Среда обитания

Жить в России это высшая мера наказания

В уфимской колонии не прекращается силовое давление на благотворителя Фанзиля Ахметшина – свой срок он проводит в ШИЗО. Мы публикуем подробное исследование обозревателя WordYou.Ru Валиахмета Бадретдинова этого громкого и сфальсифицированного уголовного дела против религиозного активиста. Два года назад, 29 ноября 2011 года, по возвращении из гуманитарного рейда в сомалийский лагерь беженцев, Фанзиль Ахметшин был арестован в аэропорту спецслужбами республики Башкортостан.

На дворе XXI век, а в судах – средневековье. В следственных изоляторах, в колониях томятся сотни и тысячи незаконно, несправедливо осужденных. Это сказано не ради сгущения красок, такова реальность.

В Башкортостане резонансными стали уголовные дела, возбужденные против общественника Фанзиля Ахметшина и депутата Юматовского сельсовета Рашита Ялалова. Дела разные, результат один – оба приговорены судьей Уфимского районного суда Гульнарой Насыровой к реальным срокам лишения свободы. Если первый из них боролся за физическое и моральное совершенствование своих соотечественников, второй выступал против коррупции, клановости и кумовства на уровне муниципальной власти.

Абсурд, а не суд

Фанзиль Ахметшин, известный организатор молодежных акций за трезвый образ жизни, личным примером и агитационно-массовой работой призывающий молодежь к жизни без алкоголя, табака и наркотиков, был обвинен в контрабанде наркотиков и отправлен в зону на 4 года и 4 месяца. В то же время самим осудившим его судом признано, что он наркотики не применял и не распространял, а опий приобрел без цели сбыта.

Так зачем тогда благоразумному человеку, в жизни своей не соприкасавшемуся с наркотиками, нужно было это дьявольское зелье? Где тут преступный умысел? Абсурд, возведенный судьей Г.Насыровой до судебного преследования безвинного человека, никак не предполагает возможность запланированного спецслужбами подброса наркотиков своей жертве.

Подсудимый Рашит Ялалов, будучи депутатом сельсовета, всячески содействовал ремонту местного детского сада, выбивал финансовые средства, борясь против злоупотреблений  сельского начальства. Ему же вменили взятку в 30 тысяч рублей, и эти деньги он никогда в своих руках не держал, а найдены были они среди стройматериалов во время оперативного эксперимента спецслужб. Читатель, внимание! Судья Насырова в приговоре, вынесенном Р.Ялалову, опирается на «документальные доказательства» его вины с указанием фамилий посторонних для УФСБ РФ по РБ людей,  даты и времени, а также номеров кабинетов, где им было смонтировано спецоборудование. Но в этом же уголовном деле имеются документы, подписанные руководителями УФСБ РФ по РБ, что люди, участвовавшие в том самом оперативном эксперименте по вручению Р.Ялалову «взятки»,  в указанное в уголовном деле время в здании УФСБ РФ по РБ не появлялись, а факт выдачи спецоборудования также не зафиксировано. Абсурд, но именно такой абсурд вмещается в судейскую логику Г.Насыровой и никак не противоречит ее внутренним убеждениям при вынесении приговоров от имени Российской Федерации. Как после этого можно рассуждать о чести и совести российского судьи в его уфимском розливе?

Неужели Найроби – турецкий город?

 

Я, как гражданин Российской Федерации, имею право знать, как осуществляется у нас правосудие, и протестовать, если в судах явно нарушаются права человека и гражданина. Я доподлинно знаю одно уголовное дело – дело Фанзиля Ахметшина, и считаю его классическим примером того, как можно приговорить абсолютно невиновного человека к достаточно большому сроку лишения свободы. Здесь явно обнаруживается судейское шило, которого невозможно утаить, как и не заметить бельма в глазу. Если у нас осталась хоть толика человеческого достоинства, то мы обязаны всем миром выступить против превращения российских судей в палачей собственного народа.

Говорят, что по результатам труда можно дать оценку тому, кто его осуществляет.  Рассмотрим, как можно оценить с точки зрения соответствия истине приговор, вынесенный судьей Г.Насыровой в отношении Ф.Ахметшина, и тогда многое прояснится в мотивах судебного преследования известного в Башкортостане общественника.

