Политика

Боль дня

Ислам - не глобальный враг, а мы - не варвары

"Бей мусульман, спасай Европу!" - что это напоминает ?..

ФАКТ: В традиционном месячном опросе читателей "Кругозора" на вопрос: "Согласны ли вы с призывами ограничить в вашей стране иммиграцию выходцев из арабских стран и Турции?" 84% опрашиваемых ответили утвердительно, а 11% - отрицательно, сочтя это дискриминацией и считая, что любой человек вправе решать, где ему жить.

 

ТРИЖДЫ ВАРВАР

Я считаю себя обычным нормальным человеком: я придерживаюсь светских взглядов, живу в Европе, имею два иплома о высшем образовании, уважаю закон и люблю свою семью.

Тем не менее, в глазах сегодняшних европейцев я запросто могу сойти за современного варвара. И не один раз, а целых три - по национальности, по религии, по статусу: чеченец, мусульманин, эмигрант. И даже мой беглый английский и классическая европейская внешность тут бессильны что-либо исправить, раз я не стремлюсь ассимилироваться полностью. Потому, будучи этаким варваром в кубе, я имею достаточно прав рассуждать именно на эту тему. Говорить, однако, трудно. Потому что всегда трудно говорить, когда гремят литавры. Непросто наблюдать, как всё больше и больше уставших от многолетней экономической нестабильности европейцев ведётся на пропаганду и, незаметно для самих себя, скатывается к откровенной ксенофобии.

В своём анализе происходящего я намеренно буду опускать цифры статистики и большинство азбучных истин, как и не стану углубляться в природу отдельных составляющих большого единого целого. Задача моя в другом - постараться донести до публики взгляд на разгорающийся конфликт между пост-христианским Западом и Исламом, точку зрения, характерную для большинства образованных мусульман; показать суть происходящего так, как это видим и ощущаем мы. Я надеюсь, что вдумчивый читатель великодушно простит мне неизбежную пристрастность в суждениях и разглядит в этой статье главное - попытку продолжить диалог. Ведь известно, что диалог есть самый непримиримый враг вражды.


ЗАКАТЫ И РАССВЕТЫ ЕВРОПЫ

Европа любит поговорить о надвигающейся гибели. Уже на протяжении нескольких поколений, со времён Шпенглера, Тойнби, Гассета, предвещавших неминуемый закат Европы, тьма подобных пророчеств заставляла замирать в ужасе особо впечатлительных из жителей континента. Трезвые, однако, не утрачивали оптимизм, работая не покладая рук и решая общеевропейские проблемы по мере их возникновения.
 
В итоге, за отрезок времени меньший, чем 60 лет, Европе удалось совершить гигантский скачок: она отказалась от колониализма, выдавила из себя остатки тоталитарных идей, убрала пограничные заставы. За единым экономическим пространством, пришло единое политическое; общая валюта с красивым символическим названием стала реальностью; были интегрированы многие народы, высвободившиеся из под советской оккупации. А общем - шел и успешно претворялся в жизнь невиданный доселе эксперимент по искоренению истоков бед народов, населяющих континент.

Однако крах коммунизма, противостоявшего идеологии Западной демократии на протяжении 70 лет, принес и горькие плоды: США стали претендовать на роль мирового жандарма, всё чаще прибегая вместо взвешенной дипломатии в международных вопросах, к политике шантажа и прямого вмешательства. Будучи милитаристской и экспансионистской по своей сути, Америка нуждалась в новом глобальном враге. По совокупности причин политического, экономического и психологического свойств выбор пал на Ислам.

Распад СССР застал мусульманский мир разделенным на два непримиримых лагеря: проамериканский (Саудия, Пакистан и арабские страны Персидского Залива) - и просоветский (Сирия, Ирак, Ливия, Северный Йемен). Исключение составляли, только, светский Египет, метавшийся из лагеря в лагерь и шиитский Иран, которому отводилась особая роль как вакцины против возможного преобладания центростремительных тенденций среди суннитских стран региона.

Первой целью США на рассвете после распада СССР стало свержение вассалов Москвы по всему миру, чем Америка и занялась незамедлительно. В итоге из целой плеяды сатрапов у Кремля сейчас остается только режим в Дамаске.

Ещё до этого США и Европа провели операцию по "обезвреживанию" Афганистана - стравив между собой легендарных победителей коммунизма и бывших соратников по джихаду: Хакматияра, Шах-Масуда, Раббани они ввергли страну в братоубийственную войну на фоне широко развернутой компании по выкупу у населения наиболее грозного оружия типа ПВК "Стингер". Мавру пора было уходить... В то же время англо-саксонкие страны дали зеленый свет тем из моджахедов, что предпочли семейную жизнь междуусобным войнам, в результате которых около четверти миллиона самой одарённой части населения оказалась навсегда в Австралии, США и Новой Зеландии.

