Среда обитания

Хадж-миссия невыполнима?

Чуть больше четырех недель назад мы вернулись из Мекки. С одной стороны, уже прошло достаточно много времени после Хаджа, чтобы собраться с мыслями и проанализировать увиденное и пережитое. Ну а с другой, месяц - не такой большой период, чтобы важные детали стёрлись из памяти.

Возможность совершить Хадж – это дар Всевышнего. Именно в соответствии с этим постулатом и ощущает себя мусульманин во время паломничества. Ну, или должен ощущать. Ведь, несмотря на то, что о таком великом поклонении Аллаху как Хадж невозможно говорить в негативных тонах, вспоминать только хорошее тоже не получается. У каждого свой опыт, и положительный, и отрицательный.

Как шла подготовка к Хаджу 13-го года? Можно вспомнить, что на страницах некоторых информационных ресурсов шли «бои местного значения» за квоту для мусульман из регионов центральной России - читай «для татар». Не знаю, чем там «наверху» дело кончилось, но мне, как многолетнему руководителю групп татарских паломников, дышать в этом году было легче. Меньше пришлось нарушать обещаний, в последний момент отказывая старикам в их поездке в Хадж, из-за нехватки квоты. Так что наша благодарность - тем, кто, наконец, договорился друг с другом на радость простым мусульманам, до которых все последние годы доносятся отголоски споров на тему «кто больше нуждается в квоте на Хадж, Кавказ или все остальные?».

Действительно, Ислам в центре России, среди тех же татар, «ожил» позже, чем на Кавказе. Спрос на Хадж по сравнению с Кавказом здесь тоже развивается с опозданием. Но для этого есть вполне объективные предпосылки. Только половина татарского народа компактно расселена в Татарстане, остальные же разбросаны по регионам России, где проживают в меньшинстве и по объективным причинам испытывают цивилизационное и культурное давление. Это не может не сказываться на темпах роста религиозного самосознания, которое, несмотря ни на что, укрепляется с каждым годом всё больше и больше. Поэтому вряд ли справедливыми являются попытки укорить нас в отсутствии спроса на Хадж и в связи с этим выделить «лишние» места для регионов Кавказа. 

Наоборот, такой сценарий поставил бы ещё один барьер перед оживлением религии в нашем народе, это должны понимать наши братья, и, я уверен, они это понимают. По пути возрождения религиозного самосознания мы должны идти вместе, рука об руку, и, если оступается один, то другой должен его поддержать.

Вообще, Хадж - это удивительное и ни на что не похожее событие в жизни человека. Оно оставляет после себя очень мощный шлейф эмоций и чувств. Например, известно, что по обыкновению мы легче запоминаем невзгоды, неудачи и упущения, а моменты счастья и радости легко стираются из нашей памяти. С Хаджем дело обстоит с точностью до наоборот. Как бы порой ни было тяжело в период паломничества, в душе мусульманина остаётся только радость и весёлые воспоминания о его поездке, всё остальное уйдёт. Уж поверьте многолетнему опыту.

Сколько бы мы ни слышали о достоинствах Хаджа, мы не можем их осознать своим разумом… «Одна молитва равна ста тысячам… возможность очиститься до состояния новорожденного… нет преград между Аллахом и твоими дуа… день Арафата… Лучезарная Медина… приветствие Пророку (да благословит его Аллах и приветствует) и лучшим людям Абу Бакру и Умару… сладкий Замзам». Обилие многообещающей информации не даёт подлинного понимания того, что предстоит увидеть счастливчикам, которых Аллах позвал к себе. Ну а там всё становится на свои места и прочно находит своё место в сердце мусульманина, который по своему возвращению никак не может объяснить, с чем же он столкнулся, кроме слов «езжайте и сами всё поймёте». И едут, и понимают. Вот и я могу сказать - обязательно найдите возможность для Хаджа. Это, как говорится, в ваших интересах.

Уже было сказано, что все недостатки обязательно забудутся. Но то, что они есть – правда. Почему-то Хадж-миссия России обитает на задворках всемирного мусульманского паломничества и даже не делает попыток прорваться к авангарду. Каждая российская группа - сама по себе, нет ни взаимодействия, ни контроля. Да и контролировать нечего – стандарты отсутствуют. Например, на какой минимальный уровень гостиницы и метраж комнаты может рассчитывать российский паломник? До каких пределов его потеснят в палатках Мины и Арафата? Обеспечение питанием и гарантия медицинского обслуживания, единая или похожая форма одежды - все это для своих паломников давно реализовано многими государствами. 

Мы привыкли высоко оценивать уровень нашей организационной и духовной культуры, да и материальное положение россиян далеко не самое тяжелое, и на этом у некоторых «товарищей» зиждется чувство собственного достоинства, причём настолько, что они позволяют себе снисходительное отношение к бангалам, афганцам и индонезийцам. При этом россияне определенно чувствуют себя в Мекке и Медине явными провинциалами не в пример туркам, малазийцам, иранцам и многим другим, руководство хадж-миссий которых озабочено правами паломников и престижем своей страны. Все эти вопросы сегодня отданы на откуп хадж-операторам, которые отпущены в свободное плаванье без общего руководства.

Вообще, по моим наблюдениям, руководство Хадж-миссии относится к хадж-операторам пренебрежительно и свысока, не побуждая и не давая им никакого стимула к развитию. Возможно, поэтому у них нет ни желания идти вперед, ни долгосрочного плана работы. Единственная компания, имевшая стратегическое виденье развития российского хаджа и вкладывавшая большие средства в ежегодный апгрейд уровня обслуживания своих паломников, безвременно почила в смутный период смены религиозной власти. Ну что же, лес рубят — щепки летят, хотя так умеют рубить только у нас. Отстранить опытнейший коллектив от работы на пике развития, будто фирмы и не существовало, это надо было додуматься. Речь об Идель-хадже, если кто помнит.

Но вместе со всем этим, я еще не встречал тех, кто не был бы счастлив своим Хаджем. Находиться между надеждой и благодарностью - это правильное состояние для мусульманина, потому что после реализации наших надежд мы благодарим Аллаха. Всё в этой жизни происходит по Воле нашего Творца, в Хадже это ощущается наиболее пронзительно. Мы рождаемся, живём, умираем и возвращаемся к своему Господу, как нам было обещано. Мы не можем представить, как это будет происходить. Но «покрытые пылью и откликнувшиеся на зов Аллаха», спешащие в белых одеждах по следам пророков, знают, возможно, чуть больше остальных.

Автор: Равиль Нугманов

Комментарии 0