Цитата из стр. 2 приговора по делу № 1-10/2013 (пунктуация сохранена):

«Ахметшин Ф.Т. имея умысел на незаконное перемещение наркотического средства – опий из Турции в Российскую Федерацию с сокрытием от таможенного контроля, в период времени с 24 ноября 2011 года по 28 ноября 2011 года, находясь на территории Турции, приобрел при неустановленных следствием обстоятельствах наркотическое средство – опий». Всего одно предложение, а сколько лжи!

Во-первых, Ф.Ахметшин не находился в течение всего указанного выше времени на территории Турции. В деле имеются электронные билеты Ахметшина по маршруту «Уфа-Стамбул» с датой вылета 08 ч. 30мин. 24 ноября 2011 года, а также по маршруту «Истамбул-Найроби» с датой вылета 18 ч.35 мин. 24 ноября  2011 года и по маршруту «Найроби – Истамбул» с датой вылета 03 ч. 40 мин. 30 ноября 2011 года (но Ф.Ахметшин после успешного завершения гуманитарной акции вылетел из Найроби уже 28 ноября). Это также подтверждается отметками в загранпаспорте Ф.Ахметшина. Цитата из приговора, стр.16: «На тридцать третьей странице паспорта имеется четыре круглых оттиска штампов два синего и два красного цветов. На одном красном и одном синем штампах указано «Istanbul 24.11.11», на двух других штампах указано  «Istanbul 28.11.11». Что сие означает? Только одно – Ахметшин на территории Турции оказался транзитом дважды: 24 ноября прилетел в Стамбул и в тот же день улетел в Найроби, прилетел обратно в Стамбул 28 ноября и в тот же день улетел в Россию, домой, где его дожидался тот самый злополучный ФСБ-шный опий массой 1,411 г.

Госпожа Г.Насырова! Как вы смеете утверждать (и неоднократно), что Ф.Ахметшин «в период времени с 24 ноября 2011 года по 28 ноября 2011 года находился на территории Турции», или вы не совсем хорошо владеете русским языком? Может быть, вы плохо владеете географией? Ведь то, что вы установили в приговоре о времени нахождения подсудимого в Турции, ложь! Прошу простить за русский язык, если вы только лишь подтвердили ту ложь, которую сварганило следствие. Но вы же судья, и ваша основная задача – установить истину, а не потакать лжи!

Умысел преступен, но чей?

 

Во-вторых, в приговоре постоянно подчеркивается о некоем преступном умысле, в соответствии с которым Ф.Ахметшин приобрел, хранил и перевозил наркотическое вещество. Согласно УК РФ, при умышленном преступлении его субъект осознает общественную опасность своих действий, может предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий, желает, допускает их наступления. Но у Ф.Ахметшина начисто отсутствуют мотивы для возникновения преступного умысла: он соблюдающий мусульманин, для которого алкоголь и наркотики греховны и запретны сами по себе, да к тому же он известен в Башкортостане как активный пропагандист трезвого образа жизни.

В уголовном деле понятие «преступный умысел» в отношений Ф.Ахметшина применяется априори, как данность, без всякого следственного или судебного исследования, раз в открытом кармашке его рюкзака был обнаружен опий. Насколько известно, и следователь УФСБ РФ по РБ, и государственные обвинители, и судья Г.Насырова ни разу не задавали вопросов подсудимому Ф.Ахметшину о том, зачем ему понадобилось наркотическое вещество. Похоже, не задавали потому, что сами прекрасно знали об абсурдности таких вопросов. Если бы задавали, он бы ответил однозначно: для него не было никакого смысла приобретать в Турции опий, он в нем не нуждался, не распространял, не сбывал – все это греховно для мусульманина. К тому же он прекрасно осознавал, что за скупку, хранение и контрабанду наркотиков он мог понести наказание не только в России, но и в той же Турции. Получается, что умысел Ф.Ахметшина состоял в том, что он сам захотел, чтобы его задержали за контрабанду и осудили к лишению свободы. Абсурд? Но на таких абсурдных основаниях зиждется весь процесс над Ахметшиным. Впрочем, преступный умысел здесь хорошо просматривается, но он рождался в головах тех, кто задумал и осуществил спецоперацию с целью опорочить и упрятать в зону неудобного и непокорного общественника.

