Общество

Интервью Харуна Сидорова Еве Рогаар (Амстердам)

Ответы Харуна Сидорова на вопросы исламоведа из Университета Амстердама г-жи Евы Рогаар:

1. Именно какую роль Вы сейчас выполняете в НОРМ? Слышала, что вы уехали заграницу; считаетесь ли Вы ещё лидером и главным идеологом НОРМ?

Сейчас за границей находится большая часть политического и информационного актива НОРМ, так что, я уже не исключение. Причем, люди находятся в разных местах: в мусульманских странах, в Украине, в Европейском Союзе, даже в Африке. Да, я продолжаю оставаться лидером НОРМ и, полагаю, что главным идеологом. Но с удовольствием констатирую, что НОРМ - это не проект одного Харуна ар-Руси, но целой команды людей, которые готовы бороться за свою идею и в мое отсутствие.

2. Является ли НОРМ единственной организацией русских мусульман, или существуют также другие организации?

НОРМ - единственная организация русских мусульман. Особенно, с учетом того, что в России сейчас вообще создание никаких независимых исламских организаций невозможно из-за репрессий. Тем более, русских мусульман, в отношении которых ведется политика геноцида.

То есть, НОРМ просто успела возникнуть и встать на ноги как организация тогда, когда это было возможно. Сейчас создать такую организацию просто не позволят, точнее, создать можно, но в России ее быстро разгромят. Единственное возможное исключение - организация спойлер, чисто бутафорская структура с целью показать, что у "хороших русских мусульман" проблем нет. Но, я думаю, даже на это они не пойдут - есть установка на то, чтобы искоренить русских мусульман вообще, как явление. А любая, даже марионеточная организация все же будет способствовать легитимизации русских мусульман в общественном пространстве, что для врагов Ислама недопустимо.

3. Как относится НОРМ к Московскому муфтияту; положительно, отрицательно, есть ли сотрудничество, и.т.д.? А как, на Ваш взгляд, оценивается НОРМ 'традициональными мусульманами'?

Надо понять, о чем конкретно идет речь. Если речь идет о коренных мусульманах по рождению, естественно, мы не можем противопоставлять себя им, ибо сами стремимся к тому, чтобы наши потомки были такими же, только со своей национальностью.
То есть, татарские, ингушские, чеченские и другие мусульмане, естественно, воспринимаются нами как братья, так как Аллах говорит в Коране: "все верующие - братья" и так же "Мы создали вас мужчиной и женщиной, народами и племенами, чтобы вы знали друг друга. А самые превосходные из вас - самые богобоязненные" (перевод смыслов).

Если речь идет о традиционном исламе, то мы сами себя к нему относим: официально нашей акыдой (вероубеждением) является ашаритская и матуридитская акыда, мы следуем одному из четырех мазхабов (в основном маликитскому и ханафитскому), некоторые из нас мюриды тарикатов. То есть, мы не можем противопоставлять себя традиционному исламу, потому что сами к нему относимся.

Что касается муфтиятов, то их много и у нас к ним разное отношение. Некоторые мы воспринимаем как откровенный курьез. Другие что-то пытаются делать для Ислама. Но в целом, понятно, что система, созданная Екатериной II под принципиально иные исторические условия, не может уже работать в прежнем виде. Особенно, для общества, ориентирующегося на конституционно-демократическую модель развития.

4. Какими, по Вашему мнению, являются особенные требования русских мусульман?

Наши требования к власти просты, как у советских диссидентов: "Соблюдайте вашу Конституцию". Мы требуем, чтобы русским мусульманам были гарантированы права граждан РФ, включая свободу совести, исповедовать и проповедовать свою религию, и свободу определения своей национальной принадлежности.

Фактически же русских преследуют за принятие ими и открытое следование Исламу по всей стране. Если свобода совести на русских мусульман не распространяется, то отмените свою конституцию и провозгласите Россию православным теократическим государством, а русских мусульман официально поставьте вне закона. Тогда это даст нам основания просить принять русских мусульман как изгоняемую и уничтожаемую группу в других странах.

5. Какая главная причина обращения в ислам между членами НОРМ? Приближаете ли вы к потенциальным новым членам, или приходят они вообще сами к вами?

У каждого свои причины, но все в конечном счете идут в Ислам потому, что видят в нем Истину и подлинный смысл своей жизни. Сейчас динамика такова, что люди сами принимают Ислам, мы не успеваем, к сожалению, работать со всеми, кто к нам приходит или поддерживает нас, особенно в силу того, что фактически из России нас выдавили.

6. Сталкиваются ли НОРМ, и русские мусульмане вообще, с политическим сопротивлением в России по поводу религии? А если да, каким образом?

Это очень мягко сказано. В России силовые структуры ведут "крестовый поход" против активного ислама вообще и политику искоренения русских мусульман как явления. Русские мусульмане по всей стране находятся под слежкой, на них оказывается давление, их травят в СМИ - и это самое малое, что с ними происходит постоянно. Теперь уже почти каждый месяц на людей фабрикуют уголовные дела, судят за высказывания и комментарии в социальных сетях, а если не находят таковых, просто подбрасывают оружие и наркотики.

