Среда обитания

Сбылась мечта-2

10 ноября правоохранительная система России отмечала День сотрудника органов внутренних дел РФ. К этому дню в высоких кабинетах готовились речи, подписывались почётные грамоты и наградные листы. Всё прошло как всегда. Единственным возмутителем спокойствия силовиков в эти дни стали не попытки подрыва наряда полицейских в Махачкале или же введение в ряде районов КТО и СКПО (это их обычная, повседневная и оплачиваемая работа), а реформы, предложенные экс-членом правительства России, Алексеем Кудриным.

Бывший вице-премьер и министр финансов в Путинском составе правительства России, ныне основатель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин недавно вошёл в Общественный совет МВД РФ. На днях он сообщил СМИ, что представит обществу концепцию системной реформы правоохранительных органов, основанную на анализе работы силовиков, соцопросов, а также глубинных интервью1 сотрудников органов внутренних дел.
 

Реформа
 

По мнению Кудрина и исследователей, подготовивших концепцию предлагаемой реформы, в нынешнем виде правоохранительная система тормозит экономический рост государства и порождает нестабильность в обществе. В качестве особенности правоохранительной системы называют избирательность регистрации преступлений, игнорирование сложных дел, отсутствие обратной связи и контроля за действиями силовиков со стороны общества. Всё это, утверждает автор реформы с опорой на результаты социологических исследований, приводит к отсутствию доверия граждан и страху. (Подробно с результатами социологических исследований исполнения государством правоохранительной функции можно ознакомиться на сайте «ЧК» www.chernovik.net, в разделе «Ещё»/«Нормативная база»)

Реформы силовиков Кудрин желает начать с МВД России, Следственного комитета и ФСКН. Функции полиции, которые сегодня сверхцентрализованы, предлагается разделить на три уровня:

1) федеральный уровень – создаётся на базе Следственного комитета России (расследование тяжких и особо тяжких преступлений, борьба с межрегиональной и оргпреступностью) с подотчётностью президенту;

2) региональный уровень – дознаватели и следователи МВД и ФСКН, ОМОН и подразделения ГИБДД (преследование по нетяжким деяниям, охрана зданий органов власти региона и регулирование дорожного движения) с подотчётностью главе и заксобранию субъекта РФ;

3) муниципальный уровень – патрульные службы, участковые и дежурные части (регистрация правонарушений, охрана общественного порядка, профилактика) с подотчётностью главе и гор-, райсобранию МО.

Эффективность такого разделения заключается в том, что каждый уровень, следуя общей концепции борьбы с преступностью, будет заниматься сугубо своими задачами (не будет дублирования в исполнении), автономными и независимыми друг от друга, так как будет иметь свой уровень подотчётности.

Кроме того, это усложнит появление «полицейской мафии», а также ликвидирует избирательный подход к регистрации преступлений.

Авторы реформы признают, что она масштабная, дорогая по исполнению, но вполне осуществимая и возможна лишь при наличии политической воли.

Проект реформы полиции привлёк к себе внимание (хотя бы в силу того, что многие эксперты, памятуя о том, что Кудрин входит в команду Путина, прочат ему должность премьер-министра) и вызвал довольно острую реакцию в обществе.

К примеру, депутат Госдумы, Александр Хинштейн, назвал реформу «ненаучной фантастикой», посчитав, что она приведёт сначала к коллапсу правоохранительной системы, а затем и к её развалу на фоне роста преступности.

«Идеология ранее проводимой реформы заключалась в необходимости вывести органы внутренних дел из-под влияния местной региональной власти.

Невозможности оказывать на них давление в их деятельности. Переход же на эту систему грозит именно созданием «ручной» полиции на уровне регионов и муниципалитетов», – утверждает депутат.