Ошибка резидента: обстоятельства не установлены…

В-третьих. В приведенной выше цитате из приговора говорится, что Ф.Ахметшин , находясь на территории Турции, «приобрел при неустановленных следствием обстоятельствах наркотическое средство – опий». То есть, следствию было неизвестны точное время, конкретное место и конкретное лицо, связанное с приобретением подсудимым опия. Стоп! Остановись, мгновенье! Это архиважно для установления истины. Вернемся, уважаемые читатели, к самому началу, к моменту зарождения уголовного дела. А он  таков, что годится для остросюжетного фильма про наших доблестных резидентах от ФСБ. Итак, попробуем размотать загадочный ФСБ-шный клубок, поданный суду как обыденный случай из практики спецслужб.

Как мы знаем, 24.11.2011г. Ф.Ахметшин вылетает из Уфы в Стамбул, посещает там благотворительную организацию и в этот же день из Стамбула отправляется в Найроби для доставки гуманитарного груза голодающим беженцам Сомали.  А уже 25.11.2011г. начальник УФСБ России по РБ генерал-лейтенант  В.Н.Палагин отправляет письмо № 5/7  – 14 859  начальнику ОПК «Уфа аэропорт» УПК Поволжья УФСБ России по Саратовской и Самарской областям майору Бызову.  В письме сообщается, что «по имеющимся в распоряжении УФСБ РФ по РБ данным, 29 ноября 2011 года на территорию РФ рейсом Стамбул-Уфа прибудет гражданин РФ Ахметшин Фанзиль Талгатович 5 мая 1977 года рождения, который имеет намерение переместить через государственную и таможенную границу России запрещенный к обороту предмет в нарушение установленного ФЗ порядка».  В.Н.Палагин предлагает изъять у Ахметшина этот предмет и доставить в местное УФСБ.  Какая оперативность! Не прошло и суток, Ахметшин еще в пути в Кению, полностью занят подготовкой к доставке гуманитарного груза – а в УФСБ РФ по РБ уже известно, что им совершено преступление! Но почему господин Палагин не сообщил своим коллегам, что запрещенный предмет – это опий? Похоже, что 25.11.2011г. еще не было окончательно решено – что именно будет подброшено в вещи жертвы. Дальше – больше. Обратимся к тексту приговора. «Свидетель Хаматов Т.Д. суду показал, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий по линии борьбы с незаконным международным оборотом наркотических средств от оперативных источников была получена информация о том, что Ахметшин Фанзиль Талгатович причастен к приобретению и хранению наркотических средств и намеревается контрабандным способом доставить в Российскую Федерацию наркотическое средство – опий. По данному факту было сообщено сотрудникам отделения пограничного контроля «Уфа-аэропорт», так  как на момент получения информации о противоправной деятельности Ахметшина Ф.Т. последний находился на территории Турции и должен был прилететь в г.Уфу 29 ноября 2011 года. Также сотрудникам опк «Уфа-Аэропорт» были переданы приметы Ахметшина Ф.Т. и информация о дате и времени его прибытия в Аэропорт Уфа из г.Стамбул».

Ей-богу, чудесное ведомство это УФСБ РФ по РБ. Как сказано в приговоре, Ф.Ахметшин «приобрел наркотическое вещество при неустановленных следствием обстоятельствах». А следствие-то вел следователь УФСБ РФ по РБ Чесноков И.Н. Как это так они не смогли установить обстоятельства преступления? По их же утверждениям, сразу после вылета Ахметшина в Турцию были организованы оперативно-разыскные мероприятия по линии борьбы с незаконным международным оборотом наркотических средств, а некие мифические источники УФСБ РФ по РБ каким-то чудодейственным образом прознали про преступные намерения и действия Ахметшина Ф.Т., находящегося в Турции транзитом. Так этих источников-экстрасенсов надо беречь как зеницу ока, если они могут на расстоянии в тысячи км увидеть то, чем занимается за границей и что думает абсолютно неизвестный им человек. В течение суток ФСБ-шники на расстоянии определили то, что приобрел Ф.Ахметшин в Турции, но не смогли узнать, во сколько часов после прилета, в каком месте г.Стамбула и у кого приобретен им опий. Заметьте, 24 ноября 2011 года он находился там очень короткое время. Нет уж, хватит сказок: так в реальности не бывает. Не было никаких ОРМ по Ф.Ахметшину, тем более международных, раз он к наркомании и наркомафии никакого отношения не имел. Именно поэтому и в уголовном деле, и в приговоре не содержится ни одного документа, ни единой фамилии тех, кто заранее узнал о якобы совершенном Ф.Ахметшиным  противоправном деянии. Разве все это не театр абсурда? Да, но судьей Г.Насыровой этот абсурд воспринимается и юридически оценивается как доказательство вины. А ведь доподлинно известно, во сколько часов Ф.Ахметшин прилетел в Стамбул, куда направился после прилета, какую организацию посетил и во сколько часов вылетел в Найроби. Судья, добивающийся истины, обязан был запросить информацию у всех возможных источников. Это при том случае, если судья осознает и чувствует свою ответственность за судьбу человека. Но если судья выполняет чей-то заказ, в его устах истина мимикрирует и превращается в свою противоположность, становясь орудием насилия над безвинным.

