Среда обитания

ТАЙНА ГУАНТАНАМО

ВСЕ помнят фотографии пыток, активно распространявшиеся в Интернете. Но крупные СМИ, не имея возможности про- верить подлинность фотографий, не решались их публиковать. А в 2004 году телеканал Си-би-эс посвятил этим снимкам целый репортаж об обращении с иракскими заключенными, который и послужил началом крупных разоблачений. Быт тюрьмы Абу Грейб показал, что так называемая война с диктатурой Саддама Хусейна является обычной оккупацией, сопровождавшейся целой вереницей преступлений. Вашингтон, как водится, уверял, что речь идет об отдельных бесчинствах, совершенных отщепенцами без ведома командования. Нескольких сол- дат даже арестовали и судили, чтобы другим неповадно было. После чего дело закрыли до следующих разоблачений.

А ЦРУ и Пентагон тем временем начали готовить общественное мнение (как в самих Соединен- ных Штатах, так и в странах- союзниках) к восприятию «но- вых» моральных ценностей. С этой целью ЦРУ назначило пол- ковника Чейза Брендона, кузена актера Томми Ли Джонса, агентом по связям с Голливудом и наняло знаменитых писателей (напри- мер, Тома Клэмси) и сценаристов для создания новых фильмов и телесериалов. Перед авторами по- ставили задачу заклеймить мусуль- манскую культуру и обезличить ее, а попутно представить пытки чем- то само собой разумеющимся, не- избежной составляющей борьбы с терроризмом.

В качестве примера подобного рода продукции можно привести приключения агента Джека Бауэ- ра в сериале «24», съемки которо- го щедро финансировались ЦРУ. С каждым новым сезоном авторы все больше расширяли границы дозволенного. И если в первых се- риях герои просто запугивали по- дозреваемых, чтобы получить от них необходимые сведения, то в дальнейшем перешли уже к истя- заниям, все меньше мучаясь угры- зениями совести и все больше уве- ряясь в правоте своего дела. Так в коллективном сознании были бесследно стерты несколь- ко веков гуманизма, и наступила новая эпоха варварства. Хрони- кер газеты «Вашингтон Пост» Чарльз Краутаммер (по совме- стительству врач-психиатр) и во- все трактовал применение пыток в эпоху войны с терроризмом как «моральный императив» (!). Фактам нашлось подтверждение в расследовании швейцарского сенатора из Совета Европы Дика Марти. Выяснилось, что ЦРУ по- хищало людей тысячами, причем даже на территории Европейско- го союза. Спустя некоторое время на широкую общественность обру- шилась целая лавина свидетельств о преступлениях, совершенных в тюрьмах Гуантанамо на Караибах и Баграм в Афганистане.

Но обработанное общественное мнение стран — членов НАТО удовлетворилось подсунутым им объяснением, которое так хоро- шо сочеталось с романическими интригами. Для спасения невин- ных душ Вашингтон прибегал к методам подпольной работы: подозреваемых похищали и за- ставляли говорить, применяя действенные, хоть и осуждаемые общественной моралью методы. Именно от этой наивной по- зиции отталкивался кандидат в президенты Барак Обама, вы- ступая против действующей ад- министрации Джорджа Буша. Запрет на применение пыток и закрытие секретных тюрем Оба- ма поставил во главу угла своей предвыборной программы.

Во время переходного периода, после своего избрания на пост президента, он окружил себя юристами очень высокого уровня и поручил им разработать страте- гию, которая помогла бы покон- чить с этим зловещим эпизодом в истории страны. Поселившись в Белом доме, Обама посвятил свои первые президентские ука- зы исполнению взятых на себя обязательств. Рвение нового президента покорило междуна- родную общественность, вызвало к нему огромную симпатию и по- зволило улучшить имидж Соеди- ненных Штатов в мире.

Однако прошел уже год после избрания Обамы президентом, а воз и ныне там. Были рассмо- трены несколько сотен индиви- дуальных случаев, но, по сути, по- ложение не изменилось. Тюрьма Гуантанамо как функционирова- ла, так и функционирует и в бли- жайшее время закрыта не будет. А ассоциации по защите прав человека продолжают заявлять, что применяемые насильствен- ные действия только ухудшили положение заключенных.

Поначалу вице-президент Джо Биден, отвечая на вопросы, ка- сающиеся данной ситуации, заяв- лял, что чем больше он вникает в тему, тем больше открывает неиз- вестных фактов. Но затем с ним произошла загадочная перемена: он предостерег прессу от откры- тия ящика Пандоры.

Со своей стороны Грег Крейг, советник по юридическим вопро- сам Белого дома, подал в отставку, но не потому, что не справился с задачей закрыть центр, а потому, что ему поручили невыполнимую, с его точки зрения, миссию.