 

Дагестанские реалии

Можно по-разному относиться к тому, как именно проводить реформу силовых структур. Но то, что она необходима – это бесспорно! Происходящие сегодня в правоохранительной среде процессы, особенно в Дагестане, кроме как стремительным движением в тупик не назовёшь. (И, наверное, нет необходимости объяснять, чем в итоге завершается быстрое движение в тупике – объект движения разбивается о стену!)

Ежедневные оцепления кварталов и домов якобы в целях профилактики, незаконные массовые задержания людей для отбора отпечатков пальцев, генетического материала и фотографирования – всё это приводит к нервозности обычных, не задействованных ни в каких религиозных и прочих противостояниях людей. И активизирует тех, кто находится на грани ухода в лес. Не знаем, может, именно этой цели и добиваются те, кто отдаёт команды проводить столь масштабные, якобы профилактические мероприятия.

За пару дней до празднования «Дня полиции» в Хасавюртовском районе был свой «праздник». Во время пятничного джума-намаза в село Муцалаул с грохотом заехала колонна бронетехники, включая «Уралы» и бэтээры. Надо сказать, что местные жители, в том числе женщины и дети, настолько привыкли к подобному грохоту, что и на этот раз просто провожали технику взглядом и, как признался один из них, шёпотом говорили друг другу, что, наверное, будет спецоперация.

Только за последние три дня в Муцалауле прошли четыре специальных контрольно-профилактических мероприятия с привлечением крупных сил МВД и спецназа. Сотрудники, разбившись на мелкие группы, брали под контроль микрорайоны и проводили подворные обходы и обыски в домах. Ранее в селе прошло как минимум три КТО, в результате которых убито шесть боевиков. Поэтому люди внутренне уже настроились на что-то очередное страшное. Однако на этот раз вся прибывшая техника на полном ходу подъехала к мечети по улице Темираульской и заблокировала её. Затем полицейские подогнали автобус, в который начали заводить ребят. В общей сложности помазать пальцы чёрной краской и посмотреть в объектив фотоаппарата в тот день заставили более 80 прихожан.«Нервы, конечно, у нас иногда сдавали, но мы держались. Они же ничего не объясняли», – рассказывает житель села. Но одного молодого парня всё же прорвало. После того как он стал возмущаться, его вывезли из села, и вернулся он только спустя два дня.

Как свидетельствуют очевидцы, этой операцией руководил начальник УГРО Хасавюртовского РОВД Марат Имавов. По описанию знающих его и хотя бы раз имевших с ним «деловую» беседу людей, человек невероятной жестокости. Причём не только по отношению к задержанным или арестованным, но и к тем, кто в той или иной степени оказывается один на один с системой.

Вот лишь обнародованные в СМИ эпизоды с участием Имавова. В июле 2011 года в селе Тотурбийкала Хасавюртовского района был застрелен Нариман Алигаджиев. По сводкам МВД, эта информация проходила как КТО против членов подполья, однако очевидцы убийства заявляли, что в него в момент выхода из мечети выстрелил Марат Имавов.

Ровно через год, в июле 2012 года, начальник УГРО засветился и в селе Байрам. Из сельской мечети были похищены двое ребят – Магомед Сулаев и Анвар Гусейнов. Впоследствии они оказались в Хасавюртовском РОВД. «В отделе Имавов, разбежавшись, ударил ногой в живот Анвара. Нас избивали несколько часов подряд. Я и так по жизни заикался, теперь, после избиения полицейскими, стал ещё сильнее заикаться, разговаривать не могу, сна нет, я не хочу, чтобы они пытали других ребят, поэтому решил, что лучше умереть под пытками, но рассказать правду. Если со мной что-либо случится, то виноваты в этом будут сотрудники полиции во главе с майором Маратом Имавовым, который мне угрожал», – заявил Сулаев.

А в марте этого года житель села Новосаситли, Ахмед Маазов, заявил СМИ, что Имавов подкинул его брату,Расулу, пистолет и забрал в отдел полиции. Подобным образом в тот день были задержаны ещё несколько молодых ребят, а в самом селе силовиками были взорваны три дома.

