Политика

Размышления у парадного наезда

Премьер Медведев неожиданно резко отреагировал на решение президента

Перебранка первых лиц в публичном пространстве – штука занимательная. Поскольку, если есть твердые намерения, извините, убрать со стола фигуру, то предварительный обмен информацией проходит в несколько ином формате. Поэтому не заметить перепалку президента с премьером, случившуюся на прошлой неделе, нельзя. Ведь событие это знаковое. Важно только понять, а для кого или для чего они скрестили глаголы? Точнее, почему Путин унизился до того, чтобы публично одернуть своего тронохранителя?

Кому конвертировать закон?

Понятно, что началось всё из-за добычи. Временно пребывая на троне, Медведев энергично создавал образ просвещенного правителя, склонного к либерализации. Помните, его великую формулу – «Свобода лучше, чем не свобода»? По своей эпической насыщенности она только чуть-чуть уступает великой брежневской фразе – «Экономика должна быть экономной».

Так вот, поскольку Медведев назвался груздем, пришлось ему, несмотря на понятный страх, предпринимать хоть какие-то шаги по направлению к свободе. «Хватит кошмарить бизнес!»,- сказал Медведев, и по его инициативе в  2010 году был принят закон, по которому МВД было лишено права на возбуждение налоговых дел самостоятельно, а только на основании материалов, полученных от налоговиков. Человеку не посвященному сложно понять глубокий смысл российских понятий (к законам это имеет весьма отдаленное отношение). У нас ведь «открытие дела» вовсе не означает, что речь идет о раскрытии преступления. Ибо при известной сговорчивости все открытое можно закрыть. Кстати, до 2010 года почти 90% дел до суда так и не доходили. И куда уходили полученные за это деньги,  понятно…

Сложно назвать сумму прописью, которую имеют «открывальщики и закрывальщики» уголовных дел, но за нее стали бороться. И вот президент Путин, в октябре 2013 года, внес в Государственную думу законопроект, по которому право возбуждать дела по налоговому составу будет передано Следственному комитету России, который и будет принимать материалы от МВД и сам решать вопрос о том, можно возбуждать дело, или нет. И вот тут премьер Медведев вдруг позволил себе усомниться в правильности решения президента. Он невиданно агрессивно и публично заявил: «Навозбуждать-то можно все, что угодно, особенно по заказу и за деньги, что происходит часто, когда одна структура борется с другой».

Тревога правительства вполне понятна: если закон, лоббируемый Путиным, будет принят, то это ударит по инвестклимату, и затормозит развитие малого и среднего бизнеса. Не говоря уже о том, что уровень коррупции в следственных органах непременно вырастет. А это тоже не подарок умирающей экономике.

Путин отреагировал на протест Медведева почти угрожающе: «… есть определенная практика решения вопросов, перед тем как выходить в средства массовой информации. Известно, что если кто-то с чем-то не согласен, как Кудрин сделал в свое время – он перешел в экспертное сообщество».

Напомню, что в свое время, когда Медведев был президентом, министр финансов Кудрин вот так же возразил главе государства, и был немедленно уволен.

То есть, намек Путина был вполне понятен всем.

Наезд или разводка?

Но вот что странно: многие СМИ бросились к пресс-секретарю президента с просьбой пояснить – кому так сурово пригрозил президент? Понятно, что очень хочется официального подтверждения своим догадкам. Но не до такой же степени! Наш громовержец мечет молнии, во-первых, всегда справедливо, а во-вторых, всегда демонстративно точно указывает имя жертвы своей высшей справедливости.

Вообще случилось непонятное. Страна, забросив все дела, стала лихорадочно размышлять о словах Путина. Нас перестала волновать  довольно острая умственная недостаточность Госдумы – она планирует законодательно запретить в кино сцены с употреблением алкоголя, прекратить пребывание доллара на нашей земле, и другие дурости. Нам стал почти по барабану экономический кризис, призрак которого уже «маячит в отдаленье»… Заволновало только одно – кого имел в виду Путин!

Кстати, не в этом ли главная причина того, как ловко Дмитрий Анатольевич поссорился с Владимиром Владимировичем? И тут надо признать, что мастерство власти по отвлечению  масс от реальных проблем достигло изумительного совершенства!

Но почему нас должно волновать, кого имел в виду Путин? Тут самое ужасное состоит в том, что президент критиковал вовсе не премьера! Поскольку, увы, Медведев такой же премьер, каким ранее он был президентом. То есть, на двери его кабинета висит табличка – «премьер-министр РФ», а пульт управления (если он существует)  правительством находится в Кремле.

Так разве проблема качества премьера не важнее проблемы намека Путина? Надо сказать, что даже сам Владимир Владимирович не совсем подходит для должности главы правительства, а вот в роли главы государства он смотрится куда предпочтительнее. И эффективнее. Но с экономикой у него – проблемы.

А уж для Медведева это вообще – загадка. Ни характера, ни знаний для этой должности у него не хватает. Можно, конечно возразить, мол, Дмитрий Анатольевич куда лучше, чем Зубков и Фрадков вместе взятые. Согласен. Но это не повод, чтобы назначать Медведева на такую должность. Да и, честно говоря, в те жирные годы Путин мог позволить себе иметь сплошные  кадровые ошибки, но сейчас, когда мы услышали странное слово «стагнация», экономику без мастеровитого рулевого позволить себе нельзя.

И главное: можно обмануть, отвлечь, или, черт с ними, подавить  бунт  обворованных. Но как спастись от бунта тех, кому уже нечего воровать?

Наверное, власть прекрасно изучила одно исследование, проведенное в Университете Иллинойса. Там ученые изучили опыт 148 диктаторов, правивших с 51-го по 90-й год и потерявших власть не по своей воле. Так вот, оказалось, что лишь 11 из них потеряли власть в результате народного восстания. Абсолютное большинство были сметены… бывшими соратниками.

То есть, понимаете, опасность диктаторов слететь от Болотной в 10,6 раз меньше риска погибнуть от чистых рук, очень холодной головы и  чрезвычайно горячего сердца.

Отсюда и повышение зарплат всей элиты, и подачка в виде возможности конвертировать закон.

Театральный обман

…Было бы неверно, если бы я сам не предположил некую свою конспирологическую версию того, почему Путин театрально наехал на Медведева. И тут припомнился  мне анекдот «времен Очаковских и покоренья Крыма».

Итак, в больнице от дизентерии  помирает мужчина. Его последняя просьба к врачу: «Доктор, напишите, пожалуйста, что я умер от сифилиса». Врач даже опешил: «Зачем вам это, больной?». Тот откинулся на подушку и мечтательно пробормотал: «Я хочу умереть как мужчина, а не как засранец».

Иначе говоря, мне кажется, что время пребывания Медведева на посту премьера, увы, подошло к концу. И он захотел уйти как мужчина, а не как…. О чем и попросил своего лечащего врача.

Не только Штирлиц знает, что запоминаются последние слова. Вот и мы запомним, как мужественно выступил Медведев. И сказал очень точные слова – что усиление позиций силовиков в экономике пагубно скажется и на них, и на нас. (Им кстати, и зарплату подняли основательно).

Теперь его отправят в отставку не за то, что не справился с делом. А за … мужество. И после такого поступка мы спокойно можем  доверить ему должность, допустим, председателя Конституционного  суда.

Или, что-то повыше, что там уже создается для человека №2.

Комментарии 0