Их нравы

РИСИ как всегда со своими "экспертизами", вот откуда "ветер дует"...

Как самостоятельный народ кряшены сохранятся только в лоне православия

Самобытный православный тюркоязычный этнос кряшены исторически проживает на территории Урало-Поволжья. Несмотря на попытки некоторых публицистов именовать кряшен "крещеными татарами" и изображать их жертвами насильственной христианизации татар после присоединения Казанского ханства Иваном Грозным, сами они настаивают и доказывают на основе многочисленных исторических фактов, что их предки исповедуют православие со времен Волжской Булгарии (IX-XIII вв.). Как и все народы России, с 1990-х годов кряшены переживают период религиозного возрождения. Недавно в Татарстане произошла серия поджогов кряшенских храмов.

О том, как сегодня происходит воцерковление этого народа, какое место православие занимает в его повседневной жизни, национальной культуре и самосознании, что могло стать причиной поджогов, в интервью "Интерфакс-Религия" рассказал настоятель Никольской церкви в деревне Кряш-Серда Пестречинского района Татарстана, редактор интернет-портала "Кряшенская духовная миссия" священник Димитрий Сизов.


- Отец Димитрий, что сегодня представляют собой кряшены как этнос? 

- Кряшен в России, по оценкам экспертов, насчитывается 300 тысяч человек, из которых большая часть проживает на территории Татарстана (порядка 250 тысяч человек). Есть места компактного проживания в Удмуртии, Башкирии и Челябинской области (кряшены-нагайбаки). После переписи 1926 года нашему народу не позволяли во время последующих переписей называть себя кряшенами, разрешая записываться только татарами. Последние две постсоветские переписи позволяли нам себя идентифицировать как кряшен, но была установка записываться только татарами, чтобы не раскалывать, как считают местные националисты в Татарстане, "единую татарскую нацию", и поэтому, если верить переписи 2010 года, нас всего 32 тысячи человек, что вызывает улыбку у всех от недоумения.

Абсолютно неверно, когда нас называют крещеными татарами. Мы, кряшены, приняли православие задолго до взятия Казани Иваном Грозным, православие среди нас распространялось еще в Волжской Булгарии и Золотой Орде, на что указывает множество фактов. И наши предки не были мусульманами. Наша традиционная культура, наш национальный язык не имеют ничего мусульманского: в нем нет арабизмов и персизмов. Показательно, что еще в XIX веке в Казанской губернии встречались кряшены-язычники, что документально зафиксировано. Какие же мы бывшие татары-мусульмане? Мы - кряшены, а не татары. И православие является не просто частью нашей национальной культуры, православие для кряшен - это часть их этнического мировоззрения, это составная часть нашей самоидентификации. И я могу сказать однозначно: как самостоятельный народ, а не какой-то субэтнос, кряшены сохранились и сохранятся только в лоне православия.

- Какое место религия занимала в кряшенском национальном движении? 

- До революции огромную роль в деле религиозного просвещения кряшен играл Николай Иванович Ильминский (1822-1891), которого историки называют "апостолом кряшен", поскольку именно им началась подготовка православного духовенства среди кряшен, разработана практика богослужения на церковнокряшенском языке, создана для кряшен письменность, по всему Поволжью заработала национальная система религиозного образования через сеть школ Общества святителя Гурия, а его время и последующие годы вплоть до революции исследователи считают "золотым веком" истории кряшен. Именно в это время сформировалась кряшенская интеллигенция, которая подготавливалась именно в религиозных учебных заведениях. Такие национальные титаны из кряшен, как педагог Василий Тимофей (1836-1895) и поэт Яков Емельянов (1849-1893) были православными священниками.

1917 год, как и для многих народов нашей страны, перечеркнул историческое развитие кряшен в лоне православия. "Система Ильминского", как и его собственное имя, были охаяны. До сих пор выражение "православный миссионер" в Татарстане имеет негативный оттенок, хотя кряшены между словами "миссионер" и "просветитель" ставят знак равенства. Несмотря на некоторое заигрывание с кряшенами в 1920-е годы, поддержку большевиками их национальных чаяний в виде возможности самоопределяться как отдельному народу, что и показала перепись 1926 года, когда кряшенами себя идентифицировали 110 тысяч человек, в дальнейшем началось сворачивание кряшенского национального движения с последующим тотальным гонением на православие. При этом для кряшен это обернулось "слиянием" их с татарами-мусульманами. С этого времени и порой до сегодняшнего дня нас ошибочно причисляют к субэтносу татарского народа, именуют крещеными татарами.

