Политика

А призовут ли Отечество за пособничество терроризму?

Славянский корпус нанимали для защиты сирийского авторитета

В конце октября Госдума с помпой приняла поправки к отечественному законодательству в части борьбы с терроризмом. Отныне родственники террористов, а также «лица, ставшие им дороги в силу сложившихся личных отношений» будут компенсировать моральный и материальный вред нанесенный терактом. Попросту говоря, теперь за теракт будут пускать по миру не только папу с мамой, но и гражданских жен, любовниц, а при желании, к «лицам, ставших дорогими» можно отнести друзей и одноклассников.

Средневековость формулировки оставляет большой простор для стеба. Но я сейчас не об этом, а о том, что пункт об ответственности «лиц, ставших дорогими в силу сложившихся с террористами личных отношений» затмил другой пунктик – об ужесточении ответственности за членство в НВФ (незаконных вооруженных формированиях). Дело даже не в увеличившихся сроках, а в том, что теперь по закону  НВФ – это не только наш родной «Имарат Кавказ», но и все партизанские группы, действующие на территории иностранных государств.

Цель, которая хорошо оправдывает средства


Правда, есть любопытная оговорка, по своей дури вполне конкурирующая с «лицами, ставшими дорогими в силу сложившихся личных отношений». Зарубежными НВФ считаются лишь те, что действуют в противоречащих интересам России целях. Те же, что действуют в целях, не противоречащих российским интересам, считаются ….

В законе об этом не сказано, но в советские времена это называлось «национально-освободительным движением» и участие в этом святом для нас деле было похвальным.  А наши участники таких НВФ в основном служили в Главном разведывательном управлении Генерального штаба Вооруженных сил СССР.

Самодеятельность и в данном случае не приветствовалась, но поскольку вот так запросто из СССР выехать было не возможно, то и проблемы такой не возникало.

Тут, конечно, также возникают обширные возможности для упражнений в остроумии: к примеру, как быть, если интересы России изменятся, что бывает нередко. И  что делать, если по поводу интересов нет единого мнения в российских верхах? И то и другое мы видели на примере Ливии в 2011 году, когда президент Медведев был против Каддафи, а премьер Путин — за.

Как быть, если иностранное НВФ в итоге взяло верх? Ну, с самим НВФ понятно, у нас «Братья-мусульмане» то попадали в списки террористических организаций, то исчезали из них, то снова попадали, по мере того, чья брала в Египте.

Так что принципиальный подход к проблеме у нас разработан, но что делать с уже осужденными членами формирований: тоже отпускать/сажать? Наконец, раз уж наш бюджет напрямую зависит от цен на углеводороды, то можно ли считать членов, например, иракских НВФ добровольными помощниками министерства экономики и федеральной налоговой службы?

В руках у нас вербовка…


Совершенно очевидно, что нелепо сформулированная поправка сделана «под Сирию». Документ разрабатывался и принимался на фоне аккомпанемента сообщений о россиянах, воюющих на стороне сирийской оппозиции, чья численность вдруг стала расти, как на дрожжах.

Года два считалось, что наших там человек 150 – 200, потом вдруг назвали сразу цифру 400, через неделю уже 1000.  Причем не всех россиян, а одних чеченцев.  Еще через месяц самые завиральные эксперты стали говорить о 10 000, и что если они все вернутся домой, то Олимпиаде – крышка. Но тут приняли закон, и все вдруг потеряли интерес к теме. Пусть теперь попробуют вернуться, нехристи!

Однако первыми из Сирии вернулись не те россияне, что «вразрез с интересами России», а напротив – те, которые согласно им. Оказалось, что помимо россиян-добровольцев, которые против Асада, находились еще двести с лишним наших соотечественников, которые за 4 тыс. долларов в месяц готовы были встать на сторону законного правительства.

Отставных военных в Сирию вербовала контора Moran Security Group, главный вербовочный пункт которой находился в Питере. Контракты оформляли не на себя, а на гонконгскую фирму Slavonic Corps Limited. Поэтому  отряд, который планировали довести до 2 000 штыков, и стал называться «Славянский корпус».

Сейчас возвращающиеся «славяне» утверждают, что приглашали их для охраны центра нефтяной промышленности – города Дейр-эз-Зор, а на деле оказалось, что из россиян хотели сделать «охрану для местного авторитета», охарактеризованного ими как «сириец, который то ли имеет отношение к правительству, то ли нет». Но пути назад для российских кондотьеров не было, «надо было отработать обратный билет».

Наёмники бывают  черные и белые


Пожалуй, тут стоит прояснить некоторые сирийские реалии. «Сириец, который то ли имеет отношение к правительству, то ли нет», но нуждается в собственном батальоне,  который планирует развернуть до полка, это шабиха (привидения – араб). Так называются проправительственные банды, которые начинались как отряды самообороны городов и сел, лояльных правительству Асада.

Они пользовались  поддержкой властей, вооружались, но, как водится, моментально вышли из-под контроля, отметились невиданными зверствами, вырезанием населения  нелояльных режиму, став, по сути, третьей стороной в конфликте. И от них начали открещиваться.

То есть шабиха – это самое обычное НВФ. Факт, что НВФ, объявившее себя самообороной, нуждается в боевиках настолько, что вместо местного населения привлекает в свои ряды иностранных военспецов можно, конечно, долго пропагандистски мусолить. Но такое уже было.

Конго, 1960-е. Моис Чомбе объявляет о независимости провинции Катанга, Патрис Лумумба добивается в ООН резолюции против Катанги, и туда отправляется корпус международных сил под эгидой ООН (кажется, это была первая военная операция, проведенная Объединенными Нациями).