Так почему же президенту Соеди- ненных Штатов не удается решить задачу? Если о бесчинствах эпохи Буша было уже все рассказано, то зачем упоминать о ящике Пандо- ры и чего следует опасаться? Просто в действительности все гораздо масштабнее. Дело не ограничивается несколькими похищениями и одной тюрьмой. Работает система, и ее истинные цели и задачи разительно отлича- ются от того, в чем нас пытаются уверить ЦРУ и Пентагон. И что- бы начать наш спуск в ад, оста- лось устранить одну неясность.

КОНТРВОССТАНИЕ

То, что творили — по крайней мере вначале — военнослужащие сухопутных войск в Абу Грейб, не имело ничего общего с экс- периментами ВМС и морской пехоты в Гуантанамо и других секретных тюрьмах. Там произо- шло закономерное превращение обычных солдат в полицейских, вынужденных противостоять враждебно настроенному мест- ному населению. Лишь полити- ка террора могла позволить им управлять «аборигенами». Силы Коалиции решили не следовать примеру российских внутренних войск в Чечне, а повторить так- тику репрессий, применявшуюся французами во время войны в Ал- жире против алжирцев, которых они тогда еще называли своими «соотечественниками». С этой целью Пентагон пригласил

французского генерала в отстав- ке Поля Осареса — специалиста по контрвосстаниям, чтобы он подучил американских офицеров. За свою долгую карьеру Осарес сопровождал Соединенные Шта- ты везде, где они вели «войны низкой интенсивности», в основ- ном в Юго-Восточной Азии и Ла- тинской Америке.

В конце Второй мировой войны Соединенные Штаты создали два центра подготовки специали- стов по репрессивным техникам: Военно-политическую академию на Тайване и Школу Америк в Панаме. Лекции о применении пыток читались руководителям операций подавления, которые работали в Азии и Латинской Америке. В 1960—1970 годы деятельность репрессивных сил координировалась из штаб- квартиры Всемирной антикомму- нистической лиги, объединившей руководителей соответствующих стран. Политика подавления по- лучила широкое распростране- ние во время операций «Феникс» во Вьетнаме (по нейтрализации 80 000 человек, подозревавшихся в принадлежности к Вьетконгу) и «Кондор» в Латинской Америке (по преследованию и уничтоже- нию политической оппозиции в масштабе континента). Метод за- чисток эскадронами смерти охва- ченных восстаниями территорий был в точности воспроизведен в Ираке во время операции «Же- лезный молот».

Единственным новшеством ирак- ского варианта стала раздача американским солдатам книги классика колониальной литерату- ры, антрополога Рафаэля Патаи «Арабская ментальность» с пре- дисловием полковника Норвела Б. Де Аткина, директора Специ- альной военной школы Джона Ф. Кеннеди, в которую была пере- именована зловещая Школа Аме- рик после переезда в Форт Брэгг, штат Северная Каролина. В этой книге, в которой научным тоном описываются общеизвестные глу- пые предрассудки об арабах, есть знаменитая глава о сексуальных табу, которая и вдохновила аме- риканских солдат на постановку мизансцен в Абу Грейб.

Применявшиеся в Ираке пытки не единичные случаи (как пыта- ется представить их администра- ция Буша), это просто часть стра- тегии подавления. И моральное осуждение тут не поможет: с изде- вательствами можно покончить, только разрешив политическую ситуацию. Поэтому Барак Обама все откладывает и откладывает вывод иностранных войск из Ирака.

ОПЫТЫ ПРОФЕССОРА БИДЕРМАНА

Совсем под другим углом зрения психиатр ВВС профессор Аль- берт Д. Бидерман изучал пси- хологическое воздействие на американских военнопленных в Северной Корее.

Задолго до правления Мао и ком- мунистов китайцы разработали изощренные методы ломки воли заключенного и выбивания из него признаний. Они использова- ли эти методы во время войны в Корее и добились определенных результатов: американские воен- нопленные убежденно рассказы- вали журналистам о своих пре- ступлениях, которых, возможно, даже и не совершали.

Первые результаты своих наблю- дений профессор Бидерман пред- ставил во время слушаний в сена- те 19 июня 1956 года, а затем год спустя в Медицинской академии в Нью-Йорке. Он выделил пять стадий, через которые проходят «субъекты».

1. Заключенный отказывается со- трудничать и замыкается в себе.
2. Кнут и пряник могут заставить заключенного перейти во вторую стадию. Заключенный начинает защищаться от выдвигаемых про- тив него обвинений.
3. Затем заключенный начинает сотрудничать. Он продолжает кричать о своей невиновности, но уже старается угодить следо- вателям, признавая, что он, воз- можно, мог совершить ошибку, не осознавая того: случайно или по оплошности.
4. Когда заключенный переходит в четвертую стадию, он уже пол- ностью деморализован. Он про- должает отрицать то, в чем его обвиняют, но уже признает свою преступную природу.
5. В конце процесса обработки заключенный признается, что совершил преступления, в кото- рых его обвиняют. Он даже выду- мывает дополнительные детали, чтобы обвинить себя еще больше и требует наказания.

