Среда обитания

Кудаева среди нападавших не было

Вину в совершении данных преступлений Созаев Зубеир Владимирович признал частично, лишь в части хранения и ношения огнестрельного оружия.  В остальных инкриминируемых ему преступлениях вину не признал.

В судебном заседании показал, что 13 октября 2005 года пошел на утреннюю молитву в мечеть, так как был месяц рамадан. По дороге в мечеть он встретил своего соседа Ахкубекова Азамата Салыховича. При выходе из мечети увидел Этезова Валеру и Султанова Зейтуна, которых знал как прихожан мечети и жителей п. Хасанья. Они и еще несколько прихожан мечети разговаривали о каком-то собрании.

Он вышел на улицу и увидел Ахкубекова Алима, с которым работал в тот период в одной  строительной фирме. Также увидел, что подъехала автомашина «Жигули» белого цвета, на её переднем пассажирском сиденье сидел Ахкубеков Азамат, он сказал, чтобы они с Ахкубековым Алимом садились в машину.

Они сели в автомашину и Ахкубеков Азамат сказал, что Султанов Зейтун попросил приехать на собрание, но по какому поводу, не объяснил. Они поехали за село в район камнерезного цеха, где водитель автомашины сказал, чтобы они выходили, что там их ждут.

На встречу вышел Малкаров и сказал спуститься в овраг. Спустившись в овраг, он увидел Этезова Валеру, Хуламханова Расула, братьев Кучменовых и остальных 5-6 человек, которые были в масках. Он увидел у некоторых в руках оружие, от неожиданности растерялся и не знал, как себя вести. Кто-то сказал, что подойдет Султанов Зейтун и все сейчас объяснит.

Стало светать, он увидел, лежавшее на земле оружие около сумки, это были 4 ружья и 5-6 автоматов. Подошел Этезов Валера, стал раздавать оружие, ему дал ружье. После человек в маске стал говорить о притеснениях мусульман и трудных временах, достал листовку и стал зачитывать оттуда, что по закону военного времени за неподчинение имеют право расстрелять из нас любого. Тогда он понял, что это все серьезно, и стал опасаться за свою жизнь.

Находясь там, поскольку никто ничего не объяснял, он не знал, что предстоит делать. Султанов достал три рации, которые он дал Этезову Валере, человеку в маске и одну оставил себе. Этезов и Малкаров ушли куда-то, затем он увидел, что они несут сумку чем-то наполненную. Впоследствии он узнал, что это были какие-то боеприпасы.

Человек в маске спросил у Этезова Валеры, кто лучше знает эти лесистые места, на что Этезов указал на Созаева и пояснил, что он долгое время работал на ферме, которая расположена недалеко от этой местности. Человек в маске сказал, чтобы Султанов передал Созаеву рацию и чтобы он провел людей по краю села до фермы, расстояние до нее было 1,5-2 километра.

Созаев шел первым и к обеду они подошли к краю фермы, через листву на дороге он заметил белую автомашину, увидел, что к машине подошел Этезов Валера и Султанов Ахмадья и человек в маске, о чем-то говорили 15-20 минут, после чего позвали братьев Кучменовых. После чего Кучменов Шамиль сказал, что его отправили домой в село, при этом он ничего не объяснял.

Затем подошел Султанов и сказал, чтобы они ждали их в лесу. Он пошел к машине и вместе с Этезовым сел в неё, поехали по направлению в сторону села. Кучменов Артур пошел пешком в сторону села, Созаев, Ахкубеков Алим, Ахкубеков Азамат, Хуламханов Расул и двое человек, которые были в масках, сели на склон, который указал до этого Султанов.

Он и Ахкубеков Азамат договорились при удобном случае покинуть данное место, что бы им ни сказали и ни предложили. Так как они услышали стрельбу, которая доносилась со стороны села, стали догадываться, что это связано с отъехавшей машиной, в которой находились Этезов и Султанов с другими лицами.

Рацию, которую дали  Созаеву, он положил под дерево, и человек в маске подошел и взял в руки. И тут они услышали голос, похожий на голос Султанова, который сказал, чтобы спускались к ангару. Дойдя до указанного места, мы увидели тех, кто уезжал: Этезова, Султанова, Мамеева и двух человек в масках.

