Просвещение

Немецкие ученые о татарском народе

На протяжении истории немало представителей разных национальностей проявляли интерес к татарскому народу и начинали тщательно изучать его историю, традиции, этнографию и устное творчество. Среди них особо хочется отметить немецких ученых.

В XVIII веке таким человеком был историк Герард Фридрих Миллер (1705-1783), в XVIII-XIX веках – профессор медицины Фукс Карл Федорович (1776-1846). Другой знаменитый ученый, посвятивший всю свою жизнь изучению истории и этнографии казанских татар — это тюрколог-лингвист Фридрих Вильгельм (Василий Васильевич) Радлов (1837-1918), который на рубеже XIX-XX веков исколесил все просторы Сибири, собирая предания устного народного творчества татар. Все его труды впоследствии будут изданы в виде уникальных книг. Есть и немало других немецких ученых историков и лингвистов, пристально изучавших историческое прошлое татар, и оставивших в своих трудах хорошие отзывы о татарском народе, его языковых особенностях и этнокультуре.

Список немецких ученых, возвысивших в своих трудах татарский народ, мы начали с Герарда Миллера неспроста, так как его по праву можно назвать «отцом истории Сибири». Герард Миллер, названный русскими Федором Ивановичем, приехал в России в возрасте 20 лет и прожил здесь до конца своей жизни, служа науке. Надо заметить, что у истоков российской академической исторической науки стояли немцы. Традицию изучения истории в системном порядке заложили немцы, до них историю на Руси изучали только по церковным летописям. Немцы же научили русских историков работать с архивными документами, они также придавали большое внимание изучению жизни и истории коренных народов.

Герард Миллер также начал свой путь, как историка, с изучения жизни коренных народов. В 1733-1743 годах он участвует в экспедиции по изучению Сибири, в результате чего в 1750 году в свет выходит его титанический труд под названием «Описание Сибирского Царства». Позднее, этот труд русские переименуют в просто «Историю Сибири», чтобы избежать лишнего напоминания о том, что «Сибирское царство» было когда-то независимым татарским государством. Ни для кого не секрет, что русские историки не любят лишний раз вспоминать о существовании независимых татарских государствах. Миллер же, наоборот открыто утверждал, что Сибирь была когда-то татарским государством, а его коренным народом были и есть татары. Чтобы доказать это, он прошел весь путь от Урала до побережья Тихого океана, общаясь с местными народами, изучая их историю, этнографию, устное творчество, родословные, а также штудируя монастырские архивы и записи в русских церковных книгах.

«Главнейшим народом Сибири являются татары, которые живут в южных местностях по рекам Тоболу, Иртышу, Оби, Томи, Енисею и лежащих между ними степях, — пишет он впоследствии. — Хотя история татарского народа относит начало его к таким далеким временам, какими не может похвалиться ни один из европейских народов, но нужно признать, что древнейшие события ее основываются на недостоверных и баснословных рассказах, ходивших в народе, и что настоящая достоверная история татар начинается только со времен великого Чингис-хана, который в начале XIII столетия после Р.Х. народ, пребывавший до тех пор во тьме, вывел на свет».

Но Российской Академии Наук пришлось не по душе восхваление Миллером татарской истории, они ждали от него возвеличивание русской истории. Поэтому ученого заставляют неоднократно переписывать свой труд, редактировать и корректировать многие места. В результате чего русские цензоры от истории добились от ученого признания в том, что завоевание русскими Сибири было положительным явлением. Надо также отметить, что Миллер писал свой труд на немецком языке, в процессе перевода произведение претерпело еще больше изменений и корректировок в пользу «имперской точки зрения», в результате чего татарская тема в истории Сибири отошла на задний план. Но, несмотря на это, произведение немецкого ученого Миллера «Описание Сибирского Царства» — это уникальный, неповторимый научный труд об истории татар, и о сибирских татарах в целом. Миллер уже в ранний период своей научной деятельности, понял, что, историю Сибири и востока нужно изучать в контексте общей истории татар. «Татары производят свое название от князя Татар-хана, который в седьмом колене происходил от Иафета, сына Ноя», писал Миллер, тем самым, возводя историю татар к истокам всемирного потопа.