Нашу письменность, созданную Николаем Ильминским и основанную на кириллице, пытались заменить вначале на арабскую под тем предлогом, что мы - часть татарского народа, а затем на латиницу, что пережили все мусульманские народы СССР с конца 1920-х годов, когда стали осуществлять этот проект большевики. Кряшен причислили к мусульманскому народу - татарам, письменность им заменили на татарскую латиницу. Когда в 1939 году татарский язык перевели на кириллицу, это не было возвратом к письменности, созданной Ильминским, это была совершенно другая письменность. Только уже в постсоветское время, когда мы начали печатать наши православные богослужебные книги, мы стали возвращаться к церковнокряшенскому языку и письменности Николая Ивановича.

- Как происходил процесс религиозного возрождения у кряшен в постсоветской России? 

- 23 декабря 1989 года в Казани был открыт кряшенский приход. Возглавил его отец Павел Павлов, до сегодняшнего дня возглавляющий его и являющийся благочинным кряшенских приходов Татарстанской митрополии Русской православной церкви. В 1995 году кряшенам передали Тихвинскую церковь, где и располагается кряшенский приход (до этого он находился в Никольком соборе). Постепенно стали открываться приходы в кряшенских населенных пунктах на селе, кряшены стали поступать в Казанскую духовную семинарию, начал формироваться слой кряшенского духовенства. Сегодня в Татарстане служат священниками 20 этнических кряшен, однако только шесть из них ведут службу на церковнокряшенском языке: это приходы в Казани, деревнях Кряш-Серда (Пестречинский район), Мелекес (Тукаевский район), Ляки (Сармановский район), Чура (Кукморский район), Аты (Нижнекамский район).

- А что сегодня представляет собой православная духовная миссия среди кряшен? 

- Кряшенская духовная миссия - это неформальный союз этнически кряшенских священников и мирян, а также всех сочувствующих и поддерживающих деятельность по воцерковлению кряшен. Территориально кряшенская духовная миссия ограничена только Татарстаном, хотя кряшенские деревни есть в Удмуртии, Башкирии и Челябинской области. Огромную роль в нашей работе играет перевод и издание богослужебной литературы. В 2005 году была завершена работа по полному переводу Священного Писания на церковнокряшенский язык. Сами понимаете, что шесть приходов для 250-тысячного кряшенского населения Татарстана, безусловно, мало. К примеру, в Мамадышском районе, в котором больше всего проживает кряшен, нет ни одной церкви, где на постоянной основе служат на церковнокряшенском языке. В результате выходом является только периодические выезды кряшенских священников в села для совершения в них богослужений, что на самом деле не может быть нормальным явлением. Кряшенская общественность в Набережных Челнах и Нижнекамске выступала с идеей строительства кряшенских церквей, однако поддержки это не нашло. Из всех городов Татарстана только в Казани есть свой приход у кряшен.

- Какие трудности Вы видите в работе по воцерковлению кряшен? 

- Во-первых, это отсутствие централизации у этой деятельности в ее координации с властями, обычно совершенно индифферентно относящиеся к этому. Во-вторых, работа эта ведется в большинстве своем за счет голого энтузиазма самих кряшенских священников при отсутствии элементарного финансирования (даже на поездки по деревням мы, в массе своей деревенские кряшенские священники, тратим средства своих приходов). И, наконец, в-третьих, это нехватка кадров кряшенского духовенства, отсутствие его целенаправленной подготовки. Например, сейчас в Казанской семинарии учится на заочном отделении один кряшен, который станет в будущем седьмым кряшенским священником. В 2014 году поступит на очное отделение в семинарии на первый курс один кряшен. Можно к этому добавить дефицит религиозной литературы на церковнокряшенском языке для широких масс населения.

