Общество

Бунт хантов

В Ханты-Мансийском автономном округе маленькая локальная проблема. Пока что маленькая и локальная. Глава оленеводческого хозяйства Семён Айпин отказал компании «ЛУКОЙЛ — Западная Сибирь» в разработке месторождения на земле своего родового угодья. Сын главы хозяйства, Александр Айпин, сказал: если на участках найдут нефть, то нас сметут с этой территории, а нам больше негде содержать оленей. Мы уже пять раз меняли место. Дальше уходить некуда.

Семья даже наняла адвоката, чтобы отстаивать свои интересы. Земляков поддержал вице-спикер Думы ХМАО, Еремей Айпин. Среди хантов фамилия Айпиных влиятельна, около ста человек в округе принадлежат к этому клану. Знатные оленеводы, как раньше говорили. Наверное, нефтяной монстр и на этот раз продавит нужное решение через администрацию, и хантов сметут. Однако звоночек прозвенел.
Раньше нефтяники откупались ящиком водки. Ну, или соразмерной (ящику водки) компенсацией. Местные жители пишут, что сто тысяч рублей за землю под разработку нефтяного месторождения нефтяная компания считала неразумно высокой тратой. Не сравнивая с тем, сколько денег даст нефть. Сравнивали не с нефтью, а с ящиком водки. Система работала. А теперь не работает.

Айпины попросили за половину своего угодья, за болото, где они согласны разрешить нефтедобычу, целых пять миллионов рублей. А вторую половину угодья очертили красной линией. Здесь, сказали, ягельный бор, и мы его не отдадим. Потому что олени едят ягель. А мы живём оленеводством. Потому что мы ханты.

Другие ханты тоже забурлили вокруг Айпиных и вопроса о земле. Сказали, что у хантов есть право на самоопределение. И решили поставить вопрос ребром на Всемирной конференции ООН по правам коренных народов.

А мы немного поговорим о поэзии. Русские националисты — большие поэты. У них есть красивые поэтические образы: Россия для русских, Россия — русский дом и так далее. Отрицательным персонажем прекрасной русской поэтики выступает Кавказ, который хватит кормить. Такой дуализм получается: с одной стороны Россия, с другой Кавказ.

А ханты? Ханты тут где? Или, например, манси? А якуты и Якутия? Или вот ещё — Карелия. Давайте пока оставим Кавказ, ну его, надоело. Отгородим колючей проволокой и заживём спокойно. А с Якутией как быть? Если Россия для русских, то для кого Якутия? Если Якутия — часть России, значит, Якутия тоже для русских? А для якутов что? Россия — русский дом. А где карельский дом? Или карел пусть остаётся без дома? Где дом для ханты и манси? Или всех отделить? И Якутию отделить? Так ведь некоторые якуты не против.

Некоторые ханты тоже не против. И уже открыто вспоминают о своём праве на самоопределение. Они считают, что земля, из которой мы качаем себе нефть, и все за счёт этой нефти живём, это их, хантов, земля. Представляете? И нефть, получается, их, хантов. А не русских, например. И они сами хотят решать, качать или не качать. Деньги? Засуньте себе в задницу ваши деньги. Вы денег дадите три копейки, а изгадите землю на миллиард. И потом, ягель. Ягель ханты ни за какие деньги не смогут купить. А без ягеля олени умрут. А без оленей умрут ханты. Превратятся в бездомных «мигрантов», поедут к вам в город посуду мыть, а вы, русские, будете хантов обливать помоями и кричать, чтобы грязные ханты убирались вон из вашего чистого русского дома. А наш, хантов дом, будет стоять загаженный вашими нефтепромыслами, а олени все будут мёртвые. Зачем нам такое будущее? Поэтому, дорогие русские нефтяники, скатертью дорога в большую Россию, в русский дом. Бурите свои скважины у себя под Москвой. Мы же не ведём свои оленьи стада к вам в Московскую область. Зачем нам Московская область? Там ягеля нет. А у нас в Югре есть и ягель, и нефть. И мы сами решим, что с этим делать. Будете вы кормить Кавказ, не будете кормить Кавказ — это ваше с Кавказом дело. Хотите кормите. Только не за наш счёт. Мы, ханты, не хотим кормить ни Кавказ, ни вас. Давай, до свидания.

