Их нравы

Стенограмма для "Нюрнбергского суда" над лидерами нацистов России

В очередном "Поединке" Владимира Соловьева, посвященном теракту в Волгограде, схлестнулись главный либерал-деспот страны Владимир Жириновский и известный журналист, президент Центра стратегических исследований религии и политики, член Совета при президенте России по межнациональным отношениям Максим Шевченко. 

Ведущий Соловьев, заявляя тему, призвал "отрубить голову гидре терроризма, убивающего и православных, и мусульман". А следующий "докладчик", лидер ЛДПР, поделился собственным рецептом, как это сделать. "Террор гуляет по планете и своим поганым крылом больно бьет по России. Причина: территория Северного Кавказа, исламский радикализм. Решение: взять под контроль Северный Кавказ, ввести ЧП, нагнать туда войск, полицию, ФСБ. Но главная причина – избыток населения. Пока не будет контроля за рождаемостью, пока там не будет не более двух детей в семье, террор не победить", - "затроллил" с порога Жириновский телезрителей "России". 

Максим Шевченко, в свою очередь, заявил о том, что терроризм – это страшное зло и чума современного человечества, но победить это зло можно лишь соблюдением законов и прав всех граждан РФ. Любые ограничения прав граждан России, исходя из их национальной, расовой или религиозной принадлежности – это фашизм и прямое пособничество терроризму, отметил он.

"За третьего – штраф!"

"Все люди хорошие, но условия жизни, религия, идеология, местные обычаи, неограниченная рождаемость, избыток населения приводит к тому, что часть этого населения становится на преступный путь. Если бы они друг друга убивали, нам и это было бы обидно, но они же нас убивают, - перешел к основным тезисам Жириновский, по традиции, быстро войдя в штопор и сорвавшись на крик. – Допустим, мы построим где-то дополнительные предприятия, дадим работу, но у них снова в семье еще 5, 10, 15 детей!!! И вся Россия должна работать на Кавказ! Еще завод, еще больница, все туда, а русским что останется?! Останутся голодными раздетыми?! Они должны рожать столько детей, сколько рожает в среднем человечество, два, один, все, за третьего – штраф!!! Не хотят – ограничим, окружим колючей проволокой, закроем все, что можно, пусть сидят там! 15-20 детей пусть сами кормят, сами дают работу. Но убивать в России никому не позволим".

Немного успокоившись под аплодисменты сочувствующей части аудитории, Жириновский предложил ограничить передвижение кавказцев: "Вот этот автобус Москва-Махачкала надо закрыть немедленно. На этих автобусах уже неоднократно приезжали террористы, убийцы, криминал. Хочешь уйти из жизни – пожалуйста, такая социальная эвтаназия, у нас права человека, но они же взрывают нас! Их воспитывают умереть в автобусе и убить при этом русских. Этого мы не хотим".

Максим Шевченко сравнил эти высказывания с нацистско-гитлеровской идеологией. "Запретить рождаемость, ввести не более двух детей – все это гитлеровцы планировали для народов нашей страны. Сегодня я слышу это из уст вице-спикера ГД РФ. Предложение окружить колючей проволокой граждан России по этническому признаку, введение презумпции виновности по тому же этническому признаку – все это делали нацисты по отношению к евреям, цыганам. Сегодня мы видим, что видный российский политик, по сути, повторяет то, что осуждено Нюренбергским трибуналом и всем прогрессивным человечеством. Этот человек своими выступлениями уничтожает понятие "российское гражданство" и тем самым подыгрывает Доку Умарову, который, послав в свое время двух сумасшедших баб взорваться в московском метро, заявил о том, что эти взрывы нужны, чтобы поддержать кавказофобские настроения в России, чтобы подогревать позиции тех, кто требует сегрегации народов Кавказа. Потому что если людей сегрегируют, если людям говорят, "вы черные", "вы не можете иметь детей", "вы должны жить за колючей проволокой", то люди инстинктивно создадут базу для успешного терроризма. Это прямое пособничество терроризму", - сказал Шевченко.

"Прямое пособничество терроризму – это проповеди в мечетях", - обиделся Жириновский. "Нет, это проповеди в Государственной Думе, которые вы себе позволяете", - парировал Шевченко.