В этом своем произведении кроме татар Миллер подробно затрагивает жизнь других тюркских, а также коренных народов Сибири и севера, изучает историю китайцев и монгол. Так он дает высокую оценку одному из тюркских народов — саха-якутам, утверждая, что когда-то якуты и татары были единым народом.

«Якуты же среди почитаемых ими богов имеют одного, которому они присваивают имя древнего татарского князя Татара, — пишет ученый. — Этим не только подтверждается родство между якутами и татарами, но этот факт можно даже принять как сильное доказательство древности татарской истории». Надо так же заметить, что у тувинцев слово «татарин» обозначает «господин», факт, гласящий о славном прошлом татарского народа. О коренных народах дальневосточной Сибири тунгусах, даурах и маньчжурах Миллер пишет, как о народах, поселившихся на исторических татарских землях.

«О том, что эти земли находились сначала во владении татар, свидетельствует прежде всего татарская история, а затем многочисленные находимые там остатки древностей являются также достаточным доказательством их принадлежности татарам, так как тунгусы и дауры единогласно утверждают, что эти остатки не принадлежат им, и, следовательно, окончательное переселение тунгусов и дауров совершилось после победоносного завоевания татарами Китая».

Эти слова Миллера служат хорошим назиданием для современных ученых, так как они, любую археологическую находку, найденную в Сибири, склонны связывать с кем угодно, но только не с татарами. А ведь ни для кого не секрет, что все бескрайние просторы от Идель-Урала до Тихого океана – это древние татарские земли, главные татарские владения, где были основаны многочисленные татарские государства, возведены города-форпосты! Такого же мнения придерживается и сам Миллер, он пишет об этом открыто:
«Сколько видно в разных местах в степях остатков древних укреплений, какая масса каменных памятников, болванов, старинных могил и разных принадлежавших им предметов встречается в этих местах! Каких только драгоценностей из золота и серебра не было во всех эти могилах! Кому же другим могли принадлежать эти богатства, как не древним татарам, которым, как известно, достались в добычу все сокровища Китая, Персии, России, Польши, Богемии и Венгрии».

Герард Миллер абсолютно прав. Все древние захоронения и курганы, тысячами разбросанные по всей Сибири – это татарское наследие, в них запрятана история татарского народа. Курганы, которые современные ученые так любят называть скифскими – это татарские курганы. Кроме Миллера к такому выводу пришли и другие немецкие историки, к этой теме мы еще вернемся далее в статье.

Миллер в своем фундаментальном труде широко охватывает историю татарских государств – от Чингисхана до сибирского хана Кучума. Он так же подробно описывает положение коренных народов после завоевания Сибири русскими. Как уже было сказано ранее, хоть трактовка этого периода и является спорной, так как Миллеру пришлось писать под давлением имперских властей — это произведение ценно своими фактическими находками. Кроме родословных татарских ханов, в своем труде Миллер использовал грамоты русских царей, многочисленные архивные материалы, карты, рисунки, словари, таблицы. Он оставляет подробное описание процесса возникновения русских городов в Сибири.

Как уже было сказано, труд Герарда Миллера «История Сибирского Царства» произвел двоякое впечатление на русских ученых. Несмотря на то, что Василий Татищев написал положительную рецензию, этот факт скрыли от широкой публики, и Российская Академия Наук начала кампанию против Миллера. У него изъяли рукопись и все материалы, собранные в экспедиции по Сибири, публикацию же книги поручили посторонним людям. Среди российских ученых, выступавших против Миллера, больше всех отличился Михайло Ломоносов, можно сказать, что остаток своей жизни он посвятил травле своего коллеги. Ломоносов даже не позволил Миллеру защитить диссертацию под названием «Происхождение имени и народа Российского». Он добился того, что 16 сентября 1749 года диссертацию отклонили. От этих переживаний Миллер заболел. Так же необходимо отметить, что в 1749 году его принудили принять российское подданство, видимо таковы были условия публикации диссертации. Эта диссертация Миллера, написанная на немецком языке, до сих пор нигде не опубликована, и хранится за семью замками неизвестно где.

