Их нравы

Европейский Суд признал Россию ответственной за похищение двух граждан Узбекистана

7 и 14 ноября 2014 г. Европейский Суд по правам человека вынес постановления по жалобам "Эрмаков против России" (№ 43165/10) и "Касымахунов против России" (№ 29604/12) соответственно, в которых установил, что в обоих делах власти Российской Федерации нарушили свои обязательства по статье 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, не защитив заявителей от риска подвергнуться пыткам и жестокому обращению в Узбекистане.

Суд установил, что незаконное принудительное перемещение обоих заявителей в Узбекистан – в условия, сопряженные с высоким риском применения к ним запрещенного обращения, – не могло произойти без прямого или косвенного участия российских властей. Власти не провели эффективного расследования этих операций и не представили Суду каких-либо объяснений произошедшим инцидентам. Несоблюдение Россией обеспечительных мер, указанных Судом в соответствии с Правилом 39 его Регламента, повлекло в обоих делах нарушение статьи 34, обязывающей власти государства – участника Конвенции не препятствовать эффективному осуществлению права лиц, находящихся под его юрисдикцией, на обращение в Суд с индивидуальной жалобой.

В деле Эрмакова Суд установил также нарушение ст. 5(4) Конвенции в связи с тем, что вопрос о продлении срока содержания заявителя под стражей был проигнорирован Верховным Судом РФ при рассмотрении экстрадиционного дела.

********

Азаматжон Эрмаков исчез 2 ноября 2012 г. в момент освобождения из СИЗО в Нижнем Новгороде, где отбывал наказание по уголовному делу, которое есть веские основания считать сфабрикованным. Ранее он в течение 1,5 лет содержался там же под экстрадиционым арестом; постановление о его выдаче вступило в силу, но он не мог быть передан узбекским властям, т.к. его экстрадиция была приостановлена Страсбургом в соответствии с Правилом 39 Регламента Европейского Суда. В Узбекистане ему вменили причастность к религиозной организации "ваххабитского" толка, к которой, по его собственным утверждениям, он – полуграмотный погонщик ишака, – не имел никакого отношения и даже не понимал толком, в чем и в связи с чем его обвиняют. Зная о том, что на родине при таких обвинениях его ждут жестокие пытки, Азаматжон неоднократно сообщал своему адвокату об опасениях быть похищенным и незаконно вывезенным в Узбекистан. Вскоре после его исчезновения российские следственные органы сообщили, что в день освобождения он вылетел в Узбекистан по авиабилету, приобретенному для него в Ташкенте, причем, по данным паспорта, который он обменял на новый еще до приезда в Россию. В апреле 2913 г. представителям Эрмакова в ЕСЧП удалось выяснить, что он содержится под стражей в СИЗО г. Андижана.

Судьба Юсупа Касымахунова сложилась не менее трагично. После почти 7,5 лет, отбытых им по приговору суда Московского городского суда за участие в запрещенной организации "Хизб ут-Тахрир", он вместо освобождения в июне 2011 г. был переведен из колонии прямо в Мурманский СИЗО под экстрадиционный арест, где и провел следующие 1,5 года. В течение всего этого времени он постоянно высказывал опасения подвергнуться похищению и принудительному возвращению на родину, а незадолго до освобождения потребовал присутствия своих защитников при этой процедуре во избежание такого развития событий. В декабре 2012 г. Юсуп был освобожден и вместе со своими защитниками вернулся в Москву, но уже на 4-й день после этого исчез. Вся обстановка в арендованной им квартире в Московской области и свидетельство ее хозяйки указывали на то, что Юсуп отлучился на несколько минут. Только в апреле 2013 г. удалось выяснить, что в день исчезновения он был вывезен в Ташкент рейсовым самолетом, причем, по данным просроченного паспорта, который был утрачен им в Москве еще в 2000 году. Установить нынешнее местонахождение Касымахунова его представителям так и не удалось, а власти РФ в течение почти уже года утверждают, что ждут ответа своих узбекских коллег на соответствующий запрос.

Защитники и представители Эрмакова и Касымахунова с момента исчезновения каждого из них не сомневались в их похищении и представили Европейскому Суду множество аргументов, исключающих любые другие версии. Суд отметил в своих решениях, что правительство РФ не только не опровергло доводов защиты и не высказало ни одной альтернативной версии, которая была бы хоть сколько-нибудь правдоподобной, но и не продемонстрировало намерений установить, как заявители могли против своей воли оказаться в Узбекистане при описанных выше более чем подозрительных обстоятельствах. На основании этого Суд признал Россию виновной в нарушении своих обязательств по статьям 3 и 34 Конвенции (запрет пыток и право на жалобу в Европейский Суд).

Представители заявителей полагают, что решения Европейского Суда по жалобам Азаматжона Ермакова и Юсупа Касымахунова приведут к восстановлению их нарушенных прав только тогда, когда российские власти установят их местонахождение, как того требует Суд, заявители будут на свободе, а виновные в их похищении – наказаны.

Нельзя не отметить, что подобные ситуации стали уже системной проблемой российского правоприменения в вопросах экстрадиции. В связи с этим в апреле 2013 г. ЕСПЧ вынес постановление, которое специалисты называют "квази-пилотным" – в деле "Савриддин Джураев против России" (№ 71386/10 от 25.04.2013 г.) Суд обязал власти РФ принять меры общего характера, способные предотвратить подобные инциденты в будущем и обеспечить безопасность заявителей после их освобождения.

Тем не менее, череда похищений не прекратилась и после этого – 13 июня текущего года в Оренбурге в момент освобождения из СИЗО исчез очередной заявитель ЕСПЧ – гражданин Узбекистана Икромжон Мамажонов, также защищенный от принудительного возвращения на родину Правилом 39 Регламента Суда. Его дело, послужившее "последней каплей" для вынесения Комитетом министров Совета Европы весьма резкой резолюции в сентябре нынешнего года, находится сейчас на рассмотрении ЕСПЧ.

Интересы Азаматжона Эрмакова в Европейском Суде представляли адвокаты Надежда Ермолаева (АБ "Мусаев и партнеры") и Юрий Сидоров (Нижегородская областная коллегия адвокатов) вместе с руководителем программы "Право на убежище" Института прав человека Еленой Рябининой.

Защиту Юсупа Касымахунова на национальном уровне осуществляли адвокаты Вадим Панфилов (Мурманск) и Сергей Голубок (в то время – АК "Юрий Шмидт и партнеры") вместе с Еленой Рябининой, его интересы в ЕСПЧ представляли старший юрист ПЦ "Мемориал" Кирилл Коротеев и Елена Рябинина.

Комментарии 0