Среда обитания

Обвинение без преступления

На судебном процессе о событиях в Нальчике 13 октября 2005 года заслушали адвоката подсудимого Казбека Будтуева

В прениях сторон судебного следствия при рассмотрении уголовного дела о событиях 13 октября 2005 года в Нальчике по эпизоду нападения на 2-й ОВД города в защиту подсудимого Казбека Будтуева выступила адвокат Елизавета Шак.

Сторона защиты считает, что по данному делу следствием не добыто и стороной обвинения не представлено доказательств, подтверждающих причастность Будтуева к событиям 13.10.2005 года, а именно к нападению на 2-ОВД г. Нальчика.

Как во время предварительного следствия, так и в суде Будтуев Казбек показал, что не принимал никакого участия в нападении на правоохранительные органы 13 октября 2005 года. В тот день находился дома, на улице Космонавтов, где периодически встречал своих соседей, которые, то возвращались домой, то уезжали за детьми в садик, в школу.

Будтуев К.Б. в судебном заседании также показал, что 16 октября уехал из дома в с. Озрек за своей матерью. Во время его отсутствия 18.10.2005 года в доме был произведен обыск сотрудниками УБОП МВД КБР. Об этом ему сообщили соседи, когда он вернулся. По совету своего соседа Будтуев решил обратиться в прокуратуру г. Нальчика с жалобой о производстве в его отсутствие обыска домовладения. 24.10.2005 года к нему домой приехали оперативные сотрудники УБОП МВД КБР и предложили ему проехать с ними для дачи объяснений о том, где находился Будтуев 13.10.2005 года.

По приезду в УБОП МВД КБР оперативные сотрудники попросили рассказать, где находился Будтуев К.Б. 13.10.2005 года. Будтуев рассказал, что весь день находился дома, и это могут подтвердить его соседи. Поскольку сотрудников не устраивали ответы Будтуева, к нему пришли двое сотрудников в масках и стали его избивать, били по пяткам, ногам, спине. Оперативные сотрудники требовали, чтобы он подписал признательные показания, о том, что, якобы, участвовал в нападении на 2-ОВД г. Нальчика. Периодически при нанесении телесных поврежденийон терял сознание и был доставлен из здания УБОП МВД КБР каретой скорой помощи в ГКБ №1 г. Нальчика, в тот же день в реанимационное отделение. В больнице лежал в реанимационном отделении до 05 ноября 2005 года, затем был переведен в терапевтическое отделение. А с 7 ноября сотрудники забрали его из больницы и поместили в ИВС г.Нальчика. В отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражей и был помещен в СИЗО г. Нальчика.

Во время предварительного следствия давал подробные показания в качестве подозреваемого, о том, где находился 13.10.2005 года, кто из соседей его видел, во что были одеты его соседи. Однако впоследствии данного протокола не оказалось в материалах уголовного дела, так как его защитник по соглашению Голицина И.Б. была отведена от участия в деле.

Во время предварительного следствия Будтуеву К.Б. стало известно, что Караев Зелимхан дал признательные показания под физическим и психологическим давлением и сказал о том, что они совместно участвовали в нападении на 2-ОВД г. Нальчика, на основании показаний Караева З. и был задержан Будтуев.

При проведении очной ставки между Будтуевым К.Б. и Караевым З.Т. (том 513 л.д.40-43), последний отказался от ранее данных на следствии показаний в качестве подозреваемого и сказал, что давал показания под психологическим и физическим давлением сотрудников милиции. Также при проведении данного следственного действия сообщил, что при допросе указал на Будтуева К.Б. на лицо, которое с ним нападал на здание 2-ОВД г. Нальчика потому, что  сотрудниками была предъявлена фотография на мобильном телефоне трупа мужчины, как ему показалось, это был Будтуев. В связи с чем он решил сказать, что с ним нападал Будтуев, так как считал его мёртвым, а сотрудники требовали назвать фамилии нападавших. Также он сообщил, что написал протокол явки с повинной в следственном изоляторе под давлением, поскольку сам он никуда не нападал и в тот день вообще не видел Будтуева К.Б.

В ходе судебного заседания были допрошены 16 человек в качестве свидетелей защиты, которые являются соседями Будтуева К.Б., которые уверенно подтвердили, что  13 октября 2005 года примерно с 9 часов утра и до самого вечера Будтуев К.Б. находился около своего дома в г. Нальчике по ул. Космонавтов.

Согласно показаниям свидетеля Голициной Инны Борисовны, она являлась адвокатом на стадии предварительного следствия и осуществляла защиту Будтуева. С ней родственниками Будтуева было заключено соглашение, так как они обратились с просьбой разыскать его, поскольку его забрали 23.10.2005 года из дома оперативные сотрудники, чтобы опросить по обстоятельствам событий 13.10.2005 года, и тот больше домой не вернулся. Как показала в судебном заседании Голицына, по приезду в здание УБОП МВД КБР ей пояснили, что он находится в не очень хорошем состоянии и попросили прийти на следующей день, при этом согласились принять вещи и продукты для него. На следующий день Голициной в УБОП МВД КБР сообщили, что Будтуев был допрошен в качестве свидетеля и отпущен домой, однако дома он так и не появился. В связи с чем вместе с сотрудниками Красного креста она его искала по всем больницам г. Нальчика и нашла его в реанимационном отделении ГКБ № 1 г. Нальчика на гемодиализе почек.