Такая подлость со стороны союзников воспринялась мусульманским интернационалом крайне негативно - и Америка вмиг превратилась для тысяч прошедших афганскую войну ветеранов в худшего врага. Одним из видных таких негодующих ветеранов был и Усама Бен Ладен. Трагедия в Нью-Йорке 2001 года стала отправной точкой новой реальности: США объявили крестовый поход против Ислама, в который была вовлечена и ближайший союзник Америки - Европа. Однако, чтобы картина предстала яснее, будет полезно сделать небольшой экскурс в прошлое.


ПЕХОТИНЦЫ ПРОТИВ САМОЛЁТОВ

Оставаясь на протяжении многих веков мировым средоточием философии, науки и культуры, к 17 веку Ислам уже уступил ветку первенства Европе и окончательно сошел с арены большой политики в результате распада Османского Халифата - последнего наследника былого величия мусульманской цивилизации.
 
В итоге весь остаток 20 века в глобальной перманентой драчке между США и СССР мусульманам отводилась, в лучшем случае,  роль пехотинцев - подход, апогеем которого стала девятилетняя Советско-Афганская война.

Захват Советами Афганистана означал вытеснение Америки из региона, делая реальным окончательное "осовечивание" Индии и неизбежное поглощение ею Пакистана - единственного регионального союзника США: вариант, который Америка никак не могла допустить.

Поэтому США и НАТО пошли ва-банк - через пакистанские спецслужбы в руки афганского сопротивления потекло самое современное оружие, а в прессе была развёрнута компания по героизации афганского сопротивления. На деньги арабских стран Персидского Залива во многих мусульманских странах были развернуты пункты по набору и переброске добровольцев на "Священную Войну против коммунистических безбожников" - джихада. В Пакистане по всему периметру афганской границы была развёрнута цепь тренировочных лагерей, где военные инструкторы США и Пакистана обучали моджахедов военному ремеслу.
 
Триумф мусульманских партизан в Афганистане, во многом неожиданный, произвел фурор в концепции классической войны: отныне стало очевидно, что партизанские соединения, даже плохо организованные, способны наносить поражение европейской армии, если имеют доступ к переносным системам ПВО. Последовавшая через несколько лет унизительная капитуляция России перед немногочисленным и слабо вооруженным ополчением в Чечне окончательно похоронила теорию конвенциональной войны.

Успех мусульманских пара-военизированных партизанских отрядов в Афганистане и Чечне с одной стороны и легкая победа над классическими, закованными в броню, армиями Саддама Хусейна, а позднее - Муаммара Каддафи с другой, вывели на первую позицию иной фактор в современной войне. Отныне не вызывало сомнения, что победу приносят не столько крылатые ракеты, танки и коммуникации, сколько бесстрашный рядовой воин, оснащенный пластитом. Личная храбрость и готовность к смерти солдата, вроде бы бесповоротно заменённые ещё на излёте средних веков профессионализмом высокооплачиваемых наёмников, а позднее и всевозможными гаджетами технического прогресса, вдруг снова стали насущной необходимостью для победы в войне.


НЕОЖИДАНЫЙ МЯТЕЖ

План НАТО по самоуничтожению Афганистана дал осечку в середине 90-х с появлением Талибана ( "талибы" - студенты - в переводе с арабского). Это молодежное движение, в начале осторожно поддержанное Западом через пакистанские спецслужбы, стало стремительно набирать популярность в народе и, овладевая провинция за провинцией, превратилось в полноправного правителя Афганистана к 1999 году. Подобный триумф талибам обеспечило жесткое внедрение Шариата на освобожденных территориях наряду с беспощадной борьбой против коррупции и повсеместным уничтожением опиумного мака. 
Немаловажную роль в военных успехах Талибана сыграло присутствие в нем в качестве инструкторов и руководящего звена ветеранов Сопротивления времён Советской оккупации.

Вскоре Талибы полностью перестали подчиняться своим пакистанским "советникам". Страна стала быстро оправляться от разрухи: налаживалось сельское хозяйство, строились дороги, восстанавливались больницы. Запад слишком поздно понял свою ошибку: наспех сколоченный из этнических узбеков и таджиков на северных границах страны "Северный Альянс", уже не смог повлиять на ситуацию, несмотря на щедрую помощь как со стороны Запада, так и со стороны России.