Бидерман тщательно изучил тех- ники, использовавшиеся китай- скими тюремщиками в целях ма- нипулирования заключенными, а именно: изоляция, монополи- зация сенсорного восприятия, усталость, угрозы, поощрения, демонстрация власти тюремщи- ков, ухудшение жизненных усло- вий, ограничения.

Физическое насилие вторично, а психологическое насилие всеобъ- емлюще и постоянно.

Работы Бидермана по «промы- ванию мозгов» тщательно изуча- лись. Американские военные боялись, что их солдаты могут превратиться во врагов, «обра- ботанных», готовых признаться в чем угодно и совершить все что угодно. Поэтому военные разработали специальную про- грамму выживания для летчиков- истребителей. Программу, кото- рая сделала бы их устойчивыми к пыткам и не позволила бы их перевербовать, если те попадут к врагу в плен. Эта программа получила название ВИСС — акро- ним четырех слов «Выживание — Избежание — Сопротивление — Спасение». Поначалу обучение по этой программе проходило в специальной Школе Америк. Но затем получило распространение и на другие рода войск — теперь курсы проходят уже на несколь- ких американских базах. Кроме того, подобные курсы обучения теперь введены во всех армиях стран — членов НАТО.

После вторжения в Афганистан администрация Буша решила ис- пользовать эти методики для вы- бивания признаний из военно- пленных. Нужны были показания, которые постфактум подтвердили бы причастность Афганистана к терактам 11 сентября и узаконили бы официальную версию.

С этой целью на базе ВВС в Гуан- танамо были оборудованы новые помещения, и опыты начались. Теория Альберта Бидермана была дополнена гражданским психологом профессором Мар- тином Селигманом. Селигман — личность известная: он, в част- ности, является президентом Американской психологической ассоциации.

Именно Селигман обозначил гра- ницы теории условных рефлексов Ивана Павлова. Для этого он по- мещал собаку в клетку, пол кото- рой был поделен на две части. То под одной, то под другой частью пола в случайной последователь- ности включали электрический ток. Животное в целях самоза- щиты прыгало с одного места на другое, в чем не было ничего неожиданного. Но когда процесс убыстряли, периодически пропу- ская электрический ток под всей клеткой, собака приходила к вы- воду, что спасения нет и ее усилия тщетны. Тогда животное отказы- валось от борьбы, ложилось на пол и переходило во вторую ста- дию, которая позволяла ему пас- сивно переносить страдание. Нео- жиданность ждала исследователей в конце: когда клетку открывали, собака не убегала. Она уже не мог- ла сопротивляться и продолжала лежать и терпеть боль.

Вдохновленные подобными экспериментами руководители военно-морских сил США созда- ли особую медицинскую команду. Они привезли в Гуантанамо про- фессора Селигмана — не просто практикующего врача, но настоя- щую звезду, известную своими работами по нервной депрессии. Его труды, посвященные опти- мизму и вере в себя, являются мировыми бестселлерами.

Именно он руководил экспери- ментами над человеческими «по- допытными кроликами». Некото- рые заключенные в конце концов погружались в вышеописанное психическое состояние, которое позволяло им переносить боль, но лишало способности к сопро- тивлению. Манипуляции подоб- ного рода быстро переводили заключенных в стадию три по теории Бидермана.

Опираясь на работы Бидермана, американские тюремщики под руководством профессора Селиг- мана проверили на практике и улучшили технику принуждения. Вскоре была разработана научная методика, основанная на исполь- зовании гормональных колеба- ний. В Гуантанамо даже была от- крыта медицинская лаборатория, где у «подопытных кроликов» регулярно брали анализы слюны и крови для определения их реак- ции на те или иные пытки. Военным удалось усовершен- ствовать свои преступления. Например, в программе ВИСС описаны методы воздействия на сенсорное восприятие. Были проведены соответствующие опыты: заключенному мешали спать — включали громкую му- зыку, вызывающую стрессовое состояние. Но воистину впечат- ляющие результаты давало вос- произведение крика безутешного младенца, когда этими звуками за- ключенных обрабатывали в тече- ние нескольких дней подряд. А самая полная власть демонстри- ровалась тюремщиками во время избиений заключенных. В Гуан- танамо были созданы специаль- ные силы немедленного реаги- рования, которые должны были наказывать заключенных. Для этого военных одевали в защит- ные шлемы а-ля Робокоп. Заклю- ченного выволакивали из клетки и помещали в комнату с обитыми клееной фанерой стенами. «По- допытного кролика» швыряли на стены, но фанера частично смяг- чала удары. Цель: сломить волю заключенного, не сломав ему при этом костей.