Примерно в это же самое время подобная процедура происходила в Семендере (пригород Махачкалы). Точно так же люди в форме блокировали мечеть, у всех прихожан сняли отпечатки и сфотографировали.

Среди последних массовых задержаний, осуществлённых полицией, задержание 14 ноября более 40 махачкалинцев, проживающих по пр. Акушинского, возможно, по подозрению в причастности к перестрелке, произошедшей 13 ноября на Троллейбусном кольце, где был ранен один полицейский и убит боевик (см. новость справа). В числе задержанных оказался и наш коллега, журналист Рустам Апаев. Как он сообщает, полицейские прошлись в сапогах по его квартире, а потом препроводили в отделение со словами: «Ты же на Котрова ходишь на рузман? Они же там красавцы, решают, кому жить, кому умереть…»

Можно понять нервозное состояние сотрудников правоохранительных органов (они каждый день рискуют жизнью). Можно понять и тех отдельных полицейских, которых раздражает нарушение их монополии на право решать, кому жить, а кому умереть. Но никак нельзя понять молчание руководства республики и надзирающих за соблюдением законов органов. Ведь налицо сегодня искусственное нагнетание криминогенной ситуации! Вызов реакции. А реакция на силовые акции проявляется по-разному: кто-то ожесточается, кто-то покидает республику в полной уверенности, что в Дагестане никогда не будет порядка. Есть и экономические последствия. На этой неделе в дополнение к кафе ROOM закрылась и сеть общественного питания «Азбар». Сотрудники правоохранительных органов, видимо, считая, что в эти кафе ходят исключительно преступники, регулярно забирали из них посетителей. В результате ROOM и «Азбар» стали нести убытки: клиент уходит в другие заведения. (Не исключено, что здесь может быть не только проявление борьбы с экстремизмом, но и заказ со стороны конкурентов.)
 

Точка закона и кипения

Если правоохранительные органы вместо проведения оперативно-разыскных мероприятий, грамотного проведения криминалистической и следственной работы делают акцент на массовых задержаниях, значит, они либо не знают, с кем борются, либо не умеют вести борьбу. Так или иначе, ведя борьбу с преступностью, никому нельзя нарушать закон. Потому что нельзя восстанавливать конституционный порядок, попирая его нормы.

Отметим, что блокирование мечети в момент, когда там осуществляется богослужение, квалифицируется ст. 148 УК РФ как нарушение права на свободу совести и вероисповедания. В то же время, в соответствии с п. «ж» ст. 9 №128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в РФ», обязательной процедуре снятия отпечатков пальцев подлежат граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства, подозреваемые, обвиняемые либо осуждённые за совершение преступления. Снимают отпечатки пальцев и у тех, кто подвергнут административному аресту или совершил административное правонарушение. Но только в том, исключительном (!), случае, если установить их личность иным способом невозможно. Напомним сотрудникам правоохранительных органов, что человек приобретает статус подозреваемого или обвиняемого только лишь с момента возбуждения в отношении его уголовного дела.

Странно, что ответственные за надзор за следствием, дознанием и оперативно-разыскной деятельностью, процессуальной деятельностью и пр. заместители прокурора Дагестана, Константин Никитин и Игорь Гачкин, не говоря уже и о самом прокуроре республики Рамазане Шахнавазове, никак не реагируют на такие активные и вызывающие вопросы в своей целесообразности и соразмерности полицейские мероприятия.

Ну да ладно, время нынче в Дагестане почти полувоенное, и на такие, казалось бы, «пустяки» никто и не обратит внимания. Возможно, поэтому в МВД республики и прокуратуре не слышали о проводимых в двух мечетях мероприятиях.


1 Наиболее качественный метод изучения общественного мнения, а также сбора информации проводится путём детального опроса экспертов и специалистов в какой-либо проблеме. 

Автор: Маирбек Агаев, Руслан Магомедов, Фото: Руслан Алибеков

Комментарии 0