В Афганистан стали снова стекаться добровольцы из других держав и страна на глазах превращалась в кузницу кадров, которые в условиях современных средств могли легко перенести опыт вооруженной борьбы по всему мусульманскому миру. Над интересами Запада, в лице марионеточных режимов на Ближнем Востоке, нависла реальная угроза.

В этих условиях, когда смута в рядах "пехотинцев" переросла в открытый мятеж, Западу ничего не оставалось иного, как обрушить на них мощь своего венно-технического превосходства. Наказав "виновных" афганцев, и заставив мусульман таким образом забыть о любой надежде на освобождение, Запад мог надеяться на продление столь выгодного для него статуса-кво, продолжая выкачивать мусульманские нефть и газ, а самих мусульман использовать и дальше в качестве эфективной и дешёвой пехоты.


БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ ГОРДИЕВ УЗЕЛ

Победа в Афганской войне, таким образом, дала двойной эффект глобального масштаба: она породила растерянность на Западе, но она же вернула мусульманам уверенность в себе и надежду на способность объединения сил и, как следствие, возможость перемен к лучшему. Она консолидировала Исламский интернационал и вызвала к жизни всевозможные наднациональные объединения мусульман.

Множество нерешенных политических и экономических проблем на Ближнем Востоке, топорно порубленного в своё время Европой на "независимые", а по сути - вассальные владения для удобства эксплуатации природных ресурсов, открытая поддержка Западом оккупации Израилем арабских территорий, бесправное положение палестинского народа, коррумпированность и антинародная суть правящих в регионе режимов - всё это привело к глубокому разочарованию мусульман всего мира в Западе. Поэтому не удивительно, что даже такая малозаметная в конце Советско-Афганской войны организация, как Аль-Каида, смогла получить значительную поддержку в мусульманском мире, ибо Бен Ладен правильно сартикулировал справедливые требования мусульман. Но вернёмся теперь к сегодняшней Европе и положению в ней мусульманского меньшинства.


ЧУЖАЯ ВОЙНА И ЕЁ "ЦВЕТЫ"

Систематическое вмешательство НАТО во внутренние дела мусульманских стран и участие европейских подразделений в последних военных авантюрах Вашингтона в Афганистане и Ираке отдались террористическими актами с массовыми жертвами в Испании, Англии, Франции. На фоне этих событий начался процесс отчуждения и маргинализации мусульманского населения Европы, подавляющая часть которого, естественно, осуждала интервенцию в мусульманских странах. Беспрецендентная антимусульманская пропаганда в западных СМИ ухищрялась в методах и вскоре за ярлыками боевиков и террористов, навешанных на патриотов Ирака, Афганистана, Сомали, Йемена, оказывающих по мере сил сопротивление оккупантам и их марионеткам, последовала кампания по оскорблению святынь Ислама - Корана и пророка Магомета.

Надо отдать должное европейским лидерам и особенно Германии, Франции и Испании, что пытались вначале смягчить эффект вреда, причиняемого мусульманам. Механизм ненависти, тем не менее, не был остановлен, ибо в мусульманских странах сотни людей продолжали ежедневно гибнуть от рук солдат Америки и Европы. Несмотря на нарастание количества терактов, проводимых на Западе молодыми мусульманами, и на усиление в ответ ультраправых партий и движений, правительства европейских стран, в основном, не теряли терпимости к мусульманскому меньшинству.


О КУЛЬТУРЕ НЕКУЛЬТУРНО

Всё изменилось с памятного заявления в Сентябре 2010 года канцлером Германии Ангелы Меркель о провале "Мульти-культи" в своей стране. Тезис был незамедлительно подхвачен её английским и французским коллегами. Общество стала сотрясать вспыхнувшая с невиданной ранее силой атниисламская истерия. На политической арене произошел удивительный консенсус между всеми основными партиями - и правительственными, и оппозиционными - в негативном отношении к эмигрантам.

Для мусульманской общины Европы, состоящей, в основном, из потомков обосновавшихся здесь в 60-е годы прошлого столетия гастарбайтеров из Северной Африки и Турции (чья численность составляет сегодня около 40 млн. или порядка 8 % от общего населения Европы) настали трудные времена. Постепенно, одна за другой, все страны Евросоюза стали через свои законодательные органы институционализировать антимусульманскую политику: вслед за запретом на мусульманскую одежду, запреты на призыв к молитве и на строительство мечетей начались рейды на молельни и жилища мусульман. Демонизация мусульман достигла такого предела, что стали обыденностью дискриминация последних при приеме на работу, в учебных заведениях, в местах общественного отдыха и питания.