Но лучший результат дала пытка водой. Некогда святая инквизи- ция погружала голову заключен- ного в чан с водой и извлекала за мгновение до утопления. Ощуще- ние неминуемой гибели порожда- ет острое чувство страха. Но тот прием был примитивным и часто приводил к смерти. Поэтому те- перь пленного держат связанным в пустой ванне, а воду льют ему на голову. Несчастные случаи при таком методе происходят реже. «Это не имеет ничего общего с тем, что делала инквизиция, общее разве что вода…» (!), — так резюмировал рассказ об этих опытах заместитель директора ЦРУ, выступая перед Парламент- ской комиссией.

Американские врачи, в отличие от доктора Йозефа Менгеле, из концлагеря Аушвиц, не скрывали свои эксперименты — они вели их под непосредственным и исклю- чительным контролем Белого дома.

Все решения принимались груп- пой из шести человек: Диком Чей- ни, Кондолизой Райс, Дональдом Рамсфельдом, Колином Пауэлом, Джоном Эшкрофтом и Джорджем Тенетом, последний даже под- твердил, что участвовал в десятке рабочих заседаний группы. Тем не менее эти опыты дали неудовлетворительный резуль- тат. Лишь немногие «испытуе- мые» оказались восприимчивы к разработанным методикам. Из таких заключенных удавалось вы- бить признательные показания, но состояние их оставалось не- стабильным, и показывать таких людей публике было опасно. Самый известный случай «про- кола» — дело мнимого Халида Шейха Мохаммеда. Имеется в виду арестованный в Пакистане мужчина, которого обвинили в том, что он является кувейт- ским исламистом. После про- должительных пыток (только в течение марта 2003 его 183 раза подвергли пытке водой), муж- чина признал, что он является Халидом Шейхом Мохаммедом и виновен в организации 31 те- ракта, в том числе теракта во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке в 1993 году. Он так же взял на себя взрыв ночной дискотеки на Бали и убийство с отсечением головы журналиста Даниэля Перла. Признал он себя и участником терактов 11 сентя- бря 2001 года. Проблема была в том, что мнимый Шейх Мохам- мед подтвердил свои признания лишь перед военным комисса- ром, но адвокатам и военным су- дьям не удалось допросить его на публике, потому что тюремщики опасались, что за пределами клетки заключенный откажется от своих признаний.

ОФШОРНЫЕ ТЮРЬМЫ ВМС США

В конечном счете администрация Буша посчитала, что лишь едини- цы способны сыграть роль авто- ров терактов 11 сентября. Поэто- му был сделан вывод, что необхо- димо осмотреть очень большое число заключенных с целью ото- брать наиболее восприимчивых. Учитывая полемику, развернув- шуюся вокруг Гуантанамо, ВМС создали другие секретные тюрь- мы вне всякой юрисдикции — в международных водах. Они реши- ли оградить себя от возможного судебного преследования.

С этой целью 17 плоскодонных кораблей, которые обычно ис- пользуются для высадки десанта, были приспособлены под пла- вучие тюрьмы с клетками, как в Гуантанамо. Имена трех из этих кораблей были установлены бри- танской правозащитной органи- зацией «Реприв»: военные аме- риканские корабли «Эшлэнд», «Батан» и «Пелелиу».

Если сосчитать всех тех, кого взя- ли в плен или похитили в зонах конфликтов по всему миру за по- следние восемь лет, то получится порядка 80 000 человек. Всех их пропустили через систему обра- ботки. Из них не менее тысячи были доведены до последней стадии психологической деграда- ции, согласно теории Бидермана. Поэтому перед администрацией Обамы стоит тяжелая дилемма: закрыть тюрьму в Гуантанамо невозможно, не раскрывая соде- янного. А признаться в совершен- ных преступлениях нельзя, не подтвердив, что все собранные показания ложны и сознательно выбивались под пытками, со все- ми вытекающими из этого поли- тическими последствиями. В конце Второй мировой войны Нюрнбергским военным трибу- налом были вынесены пригово- ры по двенадцати делам. В одном из них фигурировали 23 нацист- ских врача, из которых семь были оправданы, девять были пригово- рены к тюремному заключению и семь — к смертной казни. С тех пор врачебная практика регули- руется на международном уровне Этическим кодексом, по которо- му запрещается как раз все то, что делали американские врачи в Гуантанамо и других секретных тюрьмах.

Автор: Тьерри Мейсан

Комментарии 9