Они сообщили, что обстреляли пост ДПС «Хасанья», и Этезов застрелил какого-то гаишника. Как позже он узнал, это был Моллаев Хамзат, житель п. Хасанья. Султанов сказал, чтобы оставшиеся пошли и обстреляли пост ДПС «Хасанья». Созаев и остальные, поняв, для чего их хотят использовать, наотрез отказались выполнять указание Султанова. Султанов был недоволен и обещал, что с ними разберётся и у них будут проблемы.

Посидев в лесу, они сложили оружие и сказали, что он и Ахкубеков Азамат пойдут пить воды с родника. Скрывшись из вида, они вдоль речки быстрым шагом пошли домой в село. По дороге они с Ахкубековым стали переживать, что скажут дома о происшедшем и что сообщат в милиции, так они решили туда пойти.

Ахкубеков Азамат предложил переждать некоторое время у его шурина Уянаева Назира, так как его дом был пустой, поскольку начнутся репрессии после данных событий, и всех молящихся будут избивать. Они спрятались в доме на 10 дней, где через жену Ахкубекова узнали обо всей серьезности произошедших событий в Нальчике.

В тот период, после событий 13 октября 2005 года, по телевидению КБР передавалось обращение к возможным участникам этих событий, в котором руководством республики гарантировалось справедливое разбирательство.

И в случае, если роль их будет незначительной, то есть, если они не совершали убийств сотрудников правоохранительных органов, гражданских лиц, не были организаторами и активными участниками произошедших событий и добровольно явятся в органы, то их освободят от уголовной ответственности.

Они с Ахкубековым Азаматом решили явиться в правоохранительные органы добровольно и сообщить о тех событиях, которые произошли с ними в тот день, так как они слышали о том, что применяются пытки к задержанным, они попросили, чтобы родственник Ахкубекова – Уянаев Руслан пошел с ними в МВД КБР.

9 декабря 2005 года Созаев и Ахкубеков прибыли в МВД КБР и написали заявление на имя министра МВД КБР Шогенова Х.А., что желают сообщить о том, что  13 октября 2005 года находились в лесистой местности за поселком Хасанья, где им было выдано оружие и то, что они не нападали на пост ДПС «Хасанья». Затем их отвезли в здание УБОП МВД КБР для осуществления допросов следователями следственной группы.

Прибыв в здание УБОП МВД КБР, оперативные сотрудники завели Ахкубекова в кабинет, и через полчаса Созаев услышал, как кричит от боли Азамат, сам он находился в коридоре, его поставили лицом к стене. В коридор вышли двое сотрудников в масках и стали избивать его по туловищу и ногам.

Созаева также завели в кабинет к сотрудникам, где он рассказал, о тех событиях, которые произошли с ним 13 октября 2005 года. Однако оперативные сотрудники сразу заявили, что их не устраивают такие показания, стали показывать ему фотографии, однако многих людей на фото он не знал.

Стали расспрашивать о Кудаеве Расуле. Он заявил, что Кудаева не было в лесу. В кабинет неожиданно завели Ахкубекова, который был сильно избит, и с угла его рта на лице шла кровь, и он попросил Созаева подписать все показания, которые требуют оперативные сотрудники. К Созаеву подбежал оперативный сотрудник с электрошокером и сказал, чтобы он согласился или иначе через него пропустят ток.

По этой причине в дальнейшем Созаев вынужден был соглашаться с той версией обвинения, которую ему указывал следователь Котляров. Поэтому он и подписывал протоколы в качестве подозреваемого и обвиняемого, не читая, поскольку опасался за свою жизнь. Поскольку в период расследования уголовного дела он и другие обвиняемые подвергались пыткам и избиениям.

Кроме того, из показаний большинства допрошенных в судебных заседаниях по настоящему делу подсудимых и некоторых свидетелей, множества исследованных до настоящего времени письменных материалов, усматривается, что применение насилия к задержанным по подозрению в участии в известных событиях в г.Нальчик 13 октября 2005 года с целью получения от последних угодных следствию показаний, было повсеместным и систематическим.

В связи с изложенным, Созаев, опасаясь за свою жизнь, решил подписывать все показания, которые были угодны следствию. В ходе следствия следователь Котляров предложил ему (Созаеву) фактически сделку, что если он признает себя виновным по ч.2 ст.209, по ч.2 ст.210, ч.2 ст.222 УК РФ, то его отпустят на свободу по амнистии. Проконсультировался со своим адвокатом о том, что так будет лучше, если он будет на свободе, чем находиться в условиях изоляции и дожидаться суда.