Несмотря на некоторую ассимиляцию, европейские мусульмане уважают традиционные ценности и имеют, в основном, большие крепкие семьи. В итоге европейская статистика фиксирует неуклонный рост мусульманского населения в ущерб коренному. Сейчас получили широкое распространение основанные на демографических тенденциях различные эсхатологические предсказания о "заговоре" - грядущем превращении континента в "Мусульманский Халифат".

Проблема усугубляется отсутствием единства среди мусульман, что лишает их возможности эффективно отвечать на множественные вызовы времени. Создаваемые спецслужбами различные "мусульманские" организации, партии и объединения не получают в массах признания и не представленное в европейской политике мусульманское меньшинство продолжает стихийно выносить свой протест в общественную и подчастую в нелегальные сферы.


ГЕТТО КАК ПРИЗРАК ФАШИЗМА

Районы компактного проживания мусульман - бывшие идустриальные пригороды основных европейских городов - превращаются сегодня в настоящие гетто, где низкий уровень преподавания в школах изначально обрекает подрастающее поколение на маргинализацию, а зашкаливающая безработица среди молодежи питает всевозможный криминал. При явном игнорировании нужд населения со стороны власти эти гетто увязают в болоте безысходности все больше и больше и многие начинают обращаться к законам воровского мира или идеалам религии как к единственной возможной альтернативе. Нередко два эти взаимоисключающих понятия - Ислам и криминал - причудливо синтезируются в горячих головах. Это уже дало рождение феномену нападений на места продаж свинины и спиртного, расстрелы наркодилеров и рэкета - как и "шариатских патрулей" в пригородах Лондона и Манчестера,  что есть ничто иное, как примитивные попытки хоть как-то контролировать правопорядок при полном отсутствии на улицах полиции.

Ситуация во многом напоминает хроники начала прошлого столетия, когда длительная дискриминация породила в геттоизированном европейском еврействе от Мадрида до Урала - феномен организованной преступности, очень легко трансформировавшейся затем, в террористические "революционные" группы. Это - драматические страницы истории сосуществования европейцев, ранее с другой монотеистической семитской группой, также не "вписавшейся", по мнению большинства тогдашних руководителей, в Европу.

Произойдет ли подобная трансформация сейчас - зависит от того, насколько коротка историческая память европейцев, ибо в противном случае начавшаяся исламофобия грозит привести к новой "Хрустальной ночи"и попытке "окончательного решения "мусульманского вопроса".


ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?

Ясно, что однозначных и простых выходов из создавшейся ситуации не найти. Одним из самых первых шагов в правильном направлении было бы создание специальной коммиссии по "дегеттоизации", наделенной полномочиями разрабатывать и предлагать правительству программы, нацеленные на то, чтобы остановить и повернуть вспять процесс маргинализации населения эмигрантских гетто.

Первоочередными мерами видятся: улучшение образования, борьба с преступностью, диверсификация населения, политизация мусульман, создание рабочих мест, улучшение инфрастуктуры, привлечение молодежи к спорту и учебе, пропаганда универсальных человеческих ценностей... По мере подъема занятости, уменьшать социальные выплаты, чтобы изжить комплекс иждивенчества. Прекратить и запретить антимусульманскую пропаганду и развернуть межконфессиональный и межкультурный диалог. Но все эти меры будут мало эффективны без оперативного создания общественного давления на правительства европейских государств с тем, чтобы прекратилась интервенция в мусульманские страны.

Доверие мусульман Европы к своим правительствам вернется, когда на смену нео-колониальному вектору в политике Европы к мусульманским странам придет партнерство и когда каждый европейский мусульманин почувствует, что государство относится к нему не как к гражданину второго сорта. Что на него не смотрят через призму его происхождения, вероисповедания или оттенка кожи. Что правительство открывает ему двери к тому чтобы он мог изменить свою судьбу к лучшему. Надо, чтобы люди увидели, что любое преступление находит адекватное наказание, а любое позитивное усилие с их стороны, даже небольшое, приводит к конкретным положительным результатам одинаково для всех.

Европейцам необходимо, осознать в первую очередь - как бы странно это ни звучало - что при всех своих особенностях и отличиях от коренных европейских народов мусульмане Европы являются прежде всего личностями, гражданами, а не приверженцами какого-либо вероисповедания. И тем более - не варварами. Надо понять, что верующий человек тем чаще и неистовей молит Бога о справедливости, чем меньше видит её вокруг. Вот и вся формула фанатизма...

Если хотя бы часть этих мер будет принята, у Европы появится шанс вступить в новую золотую эру своего развития и уж точно не придется бить одних, чтобы спасать других.

Автор: Адам Адами

Комментарии 1