Тем не менее, Жириновский все же озвучил свои фантазии на тему того, что проповедуется в мечетях: "убивать русских". Назвать фамилию того, кто призывал убивать русских в мечетях, вице-спикер затруднился, отметив лишь, что он "не следователь", ему "не нужны фамилии", он "судит по фактам". 
Далее Владимир Вольфович рассказал о непростой жизни сожителя террористки, Дмитрия Соколова ("его сагитировали принять ислам, и он сейчас готовит бомбы, он русский") и поговорил о терроризме в целом "как общей проблеме планеты Земля", о "вредных турецких сектах, которые подбирают русских мальчиков, которые будут взрывать Россию", о неизбежности террора "везде, где переизбыток населения".

"Взрывать дома родственников террористов"

Еще один "действенный способ" от Жириновского – "возложить вину за теракт на семью". "Это может быть и уничтожение жилья, где они жили, и наказание уголовное для всей семьи", прокричал Жириновский, ссылаясь на соответствующий позитивный опыт Израиля, где "бомбы не рвутся", потому что "там это сделали - тысячи сидят в тюрьмах, их расстреливают, и правильно делают". 

Предложение наказывать семьи террористов Шевченко назвал "достойным первобытного архаического общества", но, развивая эту мысль, предложил тогда уж расстреливать и семьи насильников, и коррупционеров (тут Жириновский почему-то потупил взор и занервничал). "Вы, вице-спикер, плюете перед всей страной в конституцию. Кому нужна такая Дума в вашем исполнении? Уезжайте в свой Израиль, там сидите, а нас, россиян, не трогайте", – призвал оппонента Шевченко.

Сотрясаясь под мощными децибелами с обеих сторон и призывая участников "кричать хотя бы по очереди", ведущий Соловьев каждые полторы минуты пытался разнять побоище, но через 15 минут устал. Воспользовавшись этим, Жириновский обозвал Шевченко "будущим террористом и идеологом терроризма". Шевченко в долгу не остался и обозвал Жириновского преступником, разваливающим Россию.

"А как бороться с радикальными направлениями в исламе, чтобы защитить традиционный российский ислам?" – попытался вмешаться ведущий.

"Террористов надо уничтожать – это оперативная работа, - сказал Шевченко. – Но это немыслимо без сочетания с нормальной социально-политической обстановкой в тех регионах, которые продуцируют терроризм. Будем откровенны: та коррупция и беспредел, которые есть во многих регионах России, порождает острое социальное недовольство и все формы радикализма".Попутно Шевченко обвинил Жириновского в том, что тот учит молодежь расовой нетерпимости и превосходству, отваживает ее от православных норм. "Русский народ подарил миру идею справедливости, а вы хотите сегодня уничтожить русский народ, лишив его фундаментальной идеи. Вы хотите, чтобы одни жили высоко, а другие как черви в земле", - заявил Шевченко. 

"Пусть русские решат – не вы и не я", - снова сорвался на крик Владимир Вольфович. 

"То есть вы не русский? Я-то русский как раз, а вы нет, правильно?" – поинтересовался Шевченко.

"Вы что, больной?" – рассвирепел Жириновский. Снова поговорили о том, кто русский, а кто не совсем. 

"Да он дурак и все", - бесновался лидер ЛДПР, тыча пальцем в собеседника и призывая Соловьева в свидетели. 

"Убиться об стену"

Дальше у Владимира Вольфовича случилась уже настоящая истерика, с крика он перешел на визг и пообещал застрелиться, если большинство телезрителей проголосует в ходе передачи за Шевченко. А если проголосуют за Жириновского, пусть застрелится Шевченко, предложил Жириновский. Шевченко стреляться не хотел, за что Жириновский пообещал отправить его в тюрьму.

Сердобольные российские зрители, уже 20 лет голосующие под пиво и попкорн за истошные концерты Владимира Вольфовича, и на сей раз решили, что "show must go on", поддержав-таки по итогам зрительского голосования своего любимца. Соловьев тоже постарался не допустить публичного суицида, напомнив Жириновскому вопрос про меры борьбы с терроризмом. "Ввести чрезвычайное положение, проверки, обыски, электронное слежение день и ночь", - прокричал Жириновский. 

Третейский судья, генерал армии, бывший министр внутренних дел Анатолий Куликов, комментируя ход диспута, отметил, что у него "в голове не укладываются" неприемлемые предложения вице-спикера ГД. 

"Про рождаемость Максим уже все сказал, а про Соколова – 30 лет его отец верой и правдой прослужил Советскому Союзу и РФ. Сегодня он переживает не меньше родителей погибших. Эту семью тоже надо взорвать и уничтожить? Это глупость", - сказал генерал.