Какие наглецы эти ханты! Хотя, с другой стороны, их возражения против российской нефтедобычи вполне согласуются с логикой сепаратного национализма, которую продвигают и наши, «русские» (лучше называть их «узкие», они не русские, ибо русский широк, а они узки; узкие — вот их определение) националисты. Вот только с этой, с северо-восточной стороны, на проблему «своего дома» узкие националисты не смотрят. Смотрят только на юг, на Кавказ. Отделить, хватит кормить, и так далее. Им кажется, что проблема национальных отношений у нас только в том, кто на московских и питерских рынках будет торговать овощами.

Но Россия — это не только Питер, Москва и Кавказ. Чепуха всё это — Питер, Москва, Кавказ. Перхоть. Настоящая мощь России там, за Уралом. Главные богатства русской земли на востоке, а не в Москве. Надо понимать это. Москва светит не своим светом, а отражённым. Москва отражает Сибирь, как луна отражает свет солнца, но тёмной ночью капитализма не видно источника света и богатства, видны только шулеры и торговые посредники. Метр земли в Москве стоит несметных богатств потому, что Москва владеет Сибирью, Дальним Востоком, землями хантов, манси, якутов, ненцев и прочих. Не было бы Сибири, ничего бы не стоила Москва. Ни копейки не давали бы за московские земли. Никто бы в Москву не ехал полными поездами, чтобы за москвичами дерьмо убирать.

А в Сибири тоже живут русские, но они немного другие. Или даже очень другие. Сибиряки. Вы поговорите с сибиряками о концепции «Россия для русских» в том смысле, что Сибирь — это только для русских, русский дом. Можете почувствовать некоторое напряжение: для каких конкретно русских Сибирь? Для тех, которые в Москве дизайнерами работают? Нет. Зачем им Сибирь? Они отморозят здесь свои нежные ягодицы. Сибирь — для сибиряков.

Или, если хотите, давайте посмотрим на юг. Увидим Кубань, Краснодарский Край, места богатые, плодородные, с приятным климатом, имеющие выход к морю. Давайте скажем кубанцам, что Краснодарский Край теперь будем называть русской краснодарской республикой, и будет она домом только для русских. Опять непонимание: для каких именно русских? Это для вас, для москвичей, что ли? Да ну. Лучше мы назовёмся казачьей кубанской республикой. Потому что мы, конечно, русские. Но не москвичи, а кубанские казаки. И есть, знаете ли, разница.
Мы все больны москвоцентризмом. Мы не понимаем, какие процессы идут на огромных пространствах нашей страны, где живут разные немодные народы, такие, как ханты. Мы упёрлись в стенку: Кавказ, иммигранты, гастарбайтеры из Азии. Ерунда всё это, дорогие мои, ерунда. Узкие националисты не способны понять, что какой мерой они отмеряют другим, такой же мерой будет отмерено и им. И ответ придёт не с шумного, но пустого Кавказа и не от бесправных азиатских рабов, а с Кубани или Сибири. Сюрприз!

Принципы сепаратизма, которые провозглашают узкие националисты, могут распространиться на «незапланированные» территории и народы. И трудно будет по-человечески объяснить хантам почему, если Москва — для москвичей, родовая земля хантов — не для хантов, а тоже для москвичей. Трудно будет объяснить манси, хакасам, эвенкам и юкагирам, что русский делает на их земле. Раньше русский строил школы, больницы, учил и лечил, кормил, поил (не только спаивал), возил в университеты, помогал народному творчеству, спасал от любой беды и во всём вёл себя как старший брат. И брал нефть, брал газ, алмазы, меха, лес, всё брал, но для общего блага. Это было понятно. А теперь русскому надоело, русский ни о ком не заботится, русский не хочет быть старшим по общежитию, русский хочет жить в своём отдельном русском доме. Пожалуйста. Но почему тогда русский продолжает приходить и брать нефть, газ, алмазы, меха, лес и всё что найдёт?

Что им скажут узкие националисты? Можно, конечно, продолжать брать силой. Ведь ханты и манси слабы, малочисленны. Можно администрацией и армией задавить. Можно даже всех аборигенов уничтожить. Но тот, кто такое сотворит, будет уже не русский. Русский так не делал, это все помнят. Русский — значит справедливый.

Автор: Герман Садулаев

Комментарии 3