Политика

В Челябинске предотвращен захват государственной власти

Предоставляя вниманию читателей доклад Виталия Пономарева, директора программы правозащитного Центра «Мемориал», можно с недоумением отметить, что за такие правозащитные доклады начали привлекать к уголовной ответственности . Одному из таких деятелей уже реально грозит тюрьма. Я веду речь о сотруднике дагестанской организации «Правозащита» Зареме Багаутдиновой. Вот  формулировки по ее уголовному делу: «Багаутдинова, выступая в средствах массовой информации, доносит до общественности результаты оперативно-разыскной деятельности в искаженном виде, мотивируя это беспечностью и безответственностью сотрудников правоохранительных органов... самонадеянно желая таким образом подорвать конституционный строй РФ, а вместе с ним общепринятые нормы морали и нравственности».

Хотя... учитывая, что правозащитник Пономарев не вступил за время общения с мусульманами Челябинска или иного региона России в родственные с ними отношения, не является исповедующим исламскую веру, остаюсь в надежде, что репрессии его не коснутся. А доклад директора программы ПЦ «Мемориал» будет внимательнейшим образом рассмотрен в Совете при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека под руководством либерала Михаила Федотова:


21 ноября 2013 г. в Челябинске завершился продолжавшийся год судебный процесс по сфабрикованному делу о подготовке к насильственному захвату власти в России группой российских мусульман.

Приговором Челябинского областного суда жители области татары и башкиры по национальности, по вероисповеданию мусульмане Марат Базарбаев, 1976 г.р., Рушат Валиев, 1982 г.р., Ринат Галиуллин, 1978 г.р., Ринат Идельбаев, 1980 г.р. и Вадим Насыров, 1981 г.р. признаны виновными по УК РФ - глава 6, статья 30, часть 1 («Приготовление к действиям, направленным на насильственный захват власти, а равно на насильственное изменение конституционного строя»), Глава 24 (Преступление против общественной безопасности) , статья 205.1 («Содействие террористической деятельности») и глава 29, ст.282.2, ч.1 («Участие в деятельности запрещенной судом экстремистской организации»).

Ринат Галиуллин приговорен к 6,5 годам лишения свободы. Остальные подсудимые – к 6 годам с отбыванием наказания в колонии строгого режима, штрафу в размере 150 тыс. рублей каждый, а также 1 году ограничения свободы после окончания срока заключения.  По мнению ПЦ «Мемориал», признание подсудимых виновными в совершении тяжкого и подготовке особо тяжкого преступлений является необоснованным, так как основывается не на конкретных фактах приготовлений к захвату власти, а главным образом на тенденциозной и некомпетентной экспертизе изъятых религиозно-политических текстов, распространявшихся подсудимыми.

Напомним, 17 мая 2011 г. следственным отделом УФСБ по Челябинской области в отношении ряда мусульман области было возбуждено  уголовное дело по ст.282-2 ч.2 («Организация деятельности экстремистской организации») УК РФ. Обвиняемым инкриминировалась организационная и пропагандистская деятельность, связанная с распространением идей и литературы, запрещенной Верховным судом России международной организации «Хизб ут-Тахрир», призывающей к созданию всемирного исламского теократического государства под названием Халифат. Более года фигуранты дела находились под подпиской о невыезде, так как им инкриминировалось совершение преступления небольшой тяжести.

Через год с небольшим, 30 июля 2012 г. обвинение было неожиданно дополнено статьей о подготовке к особо тяжкому преступлению – насильственному захвату власти (глава 6, ст.30 ч.1 , глава 29, ст.278 УК РФ), после чего все обвиняемые были взяты под стражу. При этом никаких новых фактов,  кроме сомнительной экспертизы ранее изъятой религиозно-политической литературы, большая часть которой была написана еще в период существования СССР, в уголовном деле не появилось.

21 августа 2012 г. обвинение было дополнено еще одной (более тяжкой) статьей – «содействие терроризму» (глава 24, статья 205.1 УК РФ), которая в данном случае означает ответственность за «склонение, вербовку или иное вовлечение лица в преступление, предусмотренное ст.278 (Действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации).

Из-за отсутствия конкретных фактов подготовки или призывов к захвату власти в России со стороны обвиняемых, обвинение вынуждено было использовать специфическую формулировку: «Осуществляли единый преступный умысел, направленный на создание условий для насильственного захвата власти». Иначе говоря, по логике следователя УФСБ, прокуратуры, обвиняемые распространяли литературу и идеи о будущем исламском государстве, которые, если получат поддержку в российском обществе, теоретически могут в неопределенном будущем привести к смене власти в России. Как пишет ИТАР ТАСС, подсудимые вели работу, «желая вызвать, в конечном счете, массовые действия, обеспечивающие изменение конституционного строя России». Очевидно, подобный подход можно использовать для квалификации в качестве криминальной любой критики существующей общественной системы.

