нарушениях допущенных в суде первой инстанции, вступление длилось 5 минут, далее выступил представитель муфтия Карданова, кандидат юридических наук Зафесов С.Г. Почему то во всех публикациях о суде в Краснодаре он незаслуженно забыт а ведь им сделано ни чуть не меньше чем мной и адвокатом Мусаевым. Последним выступал Руслан Аджуба, адвокат из Адыгеи.

Всех вдохновляло присутствие на процессе муфтия санкт Питербурга Мунира Беюсова, который специально прилетел из Санкт Питербурга для участия в процессе, участие одного из исламских лидиров России предавало уверенности участникам процесса.

После наших выступлений, слово было предоставлено старшему помощнику транспортного прокурора г.Новороссийска Оксане Зотовой. Госпожа Зотова до последнего пыталась всех убедить то что перевод Кулиева это некий богословский труд. На вопрос суда был ли сравнительный анализ с другими переводами, она ничего не ответила. Далее Оксана Зотова начала говорить то чего нет ни в экспертизе, ни в решении суда первой инстанции, чем вызвало недоуменные взгляды со стороны участников процесса. Сидящий рядом со мной Мурад Мусаев недоуменно прошептал, что этого же нет в деле, с чем я согласился. В прении сторон каждая сторона обменялась мнениями. Мной и Зафесовым был сделан акцент на том что в Решении суда первой инстанции в нарушение ст. 13 Федерального Закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ
"О противодействии экстремистской деятельности", судом применена формулировка «уничтожить» оскорбляющая религиозные чувства мусульман.

После совещания суд отменил Решение Октябрьского районного суда г.Новороссийска и вынес новое Решение в котором в иске транспортному прокурору о признании книги «Смысловой перевод священного Корана на русский язык» /Перевод с арабского Э.Р. Кулиева. 1-ое издание. Комплекс имени Короля Фахда по изданию священного Корана. п/я 6262. Медина Мунаввара. Саудовская Аравия, 2002. 1088 с. ОТКАЗАНО.

Еще раз хочу поблагадорть всех тех, кто не остался равнодушным, принял участие в процессе, направлял письма в адрес президента, поддержал нас как морально так и материально, освещал в прессе и на своих страницах в блогах ход событий.
Участники процесса слева на право:


Султан Зафесов, Руслан Аджуба, Мурад Мусаев, муфтий Мунир Беюсов, Равиль и Ирина Тугушевы, Али Хасанов, Руслан Камбиев.

Выводы.
Как я ранее и писал это по истине историческое Решение суда надеюсь поставит наконец то точку в попытках запретить Коран и как следствие Ислам в России. Есть наработанная судеьная практика включающая в себя Решение Верховного суда Республики Башкортостан которое отменило Решение Октябрьского суда (неправда ли странное совпадение) г.Уфы признавшего отдельные аяты Корана экстремистскими и Решение краснодарского краевого суда по отмене Решения Октябрьского районного суда г.Новороссийска. Согласно п.5 ст. 329 ГПК РФ «Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия», однако успокаиваться не стоит, скорее всего транспортная прокуратура попытается оспорить решение суда второй инстанции в порядке надзора. Вероятность того что решение будет изменено ничтожно мала, но готовиться к этому надо.

Данный процесс показал что в нашей стране возрос уровень правосознания мусульман. Если Решение Оренбургского суда пытался оспорить только, к сожалению погибший в этом году Рустемом Валиуллин, то в Краснодарский краевой суд для защиты интересов мусульман прибыло уже 9 человек, четверо из которых профессиональные юристы.
http://dumrf.ru/common/opinions/7912

Да нас всего было 9 человек на суде, но были и те кто нас поддержал. Те 20 Саратовских мусульман которые подали колективную жалобу, готовы были в любой момент выехать в Краснодар. Да были те кто остался равнодушным, были и те кто к сожалению поддержал это неправомерное решение, но нам надо работать, повышать правосознание мусульман направленное на защиту наших Конституционных прав, проводить разъяснительную работу. 

На решение суда повлияло много факторов:Первый, судом первой инстанции было допущено слишком много нарушений. Второй фактор, подано одновременно несколько жалоб, и в результате слаженной работы юристов удалось неправомерное решение октябрьского суда отменить. Если бы была подана всего одна жалоба, не исключено что решение Краснодарского суда было бы иным. Третий фактор, дело имело большой общественный резонанс, и могло послужить в случае отказа причиной недовольства мусульман, что в предверии Олимпиады никому не было нужно. Но факт есть факт, справедливость востержествовала.

Что делать?
Ну и наконец то самый последний вопрос: Что делать?
Я согласен с Абдуллой Ринатом Мухаметовым
http://ansar.ru/person/2013/12/20/46397
Настала пора создания единого мусульманского общественного правового центра, основными задачами которого были бы:
1.Защита Конституционных прав мусульман.
2.Разъяснительная работа среди мусульман по недопущению нарушений законодательства Российской Федерации (это позволит во много избежать многих проблем в дальнейшем)
3.Мониторинг проектов законодательства всех уровней власти и вынесенных судебных решений на территории Российской Федерации в которых могли бы быть нарушены Конституционные права мусульман, граждан Российской Федерации, и своевременное обжалование данных решений.
4.Реагирование на антиисламские высказывания и антиисламские акции, с подготовкой материалов и направлением их в правохранительные органы и суд.
Объединение мусульман юристов, поможет нам защитить наши права, в рамках действующего законодательства. Общественные правовые центры на мой взгляд должны существовать при всех духовных управлениях мусульман России. Но самое главное, они должны РАБОТАТЬ, а не быть неким безучастным придатком.

Автор: Равиль Тугушев

Комментарии 7