В чем же кроется такое рьяное неприятие чужого мнения и открытый антагонизм? Во-первых, Ломоносов всегда выступал против большого количества немцев в Российской Академии Наук. Он утверждал, что русскую историю должны писать только русские, но к тому времени у русских не было квалифицированных кадров, способных творить науку. Во-вторых, Ломоносов грезил тем, что хотел видеть русскую историю наидревнейшей из всех историй, но, увы, доказательств этому у него не было. Он пытался — было великими усилиями подтянуть русскую историю к скифам, но и тут не получилось. Все историки от Геродота до Миллера в один голос утверждали, что скифы были тюрками. Появление на свет «Истории Сибири» Герарда Миллера вдребезги разбило все мечты Ломоносова о великой русской истории, потому что в этом титаническом научном труде немецкий ученый легко доказывал, что Сибирь со времен великого потопа была исконно татарской землей, и что, древние скифы были татарами. Ломоносов же в своем труде «Древняя Российская история» писал, что татары начали жить в Сибири во времена Ивана Грозного, где-то во второй половине XVI века:

« В Сибири издревле жители были чудского положения, ибо татары не так давно в ней поселились, по большей части с царем Кучумом, во времена великого государя царя Иона Васильевича».

Герард Миллер смог вздохнуть свободно и спокойно продолжить занятие наукой лишь с восшествием на престол немки Екатерины II. В этот период были опубликованы его многочисленные труды по истории Сибири, археологии и этнографии, он делился опытом и оказывал помощь другим ученым. Примечательно, что во всех его трудах, так или иначе, прослеживалась татарская тема, везде высказывалось мнение о татарской истории. Как сильно бы не испытывал Миллер давление со стороны российских властей, своей точке зрения о татарах он никогда не изменял, он продолжал утверждать, что татары и только татары являются самым древним и самым коренным народом этих земель.

«Страленберг к своему историко-географическому сочинению о России и Сибири приложил хронографическую карту местности близ Абаканского острога, замечательной обилием курганов, — пишет он. — Местность эта татарами называется Копон Карагай и некогда была очень богата по части добывания этих памятников татарской древности».

В 1763 году императрице преподнесли в подарок древние сокровища, найденные в курганах Сибири и близ Азовского моря. Императрица поручила Миллеру разузнать — какому народу-племени принадлежат эти сокровища. В своей статье «Изъяснение о некоторых древностях, в могилах найденных» Миллер изъяснил, что все древние захоронения и курганы на юге и севере России могут принадлежать одному народу.

«Древние могилы, кои находят в южных странах России и Сибири, различного бывают виду, хотя большая часть оных вероятным образом происходит от одного народа, — пишет он. — С большею подлинностию о татарах Чингиз-хана и ближних его последователей утверждать можно, что все прочие старинные могилы как в России, так в Сибире от них происходят… Имя «Золотая Орда», коим прозван главный стан владевших Россиею татарских ханов, не на ином чем, как на богатстве оных татар, основано было».

Если Миллер утверждал, что древние курганы в Сибири и на побережье Азовского моря – это захоронения времен Чингисхана, то большинство современных ученых склонны видеть в них скифские могилы. Хотя многие историки прошлых столетий также считали древних скифов татарами. Например, еще в 1870 году немецкий ученый А.Д. Мордман в своем труде, напечатанном в городе Лейпциге утверждал, что «скифы разговаривали на тюрко-татарском языке». В 1904 году другой немецкий ученый О. Франке написал, что «скифы — это тюрко-татары Средней Азии».
Примечательно, что иностранные ученые средневековья называли Сибирь «Скифией». Об этом писал в своих заметках французский путешественник XIII века Гильом Рубрук: «Татары поделили между собой Скифию, которая тянется от Дуная до восхода солнца». Другой немецкий ученый Гмелин И.Г., путешествовавший вместе с Миллером по Сибири, так же оставил свое мнение по этому поводу:

«Вся страна слыла под именем Татария, все народы, в ней обитавшие, почитались за татар; не знали даже как далеко (на восток) тянется суша и продолжается ли она до Америки или отделяется от нее морем».