И при предъявлении обвинения Созаев признал себя виновным по указанным статьям в надежде, что скоро его освободят из-под стражи. Однако, его так и не освободили, и впоследствии, при ознакомлении ему стало известно, что он не попал под амнистию в связи с тем, что в его действиях имеются другие составы преступлений, которые не указаны в акте амнистии. Более того, он добровольно не отказался от совершения преступлений, а их действия были пресечены действиями сотрудников и, видя бесполезность нападения, он покинул место совершения преступления.

Между тем, такая позиция органов предварительного следствия и государственного обвинения не соответствует действительности. Не соответствует материалам дела и показаниям подсудимых та роль, которая отведена Созаеву Зубеиру органами предварительного следствия и государственного обвинения, а именно – командира запасной подгруппы.

Вообще стороне защите непонятно, откуда представители следствия и государственного обвинения взяли такую информацию. Так, по данному по уголовному делу установлено, что рацию Созаев получил из рук Султанова, который сказал ему провести людей от камнерезного цеха до края п. Хасанья.

При этом конкретно никто ничего не объяснял, для каких целей необходимо пройти к краю села. Никто не назначал его старшим подгруппы или группы и не давал указания или приказ. Это в судебном заседании подтвердили подсудимые Ахкубеков Азамат, Ахкубеков Алим, Хуламханов Расул. При этом отметив, что Созаева никто не назначал старшим, он приказы и распоряжения им не отдавал.

Тогда непонятно, на каком основании ему отводится активная роль, такая, как командующего запасной подгруппы, и запрашивается такой жесткий срок в 17 лет лишения свободы.

О том, что Созаев З.В. не знал, что произойдет  нападение на правоохранительные органы 13.10.2005 года, он также говорил и на стадии предварительного следствия в своих показаниях. Аналогичные показания в судебном заседании дали подсудимые Ахкубеков Азамат, Хуламханов Расул, Ахкубеков Алим.

Фактически проведенный анализ всех доказательств, которые были представлены стороной обвинения в судебном заседании, позволяет сделать вывод о том, что Созаев З.В. не совершал тех преступлений, которые ему вменяются стороной обвинения.

Все доказательства, которые были представлены стороной обвинения по объекту ДПС «Хасанья», а также допрошенные свидетели и потерпевшие не подтверждают причастность к совершенным преступлениям Созаева.

Представленные стороной обвинения видеозаписи обращений Астемирова А.Э. не являются доказательствами вступления и участия Созаева в преступном сообществе и устойчивой вооруженной группе (банде). Ни один свидетель или потерпевший по объекту  ДПС «Хасанья» не указал на Созаева З.В. как на лицо, которое совершило нападение и участвовало в убийстве сотрудников правоохранительных органов или населения.

В речи государственного обвинителя не приведены доказательства совершения и конкретное описание вмененных Созаеву преступлений. Выводы государственного обвинителя о виновности Созаева в перечисленных преступлениях основаны на предположениях, а не на доказательствах.

Постановлением Нальчикского городского суда КБР от 22.05.2007 года установлено, что явка с повинной Созаева З.В. 09 декабря 2005 года принята сотрудниками МВД КБР, зарегистрировано как заявление, которое направлено в следственную группу Управления Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО.

Руководителю следственной группы Саврулину А.Ю. рекомендовано признать добровольно написанное заявление Созаевым З.В. в МВД КБР смягчающим наказание обстоятельством. Однако требование суда, обязательное для исполнения, было проигнорировано руководителем следственной группы и не принято во внимание государственным обвинителем.

Созаев З.В. 13.10.2005 года фактически добровольно отказался от совершения перечисленных преступлений. До событий 13 октября 2005 года Созаев вел обычную жизнь, работал, содержал свою семью, жену и двух малолетних детей.

Положительно характеризуется  по месту своего жительства, не состоял на учете как приверженец радикального ислама, не доставлялся в правоохранительные органы, обыски в домовладении, где он проживал, не производились, никакие подозрительные люди не посещали его дом.  Впервые привлекается к уголовной ответственности.

Защитник просит суд освободить Созаева от назначенного наказания вследствие акта амнистии. 

Комментарии 0