Обвинительное заключение по делу насчитывает более 2400 страниц, однако многие моменты обвинения не могут не вызвать вопросы. Так, в заключениях экспертов присутствуют формулировки про наличие в изъятых текстах «скрытых смыслов, непосредственно и опосредованно побуждающих читателя к насильственному изменению основ конституционного строя и нарушению целостности Российской Федерации» (очевидно, что защите в российском суде практически невозможно доказать отсутствие «скрытого смысла», к чему-то «опосредованно побуждающего»).

В качестве доказательства подготовки к захвату власти  упоминаются выводы экспертов про «отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении современных государств – субъектов международного права, конституционного устройства, государственных границ, существующих межгосударственных отношений»; противоречие изъятых книг «традиционному толкованию в религии Ислам» и «теологическим традициям в Исламе». Призывы к установлению Халифата на территории России, эксперты, сотрудничающие с ФСБ, обнаружили даже в книгах, написанных в период существования СССР, где Советский Союз или Россия вообще не упоминались в текстах.

К моменту вынесения приговора ФСБ уточнила свою позицию: «обвиняемые склоняли верующих «к организованной антиконституционной деятельности по созданию условий для насильственного захвата власти и изменения конституционного строя Российской Федерации путем включения части ее территории в состав Великого Халифата». То есть не сами готовили общество для переворота в России, а намеревались содействовать агрессивным устремлениям еще не возникшего Халифата. Такого рода «логические построения», присутствующие и в приговоре суда, мало отличаются от обвинений в духе 1937 года.

В этом контексте абсурдно звучат слова из приговора о том, что «тяжких последствий в результате деятельности подсудимых не наступило» вследствие того, что «их действия по приготовлению к насильственному захвату власти были вовремя пресечены правоохранительными органами».

Все эти манипуляции экспертными и псевдоправовыми формулировками призваны скрыть хорошо известный факт, что «Хизб ут-Тахрир» не может быть отнесена к джихадистским организациями и не связана с терроризмом. Политическая концепция, отвергающая демократию западного образца, является частью религиозных убеждений ее членов. Как известно, организация декларирует своей целью восстановление исламского образа жизни путем воссоздания всемирного теократического государства – Халифата. При этом страны Европы и СНГ, включая Россию, не относятся к территории, где, согласно концепции «Хизб ут-Тахрир», может начаться создание Халифата. Поэтому здесь не ставятся какие-либо политические задачи, работа с обществом ограничивается распространением идеологии.

В пресс-релизе областного суда отмечается, что «подсудимые, фактически не отрицая совершения ими действий, указанных в обвинении, тем не менее, свою вину не признали, настаивая, что не совершали преступлений, вся их деятельность носит мирный характер».

Необоснованный приговор Челябинского областного суда стал яркой демонстрацией путинской политики закручивания гаек, жертвами которой становятся представители различных мусульманских сообществ.

Кульминацией абсурда стал запрет в сентябре 2013 г. за «экстремизм» одного из переводов на русский язык Корана.

Сфабрикованное обвинение в подготовке насильственного захвата власти впервые было инкриминировано в Казани несколько лет назад группе обвиняемых по делу «Хизб ут-Тахрир». В октябре 2009 г. семь мусульман  из группы были приговорены Верховным Судом Татарстана к лишению свободы на сроки от четырех до восьми лет. Из-за волны общественной критики в последующие годы эта статья обвинения в аналогичных делах не использовалась.

Однако в июле 2012 г. (после «террористических актов» в Казани) она неожиданно возникла в челябинском деле. В 2013 г. сфабрикованное обвинение по ст.30 ч.1, статье 278 УК РФ было предъявлено восьми мусульманам в рамках двух уголовных дел, расследуемых ФСБ в Москве и Уфе. Поскольку литература, изъятая у них при обысках, ничем не отличается от изданий, фигурирующих в десятках других уголовных дел, возникает вопрос, насколько власти готовы широко распространить эту новую практику.

Впрочем, споры о корректности экспертных формулировок в конкретных уголовных делах вскоре могут прекратиться. 27 сентября 2013 г. президент Путин внес в Госдуму законопроект, предлагающий дополнить Уголовный кодекс РФ новой ст.205.5, предусматривающей наказание от 5 до 15 лет лишения свободы за участие в деятельности террористической организации.

Если законопроект будет одобрен (примечание Хамидуллиной: поправки, инициированные Путиным,  приняты и они стали действующими), ФСБ больше не нужно  искать доказательства преступных намерений или действий, достаточно будет лишь подтвердить факт участия в запрещенной структуре. При этом причастность к «терроризму» будет доказываться не в рамках уголовного права, а закрытыми решениями Верховного Суда по ходатайству Генеральной прокуратуры, основанному на информации той же ФСБ. При подобном судопроизводстве будет невозможно не только повлиять на решения суда, но даже добиться, чтобы была выслушана альтернативная точка зрения.

В этой связи крайне актуален призыв Информационно-Аналитического Центра «Сова» «ввиду возможных изменений в УК срочно пересмотреть решение о запрете «Хизб ут-Тахрир». Это же относится и к некоторым другим организациям, запрещенным как «террористические» решением Верховного Суда России.

Виталий Пономарев,
Директор программы правозащитного Центра «Мемориал»

Комментарии 0