Таким образом, для ученых всего мира Сибирь отождествлялась со Скифией, с Татарией, все спокойно признавали, что земли от Тихого океана до Идель–Урала – это Великие Татарские Земли. Не желали признать этого лишь такие русские ученые, как Ломоносов и шовинистически настроенные современные русские историки. Они всячески пытаются выставить татар, как пришлых чужаков, понизив, таким образом, их статус «народа-хозяина» на этих землях. Давно не секрет, что в истории России и русского народа много лжи. Русское государство построено на татарских землях, на руинах попранной татарской истории, и никакой имперский камуфляж этого не скроет. Под фундаментом многих русских городов и крепостей лежат древние татарские города, стонет татарская история… Но сегодня нет уже в исторической науке таких смелых ученых, как Миллер, чтобы открыто заявить об этом. Остались одни только Миллеры из «Газпрома», как вампиры, сосущие энергоресурсы из недр татарских земель.

Если Герард Миллер в основном изучал историю Сибири, то его соотечественник Карл Фукс посвятил большую часть своей жизни изучению жизни и этнографии Казанских татар. Знаменитый врач, профессор, ректор Казанского университета, историк–краевед, и этнограф – таким он остался в памяти народной. Его книги «Краткая история города Казани», напечатанная в типографии Казанского университета в 1817 году, и «Казанские татары, в статистическом и этнографическом отношениях», опубликованная в 1844 году, не утратили своей актуальности и сегодня. Ученых, так хорошо знавших и любивших татарский народ, и сегодня встретишь не часто.

Карл Фукс был благородным, интеллигентным человеком, образцом доброты и порядочности в буквальном смысле этого слова. Он оказывал татарам не только медицинские услуги, но, постепенно выучив татарский язык, начал изучать образ жизни, обычаи, историю казанских татар. В результате чего на свет появились уникальные труды о татарах. Разумеется, его труды также проходили через жесткую царскую цензуру, поэтому, Карл Фукс, так же как и Миллер, вынужден был делать некоторые реверансы в сторону российских властей. Но, несмотря на незначительные погрешности, труды Карла Фукса о татарах являются хорошим материалом для многих поколений ученых.

«Казанские Татары, в течение трех сотен лет их покорения, сохраняют еще так много собственного, национального, что заслуживают особенного внимания наблюдательного этнографа, — пишет он. — Они всегда живут довольно отдельно от Русских и от других их окружающих племен, перед которыми они стараются, даже и ныне, поддержать то преимущество, каким отличались некогда их предки. Они гордятся своим происхождением, своими моральными качествами, своей религией, своим домашним бытом, что все составляет их отличительный характер».

Карл Фукс кропотливо изучал жизненный быт казанских татар, их нравы и обычаи, строение лица, верхнюю одежду, предметы домашнего обихода, питание и кухню. Все это он подробно записывал в тетрадь, в которой можно найти даже критические высказывания по поводу того, что татары, подражая русским, начали пить вино. Карл Фукс был восхищен гостеприимством казанских татар, он в шутку жаловался на то, что, побывав в гостях у татар, можно заболеть от переедания, так как за один присест у татар принято выпивать до 25 чашек чая, а половину своего богатства татары тратят на мясные продукты и сладости.

«Татары горды, честолюбивы, гостепреимны, сребролюбивы, чистоплотны, по их состоянию довольно просвещенны, почти несуеверны, рождены для торговли, хвастливы, между собой дружелюбны, искательны, вкрадчивого свойства. Во всем умеренны и довольно трудолюбивы», — описывал он национальный характер татар, и надо сказать, описывал довольно точно. Нашему народу пора вернуть свои исконные национальные качества и начать быть примером для других народов.