Башкирская таможня: за державу обидно!

Дело Ф.Ахметшина кишмя кишит противоречиями, из которых вырастает судебный абсурд, имя которому – произвол. Вот одно из них, и немаловажных для установления истины. Итак, господин Палагин еще 25.11.2011г. предупредил пограничников в лице начальника ОПК «Уфа- Аэропорт» майора Бызова о прибытии в Уфу «контрабандиста» Ф.Ахметшина  со всеми его приметами и данными документов. И что ж? Последний свободно проходит как пограничный, так и таможенный контроль. Пограничники проверили его документы и не стали задерживать, хотя были предупреждены о том, что у Ф.Ахметшина должен быть запрещенный предмет. Далее Ф.Ахметшин проходит проверку в пункте таможенного контроля. В уголовном деле имеется СД-диск с видеозаписью с видеокамеры наблюдения на пункте прохождения таможенного контроля «Международный аэропорт – Уфа», изъятый как вещественное доказательство. Описание содержимого диска приведено и в приговоре  (стр.18). «В нижнем левом углу видеоизображения имеется надпись «Камера (70)», внизу справа имеются цифры «29.11.11 07:08:10»… На 07.07 минуте появляется мужчина (М1), который подошел к транспортной ленте и положил туда рюкзак… На 07.20 минуте М1 подходит и забирает рюкзак, кладет его на стол… На 07.29 минуте в присутствии М3 М1 достает из рюкзака вещи, две коробки…М3 отдает М1 документы. На 09.01 минуте М1 уходит влево из объектива камеры». Это – выдержки из описания содержимого СД-диска, записанного во время прохождения Ф.Ахметшиным проверку в пункте таможенного контроля. Любой человек, просмотрев эти видеокадры, убедится, что сотрудники таможни у Ф.Ахметшина ничего запрещенного не обнаружили. В дальнейшем в ходе следствия таможенники подтвердили, что у них никаких претензий к Ф.Ахметшину не возникло. И это происходит в обстоятельствах, когда сотрудники ОПК «Уфа-Аэропорт» специально были предупреждены насчет Ф.Ахметшина. Они были обязаны немедленно задержать подозреваемого и тщательно обыскать его самого и его вещи. Но они этого не делают, так как это было бы для них делом совершенно бесполезным.

Что это означает? Только одно – в то время, которое зафиксировано видеокамерой, никакого наркотического вещества у Ф.Ахметшина не было! Не было никакой контрабанды, и нашим правоохранителям и судьям об этом сегодня может заявить любой здравомыслящий человек. Ведь и тот самый злополучный рюкзак Ахметшина с открытым внешним кармашком находился в полном распоряжении проверяющих! Но тогда из него полиэтиленовый пакет с веществом, похожим на коричневый камушек, не вынимают. И это только потому, что ждавшие Ф.Ахметшина в аэропорту сотрудники УФСБ РФ по РБ еще не завершили запланированную спецоперацию – опий весом 1,411 г ждал своего часа, он еще не занял своего места, так как «защитники народного здоровья и общественной безопасности» еще не знают, куда точно он должен быть подброшен.

И именно поэтому первая проверка Ахметшина, произведенная в пункте таможенного контроля и зафиксированная видеокамерой – ценнейшее и абсолютно верное доказательство его невиновности.

Время подбрасывать камни…

 

Что же случилось дальше? Обратимся к рапорту оперуполномоченного ОПК «Уфа-Аэропорт» Никитина М.В. от 29.11. 2011г., который, с его слов, принимал участие в ОРМ по пресечению контрабандного ввоза на территорию РФ наркотических средств совместно с сотрудниками УФСБ РФ по РБ (орфография и пунктуация не изменены). «После выхода из зоны таможенного оформления пункта пропуска через Государственную границу РФ «Международный аэропорт Уфа» с санкции начальника отделения пограничного контроля «Уфа-аэропорт» досмотрен Ахметшин Ф.Т. и его личные вещи. В ходе досмотра в сумке черного цвета принадлежащей Ахметшину Ф.Т., в левом боковом кармане обнаружены  полимерный пакет, внутри которого находился предмет, похожий на камень коричневого цвета».