Коснувшись далее проблемы нехватки мечетей, Шевченко отметил: именно это толкает молодежь в объятия террористов. "Русские люди – за свободу религии. Русские люди знают, что победить терроризм можно только за счет самого нормального, человеческого ислама. Кавказ – не террористическая территория. Кавказские республики и народы противостоят терроризму. Кавказцы умирают в борьбе с террором", - сказал он.

Известный политолог Руслан Курбанов, в свою очередь, отметил: когда страна слышит нацистские речи из уст вице-спикера ГД, это уже не смешно. "Если вы разучились рожать, по какому праву вы запрещаете делать это нам, давать жизнь нашей стране, нашим народам?" – поинтересовался Курбанов. Попутно отметив, что призвание Жириновского – кричать на всю страну и махать руками, а не решать проблемы русского народа, о защите интересов которого он так печется. Если же стране не хватает денег решить проблему терроризма спецсредствами, о которых упоминал Жириновский, то последнему имеет смысл продать свое имущество, распустить партию и отправить вырученные деньги на решение всех обозначенных проблем, подсказал эксперт.

"Русский ученый вот так бы вопрос не задал – распродай то се", - передразнил Курбанова Жириновский.

"А русский депутат вот так бы себя не повел", – перебил Курбанов.

"Кто тебе дал право говорить, кого распустить, кого не распустить? Ты че лезешь в чужие дела?" – нервничал лидер ЛДПР.

"А кто дал вам право определять, сколько детей рожать в регионе?" – возмущался Курбанов.

Опробовав полемический прием "тыкания" на Курбанове, Жириновский начал "тыкать" и Шевченко. "Не тебе мне указывать", - оборонялся Жириновский. "Ты 20 лет богател и хохоча смотрел на то, как русский народ погружается в грязь благодаря тебе", - не остался в долгу оппонент. "Тыкание" было принудительно остановлено Соловьевым, и далее участники беседы продолжали кричать на "вы".

"Всех ненавижу"

Пользуясь случаем, Владимир Вольфович развеял несколько мифов о себе и своей партии. Оказалось, что ЛДПР и ее лидер последние 20 лет вызывают у людей вовсе не смех, как сказал Курбанов, а "радость", потому и смеются. Еще выяснилось, что вовсе не ЛДПР взрастила поколение ксенофобов - они были всегда. "Мы вас ненавидели еще при советской власти, - кричал Жириновский, обращаясь к Курбанову. – Я уехал из Средней Азии, потому что ненавидел вас там всех!!! Всех ненавидел! С Кавказа уехал, ненавидел! "

Далее все дружно и синхронно кричали о том, кто из-за кого куда уезжает, и кто кого ненавидит. "Сейчас очередь Жириновского кричать, подождите своей очереди, Максим Леонардович", -взывал Соловьев. Однако разобрать в общем хоре голосов, включая зал, кого еще ненавидит Жириновский, было почти невозможно.

Ближе к финалу Жириновский предложил "запретить все виды изучения ислама, обучение, курсы, поездки за границу в исламские страны и прочее". "Разве у нас есть какие-то проблемы с традиционным исламом, татарами, башкирами?" – уточнил Соловьев. "Традиционный ислам никуда не ездит, вы плохо понимаете", - отрезал глава ЛДПР. 

Под конец Жириновский сравнил Кавказ с Мексикой, Шевченко назвал его преступником, а Жириновский заявил, что Шевченко "место в психушке". Соловьев же констатировал: предложения Жириновского насчет колючей проволоки, окружающей Кавказ, закончатся тем, что Россия получит в своем подбрюшье кавказский халифат и крупнейший террористический анклав с оружием и наркотиками. "Вы к этому призываете?" – спросил Соловьев.

"Это вы, два журналиста, меня провоцируете. Я разве начал с колючей проволоки?" – попытался впасть в беспамятство лидер ЛДПР.

В завершении передачи Соловьев, под неутихающий бессвязный крик Владимира Вольфовича, представил студии третейского судью (отметив, что "скорее, здесь подошел бы врач"). Судья – экс-глава МВД Куликов – признался в том, что считает себя лицом кавказской национальности, родился на Ставрополье, учился и служил на Кавказе. "Я люблю Кавказ и народы Северного Кавказа, и оттуда с чемоданами не убегал"

Комментарии 5