Карл Фукс очень положительно отзывается о строении лица и тела казанских татар, он видит в них хорошие породистые черты великого народа: «Вообще Казанские Татары прекрасного телосложения, — пишет он. — Лицо у них длинноватое, глаза большие, серые или черные, взор их проницателен; нос длинный с горбом, восточный… Плечи преширокие, грудь высокая… Они вообще высокорослы, и стан их необыкновенно прям. Походка их очень важная. Тело у них вообще белое и без волос».

Как видите, в этом описании мы не видим образ жалкого «чурки-татарина», «чаплашку», пропагандируемый русскими. В описании Фукса татарин – это белолицый человек, богатырского телосложения, с гордым профилем и орлиным взором. Ученый даже обратил внимание на такие подробности, как походка татар, и сделал вывод, что «походка их очень важная». Такое можно сказать только о человеке, хорошо знающим себе цену, иными словами, татары, не смотря ни на что, никогда не забывали о своем происхождении, и это отражалось даже в их твердой поступи, в их походке!

Карл Фукс так же был восхищен чистоплотностью татар, тем уютом и покоем, гармонией, которые царят в татарских домах. «Домашний татарский быт мне очень нравится, особенно тишина и мир между женщинами, которых в большом семействе бывает до десяти, и иногда три жены у одного мужа, — продолжает он. — Восточные законы наложили на них очень искусно печать кротости. Татары живут очень опрятно. В их избах очень чисто: они имеют страсть несколько раз в году белить печь, что делают даже и в развалившихся хижинах».

Разумеется, после высоких похвал в адрес татарского народа, отказываешься верить некоторым другим высказываниям Карла Фукса относительно татар. Складывается впечатление, что эти слова были написаны не знаменитым ученым-гуманистом, а добавлены позже, невидимой рукой цензора. Например, в этой же книге имеются и нелицеприятные высказывания о татарах, обвинения в жестокости, грубости и даже воровстве. Невозможно поверить, что это написал друг татар Карл Фукс! Эти фразы просто не вписываются в общий контекст, идею и стиль книги. Интеллигентный человек, просто не мог сказать таких слов в лицо народу, с которым его связывала многолетняя, крепкая дружба! Думается мне, что эти слова были добавлены в книгу гораздо позже шовинистически настроенными цензорами, чтобы возбудить неприязнь татарского народа к немецкому ученому.

Кроме татар, Карл Фукс собрал богатый материал и о других народах Поволжья: чувашах, мордве, башкирах. Подробно изучив этнографию волжских народов, их религиозные и народные праздники, он представил в своей книге образцы народного фольклора, песен и преданий. А книга «Краткая история города Казани» — это не только уникальный исторический справочник о Казани, а полномасштабная глава большой татарской истории. В этой книге широко охвачены и Булгарский период, и период Казанского ханства, и судьба татарских ханов, и события, развивавшиеся после падения Казани. Но здесь мы видим, что, работая над книгой, ученый использовал только русские источники, поэтому многие исторические факты растрактованы сквозь призму русского видения истории. Так же очевидно, что этот научный труд был серьезно «подкорректирован» царской цензурой и дошел до нас в укороченном варианте. Несмотря на это, эта книга Карла Фукса выделяется своей объективностью и желанием дать правильную оценку татарской истории.

Карл Фукс захоронен в Казани, здесь ему поставлен памятник, есть скверик, названный в его честь. Но самые главные памятники, воздвигнутые ученому еще при жизни – это его научные труды. Все, и татары и русские, любили этого человека, называя его ласково «наш Фукс». И по сей день для многих людей этот немецкий человек продолжает оставаться «нашим Фуксом».