Вот оно как! Не поймали заявленного контрабандиста в момент пресечения государственной и таможенной границы, так решили задержать после выхода в зал ожидания? Задержали, завели в кабинет № 17, и сразу стали досматривать повторно? Судя по тексту приговора, так и было. Но из уголовного дела можно извлечь совершенно другие сведения, не соответствующие тому, что суд счел установленным.

Судья Г.Насырова никак не желает признавать за реальность то, что произошло с Ф.Ахметшиным на самом деле уже после того, как он вышел в зал ожидания аэропорта. Между тем, заведя его в отдельную комнату, задают вопросы о целях его поездки, просят писать объяснительную. Ахметшин успевает позвонить на работу в Исполком МСОО «Всемирный курултай башкир», сообщает о задержании по недоразумению, считая, что разберутся и отпустят. Время идет, в комнату заходят и выходят сотрудники. Здесь же находится некий гражданин Таджикистана Джураев Ф.Д., он также свободно заходит и выходит из комнаты. Последний просит у Ахметшина сотовый телефон, но, боясь каких-либо провокаций, Фанзиль не дал ему своего телефона. Ахметшин просится в туалет, ему это разрешают, и заходит он туда со своим дорожным рюкзаком. Удивительно, но факт: человека подозревают в контрабанде, но одного отпускают в туалет! Если был бы на месте Ахметшина настоящий контрабандист, он бы немедленно воспользовался случаем. Но здесь-то обстоятельства другие: у человека пока нет инкриминируемого вещества, как его не пустить одного в туалет, ведь у него нет ничего того, от чего следовало бы избавиться. Далее Ахметшин решает совершить намаз, и в это время оставляет свой рюкзак без присмотра. Джураев в это время также находится в комнате. Потом он куда-то уходит, и только после этого в комнату № 17 заходит группа досмотра с понятыми. Результат известен, ФСБ-шная спецоперация успешно завершена.

Ф.Ахметшин в судебном процессе неоднократно заявлял, что его до начала повторного досмотра держали в комнате, куда его завели, около 3-х часов. Значит, не было немедленного повторного досмотра. Это существенный факт, дающий основания для исследования версии с подбросом наркотического вещества.

И  время утаивать время…

Чтобы как-то обойти факт подброса опия, следствие и суд пытаются утаить временные рамки происшедшего.

Прежде всего суд признает, что неизвестно время и место пересечения Ф.Ахметшиным таможенной границы, так как им не подавалась таможенная пассажирская декларация. Дело в том, что Ф.Ахметшин пересек эту самую границу по так называемому «Зеленому» коридору, имея только ручную кладь, что вполне законно. Следствие и суд пытаются доказать, что Ф.Ахметшин умышленно выбрал «Зеленый» коридор, якобы для контрабандного ввоза наркотического вещества. Как будто проход по этому коридору любому желающему дает возможность безнаказанно перевозить все, что вздумается! И время пересечения им таможенной границы зафиксировано видеокамерой вплоть до секунд! Я уже приводил выдержки из описания видеозаписи на пункте таможенного контроля, где черным по белому выведено: «29.11.11 07:08.10». Этот хронометраж ведется автоматически,  и из видеозаписи любому человеку (но только не судье!) понятно, что Ф.Ахметшин пересек границу 29.11.11 в 07 часов 09 минут 01 секунду.

Читатель, внимание! Далее во всех документах, связанных с задержанием и повторным досмотром Ф.Ахметшина время осуществления (кроме даты) всех этих процессуальных, очень значимых для существа дела действий абсолютно не указывается. Причина банальна: следствием и судом был принят вариант, что повторный досмотр был произведен немедленно после его выхода из зоны таможенного контроля.

А ведь в деле имеется еще один диск с видеозаписью повторного досмотра Ф.Ахметшина в кабинете № 17. В описании этой видеозаписи время начала записи не указывается, а оно ведь фиксируется видеокамерой автоматически. И это сделано теми, кто вел предварительное и судебное следствие, умышленно.

На 20-й странице приговора зафиксировано следующее: «В опк «Уфа-аэропорт» имеется аппаратура, позволяющая вести запись и сохранение данных с камер видеонаблюдения, в том числе с камеры в кабинете № 17».

