Политика

«Четыре человека из деревни решили свергнуть власть»

В Башкирии четверо мусульман обвиняются в попытке захвата власти; правозащитники: обвинение строится на экспертизе запрещенной религиозной литературы, изъятой у них при обыске

     

 

14 февраля 2003 года Верховный суд признал партию "Хизб ут-Тахрир аль-ислами" террористической организацией. Ее деятельность была запрещена на территории всей России. «Хизб ут-Тахрир» действует в 40 странах мира, в каждой из которых имеет от пяти до 10 тысяч активистов. В Европе самое большое отделение партии функционирует в Великобритании (до 10 тысяч членов). Исламская партия "Хизб ут-Тахрир" привлекла к себе внимание СМИ в 2007 году, когда на международной конференции в Индонезии собрала около 100 тысяч активистов и сторонников.

     

В Башкирии четверым мусульманам предъявлено обвинение в подготовке к насильственному захвату власти. ФСБ считает арестованных руководителями региональной ячейки запрещенной в России партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»; им грозит от 12 до 20 лет лишения свободы. Родственники арестованных называют процесс расправой, а правозащитники считают, что дело сфабриковано.

Рано утром 26 августа в Уфе, поселке Алексеевский и селе Михайловка Уфимского района при участии сотрудников ФСБ, ОМОН и Центра «Э» МВД Башкортостана были проведены массовые обыски и задержания.

«Обыскивали квартиры у девяти мусульман, — рассказал "Русской планете" очевидец операции Абу Малик. — Все проходило по одному сценарию: ОМОН выламывал дверь, в квартиру не пускали родственников арестованных, адвокатов и правозащитников. Понятые были, их с собой привезли оперативники ФСБ. При обыске изымалась религиозная литература и жесткие диски из компьютеров».

После обысков стало известно, что четверо из девяти человек, в дома которых наведались оперативники — Расим Сатаев, Айдар Гарифьянов, Алексей Хамадеев и Евгений Кулагин — подозреваются в попытке захвата власти в России (статья 278 УК).

Дома еще пятерых — Нарта Хасанова, Рамазана Авдикеева, Ильдара Ибрагимова, Рустема Хамзина, а также журналиста и правозащитника Тагира Минибаева — обыскали в рамках дела, возбужденного по статье 282 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе»).

По версии ФСБ, Кулагин, Сатаев, Хамадеев и Гарифьянов организовали и возглавили региональную сеть «Хизб ут-Тахрир» в Башкирии.

«Обладая навыками психологического воздействия, обвиняемые обращались к религиозным чувствам верующих, подменяя традиционные в исламе понятия идеями подстрекательства мусульман к организованной антиконституционной деятельности, основанными на доктрине непременного поэтапного создания теократического унитарного государства-халифата», —сообщили тогда ИА Regnum в пресс-службе УФСБ по республике Башкортостан.

ФСБ утверждает, что за каждым из четверых арестованных была закреплена территория, на которой тот распространял религиозную и пропагандистскую литературу. В листовках и книгах якобы содержались призывы «к свержению и смене общественно-политического строя вооруженным путем».

По версии следствия, региональная ячейка «Хизб ут-Тахрир» в Башкирии была организована в 2011—2012 годах; группа готовила захват власти в стране с помощью митингов, пикетов, конференций и религиозных чтений. Лидеры группы выступали организаторами этих мероприятий, заявляли в УФСБ.

На момент ареста все четверо (Сатаев, Гарифьянов, Хамадеев и Кулагин) проходили в качестве обвиняемых по уголовному делу, возбужденному по 282 статье УК («Участие в запрещенной организации»). Первое дело на членов «Хизб ут-Тахрир» завели 5 ноября 2012 года, тогда же их взяли под стражу. В марте 2013 года их освободили из СИЗО УФСБ под подписку о невыезде. За последние два года в квартирах арестованных было проведено от двух до пяти обысков; оружия или взрывчатых вещество во время этих следственных действий изъято не было. Позиция обвинения по 278 статье УК («Захват власти») строится на выводах экспертизы религиозных книг и брошюр, изъятых у них во время обысков в 2012 году.

На днях к обвинению одного из арестованных добавили еще одну статью — 228 УК РФ («Хранение наркотиков»). Об этом телеканалу БСТ рассказали в республиканском УФСБ; у кого из четверых обвиняемых в захвате власти нашли наркотики, не уточнялось.

«В доме одного из активистов был обнаружен тайник, по предварительной версии, с наркотическим веществом. Речь идет о маковой соломе», — сообщили в пресс-службе УФСБ.

«Этого не могло быть, мусульманин не может курить и употреблять наркотические вещества. Подобная ситуация уже была в деле с Фанзилем Ахметшиным. Когда не было никаких оснований для привлечения его к уголовной ответственности, не было предъявлено никаких доказательств на суде, подбросили наркотики и осудили почти на пять лет. Насильственный захват власти, экстремизм, наркотики — какой же маневр властей будет следующим?» — задается вопросом правозащитник Ленар Вахитов из движения «За права мусульман».