Другой для нас проблемой является наметившаяся исламизация некоторых кряшен. Все помнят, как во главе Форума кряшенской молодежи, официальной кряшенской организации, был поставлен кряшен-мусульманин. Мы до сих пор не можем понять, зачем это сделали в Татарстане, но кряшены возмущаются до сих пор этим. Самое страшное - это то, что часть кряшен, принимая ислам, становится радикалами. Например, в 2010 году в Татарстане появились боевики. Во главе их стоял Руслан Спиридонов, кряшен, который был ваххабитом. Сейчас в Казани действует "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами", в нашей стране признанная террористической организация. Среди ее видных членов есть кряшен, который ходит по Казани с футболкой "Я хочу жить в халифате". Это совершенно ужасная ситуация, кто-то ведь способствует исламизации кряшен.

- Изучается ли прошлое православной миссии среди кряшен и современное ее положение? 

- К счастью, да. Это делают и сами кряшены, и их общественные организации. Например, у нас есть Совет ветеранов кряшенского движения Казани, который регулярно издает книги, его деятели выступают с докладами на научных конференциях. В этом же направлении работает Казанская духовная семинария, ректор которой митрополит Татарстанский и Казанский Анастасий поддерживает изучение православного наследия кряшен и других народов Поволжья. Отдельного упоминания заслуживает Российский институт стратегических исследований, который большое внимание уделяет проведению научных конференций по истории и современному положению кряшен и роли православия в их жизни, бережно изучает и популяризирует опыт Николая Ильминского, разоблачая сохранившиеся стереотипные негативные мифы о нем, столь живучие до сих пор. Кряшены все это видят, благодарят и ценят такую научно-исследовательскую работу.

- Последние события в Татарстане с поджогами церквей, в том числе и в кряшенских деревнях, вызвали волнения среди кряшенской общественности... 

- Для всех нас, кряшен, это национальная трагедия. Мы очень переживаем: женщины, дети и старики плачут, люди отчаиваются. Сначала 17 ноября подожгли в кряшенском селе Ленино Новошешминского района Татарстана храм Великомученика Дмитрия Солунского и храм в честь новомучеников и исповедников Российских в Чистополе, затем 29 ноября сожгли храм Рождества пророка Иоанна Предтечи в селе Албай Мамадышского района и храм Живоначальной Троицы в селе Крещеные Казыли Рыбно-Слободского района, причем приходы последних двух храмов из-за отсутствия своего священника я духовно окормлял. 1 ноября в селе Ленино сожгли часовню на роднике. А до этого часовни горели 13 сентября в селе Ивановка Лениногорского района и 14 ноября в селе Соколка Бугульминского района.

Абсолютная уверенность у населения, что это дело рук ваххабитов. Правоохранительные органы в лице республиканской прокуратуры назвали эти поджоги терактом. Эксперты, анализирующие ситуацию в этнорелигиозной сфере Татарстана, фиксируют, что в ряде районов к православным священникам приходят подозрительные агитаторы из числа фундаменталистов и предлагают принять ислам. Священники об этом молчат, потому что боятся быть обвиненными в разжигании религиозной вражды, хотя некоторым из них уже поджигали дома, а наши церкви сжигают.

Я знаю, что очень многим не нравится, что сейчас идет процесс воцерковления кряшен, и не нравится то, что кряшены себя идентифицирует как самостоятельный православный народ, целиком и полностью преданный России. Ведь благодаря православию идет консолидация кряшен, а это кому-то очень не нравится. Если у кряшен будет свой высокостатусный религиозный деятель, то православная миссия среди кряшен только усилится, потянется молодежь в храмы, станет больше православного духовенства из числа кряшен, столь необходимого нам. И это не только мнение кряшенской общественности, в этом убеждены и эксперты из серьезных федеральных аналитических учреждений.

Кряшены свое настоящее и будущее видят только в православии. Секулярная этническая идентичность по всем оценкам уступает место религиозной этнической идентичности: кряшен значит православный. Я сам вижу, как идет процесс воцерковления кряшен, и надеюсь, что это движение снизу будет поддержано не только Церковью, но и светскими властями.

P.S.

"Отдельного упоминания заслуживает Российский институт стратегических исследованийкоторый большое внимание уделяет проведению научных конференций по истории и современному положению кряшен и роли православия в их жизнибережно изучает и популяризирует опыт Николая Ильминскогоразоблачая сохранившиеся стереотипные негативные мифы о немстоль живучие до сих пор. Кряшены все это видятблагодарят и ценят такую научно-исследовательскую работу. -"

 

Комментарии 21