Здесь очень уместен вопрос и следствию, и судье Г.Насыровой: «А куда подевались видеозаписи за все то время, когда Ф.Ахметшин находился в одной комнате с неким Джураевым Ф.Д.?» Почему вы об этом молчите? Ведь факт пребывания Джураева в этой комнате вы не отрицаете. И появился этот гражданин Таджикистана в ОПК «Уфа-Аэропорт» еще раньше, 26 ноября 2011 года. Думается, появился он там не зря и очень вовремя. И, похоже, его появление было организовано нашими спецслужбами. Стоит только вспомнить ранее упомянутое нами письмо В.Н.Палагина от 25.11.2011г. Вот что говорится в приговоре о Джураеве: «В судебном заседании оглашен акт личного досмотра Джураева Ф.Д.от 26.11.2011г. Согласно акту личного досмотра установлено, что Джураев Ф.Д. был досмотрен в комнате № 206 опк «Уфа-аэропорт». Досматриваемый Джураев Ф.Д. заявил об отсутствии у него товаров (предметов), запрещенных к ввозу на территорию РФ. Перед началом досмотра досматриваемым было самостоятельно и добровольно выдано сотовый телефон «Нокиа», кошелек с деньгами, личные носильные вещи, предметы личной гигиены. При личном досмотре у Джураева Ф.Д. других вещей и документов не обнаружено».

Вот этот акт признан судьей Г.Насыровой и приобщен к делу в качестве доказательства. Доказательства чего? Так надо же было как-то отвести возможную версию о причастности этого гражданина иностранного государства к подбросу наркотического вещества в рюкзак Ф.Ахметшина. Кто он, Джураев Ф.Д.? Что он делал в Уфе? Почему его досматривали? Что он делал в аэропорту с 26 ноября по 29 ноября 2011 года? Кто его содержал, где он ночевал? Почему он оказался в одной комнате с Ф.Ахметшиным? Кто ему дал право свободно перемещаться по помещению ОПК «Уфа-Аэропорт», заходить и выходить в комнату, где находился задержанный Ф.Ахметшин? Куда он потом подевался? Судья Г.Насырова таких вопросов не задавала, и, скорее всего, не имела желания их задавать. Ведь с самого начала всем было ясно, кто и почему заказал это дело против башкирского общественника. Можно говорить о торжестве верхоглядства в нашем правосудии, если подобными актами судья, как фиговым листом, прикрывает бесстыдство тех, для кого закон и право перестали быть общественной ценностью.

Когда придет время каяться

Джураев, быть может, внутренне кается о содеянном, если в нем что-то осталось от мусульманского и человеческого. Может, когда-нибудь покается публично, попросит у Аллаха прощения за причиненное им Ф.Ахметшину зло. Вообще любое зло в мире не существует вечно, добро и истина восторжествуют, несмотря ни на что. История страны нашей этому свидетель. Слишком много страна наша породила в свое время злодеев-безбожников, без страха и упрека в сердцах подвергавших пыткам и репрессиям своих же сограждан. Палачи ни Родины, ни сраму не имеют. Вот и сегодня, кажется, проснулись от спячки их потомки, под высоким слогом государства и общества творящие зло. Именно они способны объявить людей, подобно Фанзилю Ахметшину осуществляющих международные гуманитарные акции, общественно опасными. Но сегодня общественную опасность представляют хамелеоны от правосудия, через судебное словоблудие уничтожающие истину и карающие невиновных. Пусть не надеются,  что всегда будет так: время всех расставит по местам, и всем даст заслуженную оценку.

Отбудет несправедливо и незаконно вынесенное наказание Фанзиль Ахметшин, но не перестанет творить добро. Несмотря на силы зла, которые, не сломав его морально, теперь пытаются сломать  физически, постоянно держа его в ШИЗО одной из уфимских колоний. А кто заключил союз с дьяволом, скрытом в корысти, деньгах, карьере, честолюбии и т.п. добровольно или даже из страха, что с ними будет? Пусть не сомневаются, каждый получит по делам своим, и не будет им ни человеческого прощения, ни божественного благословения. Но даже участь таких злодеев может быть смягчена, но только при одном условии: Всевышний милостив к искренне раскаявшимся. И слово последнее для них одно: покайтесь, пока не поздно!

Автор: Валиахмет Бадретдинов

Комментарии 0