Четверо арестованных не скрывают, что состоят в «Хизб ут-Тахрир»: материалы об этой организации можно увидеть на страничках активистов «ВКонтакте» и их твиттер-аккаунтах. Между тем, обвинения в попытке захвата власти их знакомые называют «фантастическими».

«Обвинение в захвате власти — это фантастика. Мой муж читал исламские книги, которые есть в свободном доступе, в продаже в магазинах, и на основании этих книг возбудили дело. Он работал, растил несовершеннолетних детей, у нас их двое. Как же он мог, никуда не уезжая из Уфы, не имея денег, оружия покуситься на свержения власти, которая в Москве? Четыре человека из деревни создали группку и решили свергнуть власть — это же маразм!» — возмущается в разговоре с «Русской планетой» супруга арестованного Евгения Кулагина Эльвира. По ее мнению, дело против ее мужа — продолжение практики гонений на мусульман, которое стоит в одном ряду с запретом на ношение хиджабов, депортацией мигрантов и сносом независимых от ДУМов мечетей.

      За последний год обвинения по статье 278-й УК («Захват власти») были предъявлены фигурантам еще двух делах о ячейках «Хизб ут-Тахрир» в Челябинске и Москве.
В 2011 году пятеро мусульман из Челябинска — Марат Базарбаев, Рушат Валиев, Ринат Идельбаев, Вадим Насыров и Ринат Галиуллин — обвинялись по статье 282.2 УК («Организация деятельности экстремистской организации»). До июля 2012 года они оставались на свободе под подпиской о невыезде, но 31 июля 2012 года мера пресечения была изменена на арест. Им было предъявлено дополнительное обвинение, согласно которому религиозные активисты не просто читали и пропагандировали литературу «Хизб ут-Тахрир», но якобы осуществляли подготовку к действиям, направленным на насильственный захват власти (статья 278 УК) и содействовали террористической деятельности (часть 1, статья 205-1 УК). Сейчас суд над мусульманами в Челябинске подходит к концу.
В Москве и Подмосковье уголовное дело по статье 282.2 УК на членов «Хизб ут-Тахрир» было заведено в октябре 2012 года; 7 ноября того же года в квартирах подозреваемых были проведены многочисленные обыски. Число  задержанных по данным правозащитников из «Мемориала» составляет от 30 до 70 человек. Позднее к 282 статье была добавлена статья 278 УК. Недавно срок следствия по этому делу был продлен на два месяца.

Башкирский правозащитник Альмира Жукова предполагает, что свидетели обвинения в этом процессе будут засекречены.

«Я участвовала во многих подобных судебных процессах, где были засекреченные свидетели, и уверена, что засекреченные свидетели — это сотрудники спецслужб.

Показания слово в слово они читают из обвинительного заключения, а когда дело доходит до опознания обвиняемых, они не могут их точно описать.

Институт засекреченных свидетелей позволяет вот так вот голословно обвинять и судить людей», — сказала правозащитник.

«За последний год это третье уголовное дело о "Хизб ут-Тахрир" в России, где фигурирует явно сфабрикованное обвинение по статье 278. При этом доказательствами подготовки насильственного захвата власти являются сомнительные экспертизы изъятых религиозных текстов», — рассказали «Русской планете» в правозащитном центре «Мемориал». Правозащитники уверены, что в Уфе, Челябинске и Москве сейчас идет обкатка новых методов борьбы с инакомыслием, связанных с обвинениями по более тяжкой статье уголовного кодекса, чем привычная 282-я («Экстремизм»).

«Экспертизы изъятой литературы и раньше использовались спецслужбами в уголовных делах для обоснования спорных обвинений в экстремизме.

Однако в этот раз речь идет не об антиэкстремистских статьях УК небольшой тяжести, а о выдвижении обвинения, квалифицируемого как особо тяжкое уголовное преступление.

Обвинения в фантастических заговорах в духе 1937 года после отработки в рамках этих дел может быть распространено на более широкий круг обвиняемых. При этом превращение правонарушения небольшой тяжести в особо тяжкое преступление происходит одним росчерком пера следователя», — беспокоятся в «Мемориале».

«Ничем, кроме чтения литературы, обсуждения ее с единоверцами и обдумыванием утопических фантазий представители "Хизб ут-Тахрир" не занимаются. Это все, за что люди получают немалые сроки лишения свободы. Да, действительно, они декларируют непризнание всех форм правления, кроме халифата. Однако "Хизб ут-Тахрир" категорически отрицает использование насильственных методов для достижения этого халифата», — отметила в беседе с «Русской планетой» руководитель программы «Помощь политическим беженцам из Центральной Азии» в комитете «Гражданское содействие» Елена Рябинина.

Эксперт рассказала, что за пятьдесят с лишним лет существования «Хизб ут-Тахрир» не было зафиксировано фактов причастности этой партии к террористической деятельности. Такого же мнения о запрещенной партии придерживаются в информационно-аналитическом центре «Сова».

Комментарии 2