В ответ Чомбе начинает вербовку «белых наемников». Именно там взошла звезда француза Боба Динара, пожалуй, самого распиаренного кондотьера современности.  Начинал он с того, что дрался за сепаратистов в Конго, а закончил очередным переворотом на Коморских островах, где он планировал создать что-то вроде санатория для пожилых солдат удачи, участвовавших с ним в перевороте.  А себя видел то ли султаном, то ли визирем им же назначенного султана.

В Конго Динар с Чомбе в конце концов проиграли, но некоторое время вполне успешно противостояли не только местным противникам, но и ООНовскому контингенту, то есть  давали отлуп профессиональным европейским военным. Вот тут вот почувствуйте разницу.

Наших раздолбали в первом же бою. Рейд российских ветеранов через территории, контролируемые повстанцами, закончился в городе Сухна после первого столкновения с боевиками. Особую пикантность придает мысль, что среди последних могли быть наши соотечественники.

Потеряв шестерых ранеными, профессионалы драпанули от любителей. Хорошо еще, что их прикрыла сирийская авиация. С другой стороны   возникает вопрос, так связан с правительством Асада тот самый «местный авторитет» или нет?

В итоге боевого крещения «Славянский корпус» отказался воевать и разбежался. Вопрос об обратных билетах после встречи с боевиками как-то уже не поднимался.

Обратный билет в ад


Кстати, об обратных билетах… И это уже было: именно так был сформирован корпус военспецов в Таджикистане в начале 1990-х, стараниями которых «юрчики» не только выстояли против «вовчиков», но и принудили их к миру, а потом и вовсе загнали за Можай.

А дело было так.  В независимом Таджикистане шла гражданская война, старая советская номенклатура в союзе с местным криминалом противостояла причудливому по нынешним временам альянсу национал-демократов и исламистов. Россия решила поддержать начальников и бандитов, а они сильно нуждались в военных специалистах. Ехать туда воевать за съеживающуюся от инфляции офицерскую зарплату никто не рвался, зато в соседнем Узбекистане была масса офицеров, которые еще числились советскими,  а присягать Узбекистану   не планировали. И их надо было как-то передислоцировать в Россию – правопреемницу СССР.

В этот момент в Ташкенте и появился моложавый полковник из Москвы. Собрав офицеров в клубе, он сообщил, что Родина, наконец, вспомнила о них, завтра борт в Россию, а там определят новое место службы.

Офицеры грузились с женами и детьми в самолет, но прилетели они в Душанбе, где их выгрузили, после чего снова собрали в клубе, где сообщили, что служить можно и здесь, благо молодая таджикская армия остро в них нуждается. Семьи, разумеется, вывезут на родину. Кто не хочет, того не неволят, пусть идет на все четыре стороны вместе с женами и детьми. Да хоть бы в кассу за билетами до дома. Кто-то пошел в кассы, кто-то в молодую таджикскую армию.

«Славянский корпус» под статью не попадет


Стоит нам разобрать и «обман вербовщиков», которые обещали охрану завода, а в итоге пришлось совершать рейды по партизанским тылам. 1990-е, Сьерра-Леоне, Гражданская война, боевики Революционного объединенного фронта мочат почем зря правительственные войска, а заодно рубят руки местному населению в наказание за то, что те голосовали за президента. Правительство обращается к компании Executive Outcomes из ЮАР, те вербуют профессиональных военных и формируют из них пехотный батальон, которому понадобилось две недели, чтобы разгромить Революционный объединенный фронт.

Все удовольствие обошлось в 60 миллионов. Правительство Сьерра-Леоне заключило с Executive Outcomes целую серию контрактов, первый из которых был на охрану месторождений в этой алмазодобывающей стране, что, впрочем, не помешало «охранникам месторождений» оставить от партизан рожки да ножки.

Про «обман» никто в итоге и не вспоминал. Так что ничего экзотического в истории «Славянского корпуса» нет, обычная история в каждом своем пункте. Пожалуй, необычен лишь финал: никогда еще наемники, военные профессионалы не терпели такого позорного поражения.

Еще стоит отметить, что, хотя история «Славянского корпуса» – это история неудачного НВФ, испытывать новые поправки на «славянах» не будут, это НВФ из тех, что не вредит российским интересам.

Конечно, в УК есть ответственность собственно за наёмничество. В данном случае состав преступления  налицо (иностранцы, воюющие за вознаграждение, значительно превышающее оплату местным военным). Однако уголовное дело возбудили только против питерских вербовщиков. Любопытно, что когда они набирали народ, то уверяли всех, что ФСБ в курсе. Конечно, может статься, что кураторы из спецслужб просто «слили своих», когда скрывать скандал вокруг разбежавшегося славянского корпуса стало невозможно.

Однако я в данном случае почему-то верю чекистам. Дело в том, что в России профессиональные вербовщики уже пытались искать специалистов для работы за рубежом. На тот момент у нас существовало несколько фирм (все – отпочковавшиеся от материнской компании «Орел-антитерор»), оказывающих военные услуги. Все эти фирмы были под крышей Внутренних войск и занимались исключительно контрактами с Первой русской энергетической компанией, у которой было большое хозяйство в охваченном гражданской войной Ираке.

Разумеется, ФСБ была в курсе. Но все попытки искать через них людей для работы в Африке столкнулись с такими откатами, что заказчики сочли, что когда ФСБ в курсе, дело становится не выгодным.

И предпочли более не связываться с русскими.

Автор: Орхан Джемаль

Комментарии 0