Раз уж мы затронули тему немцев в татарской истории, невозможно не упомянуть имя еще одного немецкого ученого Фридриха Вильгельма или Василия Васильевича Радлова. Несмотря на то, что в эти дни праздновался 170-летний юбилей этого великого ученого-востоковеда, многие уже давно забыли, что он был немец по происхождению. А ведь он – основоположник российской тюркологии, великий ученый, изучавший тюркские языки, историю, устное творчество, культуру тюркских народов, и оставивший после себя бесценные научные труды! Окончив философский факультет Берлинского университета, наряду с европейскими языками, прекрасно владевший татарским, турецким, арабским, персидским, китайским, монгольским языками, он, как и Миллер, начал свою научную деятельность в России с изучения истории и образа жизни коренных народов.

Уникальные этнографические материалы и образцы устного народного творчества, которые он собрал у алтайцев, хакасов, казахов, якутов, шор, тофалар и сибирских татар, во время своей экспедиции по Алтаю и Сибири в 1859-1871 годах, и сегодня представляют собой бесценную кладезь для исследователей народов мира. Мы так же должны быть благодарны Радлову за издание многотомной коллекции татарских дастанов-преданий, древних сказаний, которые донес до нас, до татар немецкий ученый. Книга Радлова под названием «Образцы народной литературы тюркских племен…» и сегодня остается уникальным научным трудом, потому что многих из описанных им народов сегодня уже нет, а собранные Радловым образцы их фольклора, их устного творчества до сих пор живут в его трудах.

Казанский период Радлова так же богат на события и научные открытия. В этих краях он прожил с 1871 по 1884 год, работая окружным инспектором по образованию, курьируя татаро-башкирские и казахские школы. Близко познакомившись с татарским народом, он начал издавать учебники и научные пособия на татарском языке. Здесь он издал хрестоматию «Белек», где были представлены образцы татарского языка, книги — «Образцы народного творчества», «Сравнительная фонетика тюркских языков», энциклопедию по Сибири под названием «Aus Sibirien», и множество других трудов. Надо так же отметить, что Радлов стоял в тесных связях с татарской интеллигенцией, он был хорошо знаком с трудами ученого-фольклориста Каюма Насыри.

Последние годы своей жизни Василий Радлов провел в Петербурге, он продолжил служить российской тюркологии еще около 35 лет. Радлов является основоположником такой дисциплины, как «сравнительный анализ истории тюркских языков», он составил классификацию тюркских языков, и был первым, кто прочитал древние рунические надписи на знаменитых Орхоно-Енисейских стеллах. Как написал доктор филологических наук Вахит Хаков: «В своей научной деятельности В. Радлов охватил обширные области тюркологии: диалектографию и диалектологию, лексикографию и лексикологию, сравнительную фонетику и грамматику истории тюркских языков, тюркскую текстологию, сказания, написанные на руническом, уйгурском и арабском алфавитах, тюркский фольклор, тюркскую этнографию и археологию».

Невероятно, но факт – в то время, когда татарам было запрещено даже учиться в российских университетах, когда безжалостно расхищалась татарская история, а сам татарский народ терпел репрессии со стороны имперских властей, на помощь нашему народу пришли немецкие ученые! Они привели в систематический порядок татарскую историю и этнографию, собрали образцы фольклора, выучили татарский язык, и оставили для потомков бесценные научные труды о народе – татарах, который когда-то имел великие государства и был властелином Евразии. Мы, современные историки и татарская интеллигенция и сегодня черпаем вдохновение в этих трудах, и, в очередной раз, содрогаемся, читая о великом прошлом и трагической судьбе нашего народа, в тоже время приходим в восхищение, наслаждаясь сокровищами народного творчества. И, конечно же, от всего татарского народа говорим спасибо! Низкий вам поклон, великие сыны великого немецкого народа, за то, что возвысили татарский народ, написав о нем правду и увековечив его в своих бесценных научных трудах! Мы надеемся, что заложенные немецкими учеными исторические и культурные связи времен и народов, найдут свое продолжение и в будущем!

Комментарии 0