Врачи разрешили ей ознакомится с историей болезни Будтуева, где было отражено, что он был доставлен в районе в 12 часов 23 октября 2005 года из здания 6-отдела МВД КБР в критическом состоянии, обусловленном низким давлением, вследствие травматического шока, почки не работали, имелась реальная угроза жизни больного, в связи с чем был подключен аппарат гемодиализа.

В результате адвокатского расследования Голицина опросила около 10 свидетелей защиты соседей Будтуева, проживающих на ул. Космонавтов и ул. Мостовой, которые  уверенно подтвердили, что с утра и до позднего вечера он находился около своего дома и никуда не отлучался, находился в домашней одежде. Все объяснения были переданы руководителю следственной группы Саврулину Юрию Алексеевичу, чтобы данных свидетелей допросили в рамках уголовного дела.

Голицына на следующий день пришла в больницу к Будтуеву Казбеку, у реанимационной палаты была выставлена вооруженная охрана, несмотря на критическое состояние Будтуев он был пристегнут наручником к кровати в палате. В связи с этим она в качестве защитника потребовала объяснить причины осуществления незаконных действий в отношении свидетеля Будтуева, таких, как ограничение в свободе, в праве на защиту. На это от нее потребовали предъявить ордер и соглашение на оказание юридической помощи, поскольку у нее с собой не оказалось ордера, она поехала домой. По её возвращению  обратно её подзащитного Будтуева не оказалось в больнице, она не могла его найти 2-3 дня. Затем позвонил следователь Сердюк и предложил приехать в здание УБОП МВД КБР для допроса ее подзащитного Будтуева. Приехав туда, она увидела, что Будтуев находится в плачевном состоянии, ноги были сильно отечные, он еле-еле передвигался. Но, несмотря на угрожающее жизни состояние Будтуева, следователь настаивал на допросе последнего.

 В связи с чем она в срочном порядке обратилась к следователю с ходатайством о проведении судебно-медицинской экспертизы. Прямо в здании УБОП МВД КБР была проведена экспертиза. Согласно заключению №1624 от 09.11.2005 года, имеющемуся в томе 457 л.д.44-47, у Будтуева имеются телесные повреждения: тупая травма туловища (ссадины, кровоподтеки, ушибы мягких тканей), обеих верхних и нижних конечностей, осложненная травматическим шоком тяжелой степени, ушиб почек (макрогематургия), осложненная острой почечной недостаточностью тяжелой формы. Описанные повреждения причинены неоднократным действием твердых тупых  предметов с ограниченной площадью воздействия, по степени тяжести квалифицируются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Также Голицына показала суду, что видела у Будтуева, помимо многочисленных синяков и кровоподтеков на теле, темные следы в виде ожогов дословно «размером от фильтра сигарет». Будтуев ей пояснил, что к нему применялись пытки током, а также систематические избиения, при этом требовали подписать признательные показания об участии в нападении на здание 2-ОВД г. Нальчика. Поскольку он не соглашался признавать свою вину в нападении, он подвергался постоянным пытками и избиениям со стороны сотрудников УБОП МВД КБР. Однако Будтуев не сломался и не взял на себя вину в совершении преступлений. Также пояснил своему защитнику, что как такового задержания не было, так как Будтуев сам согласился поехать на допрос и дать пояснения по обстоятельствам 13.10.2005 года.

В связи с данными фактами Голицына обратилась в Прокуратуру КБР с заявлением об установлении лиц, причастных к пыткам и избиениях Будтуева в здании УБОП МВД КБР. Затем была приглашена в прокуратуру КБР для дачи объяснения по вопросам задержания и применения к подзащитному Будтуеву пыток.

Затем Будтуев был задержан в порядке ст.ст.91-92 УПК РФ и доставлен для избрания меры пресечения в здание Нальчикского городского суда, по приходу на заседание Голициной было сообщено, что в рамках уголовного дела она была допрошена в качестве свидетеля и не может больше осуществлять защиту Будтуева. О чем имеется постановление об отводе защитника от 10.11.2005 года. Заседание было отложено на 48 часов, однако Голицыну так и не допустили для осуществления защиты Будтуева.

Фактически, по данному уголовному делу не добыто никаких доказательств о причастности Будтуева К.Б. к совершению данных преступлений. Более того, зная о том, что он не причастен к совершению данных преступлений, органами предварительного следствияему была предложена, по сути, сделка в виде амнистии, согласно условиям которой Будтуев К.Б. должен был признать себя виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ч.2 ст.209, ч.2 ст.210 , ч.3 222 УК РФ. От применения амнистии к Будтуеву К.Б. отказался, заявив, что не участвовал в нападении на 2-ОВД г. Нальчика и вину в совершении вменяемых ему органами предварительного расследования преступлений не признаёт, данное заявление содержится в томе 509 л.д.268.