В России ведется геноцид русских мусульман как этноконфессиональной общности, это уже можно уверенно сказать.

7. Именно какую роль играет политика в НОРМ? Как совмещаются политика и религия?

Ислам вообще не отделяет религию от политики, но есть разница между исламской политикой и политикой в неисламской стране. В исламской стране мусульмане стремятся к тому, чтобы общество жило во всех аспектах по законам Ислама, кроме христиан и иудеев, которые должны пользоваться широкой автономией и жить по своей религии, находясь под защитой мусульман.

В неисламском государстве все наоборот. Мусульмане это меньшинство и мы рассчитываем на соблюдение наших прав. В теократических христианских государствах Европы это было невозможно, и поэтому мусульмане не имели права там жить, ни по их законам, ни по законам своей религии. Но конституции современных европейских государств признают свободу совести и равноправие граждан, в том числе распространяя их на мусульман. Это их законы и мы готовы их признавать, если они признают за нами право на нашу религию.

Поэтому в неисламской стране в принципе у нас нет цели захвата власти или обращения всех в Ислам или насаждения законов шариата. Но наша цель - если конституция государства и международное право, которое оно признает, официально дает нам права, бороться за эти права. Ведь мы это делаем методами, которые тоже признаются за нами конституцией этого государства: свобода слова, высказываний, распространения информации, митингов и собраний и т.д.

Но это все на бумаге. На практике нас за это хотят уничтожить. То есть, они не признают своих же законов в отношении нас, граждан этого государства. Вот против этого мы и боремся.

8. Состоит ли политический интерес НОРМ больше всего из сопротивления правительству Путина, или имеет НОРМ также свою политическую программу? Как совмещает НОРМ сопротивление правительству с 'русскостью'? Существуют ли другие, неисламские движения, которые также фокусируют на русскость и которым НОРМ сочувствует?

Для нас непринципиально, кто именно находится у власти. Если бы при Путине соблюдались наши права, мы бы не выступали против Путина. Но Путин стал олицетворением системы реставрации неосталинизма, которая противостоит нам и которой противостоим мы. Но дело уже не в одной личности, потому что, если Путин уйдет, а система останется прежней, особенно в отношении мусульман, русских мусульман, нас это не устроит. Поэтому мы будем добиваться либо действительно гражданского правового государства, которое соблюдает свою конституцию, либо признания того, что в России мусульманам нет места, и тогда встает вопрос о самоопределении мусульманских народов и предоставлении убежища мусульманским общинам.

Что касается русскости, конечно, мы ощущаем себя русскими в этнокультурном отношении, но особым подвидом русских - русскими мусульманами. Это примерно как кряшены и татары. Исходя из этого мы готовы строить отношения с теми или иными силами русского общества. Если они признают нас, мы признаем их. Если они враждебны нам, мы отвечаем им тем же.

9. И наконец, как вы думаете, какой будет НОРМ через несколько лет? Будет ли публика идеологически шире или уже? Будет ли НОРМ опознаваться с тем же видом ислама как сегодня, и какой будет позиция НОРМ между востоком и западом?

Мы и сейчас, на самом деле, весьма широки. У нас есть официальная линия, но вокруг нас немало людей, которые не следуют ей жестко, при условии, что они ей явно не противостоят. Есть представители разных исламских школ, даже критикующих друг друга, люди с разными политическими и эстетическими симпатиями, разного социального положения и т.д. По сути, нас всех связывает то, что это национальное движение русских мусульман - новой этноконфессиональной общности. НОРМ же это его штаб, руководящий орган, к тому же находящийся сейчас за пределами РФ из-за преследований.

На счет Запада и Востока, здесь можно только гадать. Если говорить об Исламской цивилизации как о Востоке, что, конечно же, неправильно, то фактически ее как совокупности исламских политических и экономических институтов на исламских территориях не существует. И, наверное, восстановление ее не вопрос ближайших лет и, возможно, даже десятилетий. Возможно даже, что наше поколение этого не застанет, хотя, конечно, мы все должны стремиться это приближать.

Поэтому, по большому счету, мы все живем в глобальном Западе, и от этого надо отталкиваться. И учиться у этого Запада тому, благодаря чему он сумел обойти Исламский мир в последние два века, пользуясь теми правами, которые нам в нем пока дают.

Как будут развиваться эти отношения потом, в среднесрочной перспективе, сказать сложно. Будет ли какой-то синтез обновленного Исламского мира и Запада, их союз? Такие страны как Турция или Малайзия могли бы этому способствовать. Но это не единственно возможный вариант, потому что с обеих сторон есть силы, не заинтересованные в этом. Так что, как у нас, русских, говорят, поживем - увидим.

Комментарии 1