Единственными доказательствами, по версии органов предварительного следствия и государственного обвинения, являются показания свидетеля Караева З.Т., данные им в ходе предварительного расследования.

Однако в ходе судебного заседания свидетель Караев З.Т. опровергнул показания, данные на стадии предварительного следствия, и показал суду, что 13 октября 2005 года он направлялся в сторону пятой школы, где хотел разыскать своих племянниц, не отвечавших на телефонные звонки из дома. Не доходя до школы, он наткнулся на оцепление, где был схвачен сотрудниками правоохранительных органов. Как предположил свидетель Караев З.Т., его схватили из-за того, что он был небритый. Его связали и избили, а затем обыскали. При обыске у него в кармане нашли книжку «Крепость мусульманина», после чего стали избивать, требуя сказать, где автомат, на кого он нападал и т.д. Длительное время его избивали, затем один из сотрудников предложил ему вызвать скорую помощь в обмен на признание в нападении. Караев З.Т., будучи в тяжелом полуобморочном состоянии, согласился сказать, что собирался напасть, но проспал. Ему вызвали скорую, а затем повезли городскую больницу и положили в реанимацию, где он очнулся лишь 17 октября 2005 года.

В больнице к нему пришел оперативник, который пытками и угрозами заставил его дать объяснения о том, что Караев З.Т. нападал 13 октября 2005 года на 6 отдел.

Впоследствии его также постоянно избивали, угрожали убийством. При этом по несколько раз заставляли менять свои объяснения, так как каждый раз следователей и оперативников что-то не устраивало, и они сами придумывали иные обстоятельства для того, чтобы все выглядело более правдоподобно. В конечном итоге его заставили признаться в нападении на 2-ОВД.

В ходе следственных действий он также вынужден был под угрозами следователей и оперативников оговаривать других людей, в том числе своего соседа Будтуева К.Б., который на самом деле к событиям, произошедшим 13 октября 2005 года, как и сам Караев З.Т., не причастен. Возможности не оговаривать Будтуева К.Б. и даже воспользоваться ст.51 Конституции у него не было из-за давления со стороны следствия и оперативников.  Затем в ходе предварительного следствия он неоднократно пытался сказать правду о своей и Будтуева К.Б. невиновности, но при каждой такой попытке Караев З.Т. снова подвергался физическому и психологическому насилию.

Кроме того, по словам свидетеля Караева З.Т., следователь также вводил его в заблуждение, уверяя его, что он с Будтуевым К.Б. будут отпущены по амнистии и, уговаривая не менять показаний, убеждал, что в случае, если он откажется от признательных показаний, ему придется остаться под стражей до конца следствия и суда.

Доводы Караева З.Т. о применении к нему на стадии предварительного следствия физического и психологического насилия с целью принуждения к даче показаний против Будтуева К.Б. и других лиц, кроме показаний самого Караева З.Т., подтверждаются, в том числе и заключением судебно-медицинской экспертизы (заключение эксперта № 1434-А от 18.10.2005 г., том 457, л.д. 41-42). Согласно выводам которой, у последнего  имеются: кровоподтеки лица, левого плеча, ссадины правой голени. Образование повреждений возможно в срок и при обстоятельствах, изложенных в постановлении.

Кроме того, из показаний большинства допрошенных в настоящем судебном заседании подсудимых и некоторых свидетелей, множества исследованных до настоящего времени письменных материалов, усматривается, что применение насилия к задержанным по подозрению в участии в известных событиях в г. Нальчик 13 октября 2005 года с целью получения от последних угодных следствию показаний, было повсеместным и систематическим. С учетом этого и вышеизложенных непосредственных доказательств, очевидно, что не избежал этой участи и свидетель Караев З.Т.

Более того, как показал в суде свидетель Караев З.Т., психологическое давление на него продолжается и после освобождения. В частности, у него неоднократно проводились обыски, его забирали в отдел милиции, требовали придерживаться своих признательных показаний, данных на следствии и не отказываться от них.

Кроме того, показания Караева З.Т. о применении к нему насилия подтверждаются показаниями свидетелей, которые были допрошены в ходе судебного следствия.

Применение насилия к подозреваемому (обвиняемому) с целью получения от него показаний, не зависимо от их достоверности или ложности, является с точки зрения закона недопустимым методом и в полной мере охватывается смыслом п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ.

Сторона обвинения сослалась, что причастность Будтуева к вмененным преступлениям подтверждена показаниями свидетелей и потерпевших по объекту: 2-ОВД г. Нальчика. Однако ни один из допрошенных свидетелей и потерпевших прямо не указал на Караева З.Т. и Будтуева К.Б. как на лиц, совершивших преступления.

Выводы стороны обвинения, по сути, являются нелепой попыткой прикрыть незаконные действия членов следственно-оперативной группы в отношении Будтуева К.Б., а также допущенные в ходе предварительного расследования по настоящему уголовному делу нарушения конституционных принципов, норм действующего уголовного и уголовно-процессуального закона, применение недозволенных методов расследования.

Автор: Тимур Куашев

Комментарии 0