События

А паспорт чудом уцелел?

Взрыв произошел в рейсовом автобусе, остановившемся на остановке «Лесобаза»

Террористический акт в Волгограде, в результате которого погибли 6 человек, совершила 30-летняя Наида Асиялова, сообщил Следственный комитет России. По информации, полученной следователями, эта женщина зашла в автобус на одной из остановок, а вскоре после этого прогремел взрыв. Автор WordYou.ru Майнат Абдулаева – о странной привычке террористов прихватывать с собой паспорта.

Взрыв произошел в понедельник в рейсовом автобусе, остановившемся на остановке «Лесобаза», расположенной по улице Лазоревой города Волгограда. Там, как утверждают свидетели, выжившие в теракте, в автобус вошла молодая женщина, и автобус начал отъезжать. Сразу после этого произошел взрыв.

Личность подозреваемой была установлена довольна быстро. Уже через час появилась первая информация о том, что теракт совершила уроженка Северного Кавказа, а вскоре следователи назвали и имя женщины – Наида Асиялова. Сообщалось, что на месте взрыва был найден ее паспорт.

В сети опубликовано видео взрыва, а также фотографии 30-летней Асияловой, (или женщины, которую таковой считают), и ее гражданского мужа. Как и следовало ожидать, очень быстро выяснилось, что последний «присоединился к дагестанскому бандподполью» и «разыскивался за взрыв в Махачкале». Агентство «Интерфакс» со ссылкой на свой источник в правоохранительных органах Дагестана сообщил, что речь идет о некоем москвиче Дмитрие Соколове, «русском подрывнике». Сообщалось, что Асиялова училась с Соколовым вместе в одном из московских вузов, где «она его завербовала». «Соколов переехал в Дагестан. Сейчас он в розыске как участник махачкалинской бандгруппы», — сообщил источник. Следственный комитет России также подтвердил на своем сайте, что теракт устроила Наида Асиялова, 1982 года рождения.

Но еще до того, как следователи назвали имя подозреваемой в совершении взрыва, в СМИ началась «гонка предположений». Практически сразу же после первых сообщений о трагедии появилась информация о том, что свидетели теракта видели женщину «кавказской национальности» и «в мусульманских одеждах». Один из очевидцев, выживших после теракта, даже рассказал корреспонденту «Газеты.Ru», что видел, как «из салона автобуса выносили разорванное тело девушки кавказской национальности, предположительно уроженки Дагестана».

Это удивительное для жителя средней полосы России знание национальных особенностей кавказцев, давшее ему столь точно определить, что девушка была дагестанкой (не чеченкой уже, и не ингушкой еще), в другой ситуации была бы, наверное, даже похвальной. Но человек, который только что, можно сказать, родился заново, чудом избежав смерти, обычно находится в шоковом состоянии. В такие минуты он, как правило, не в состоянии отличить осетинку от дагестанки, или владимирско- поволжский диалект от курско-орловского. Поэтому вызывает, по меньшей мере, удивление не только то, что свидетель безошибочно опознал в смертнице дагестанку, но и умудрился спустя пару минут после взрыва, который разворошил автобус, в котором он сидел, и на его глазах унес жизни шестерых человек, изъясняться высоким литературным, вернее, журналистским слогом, называя устроительницу взрыва «девушкой кавказской национальности, предположительно уроженкой Дагестана».

За годы журналистской практики мне не раз довелось разговаривать с выжившими в терактах и взрывах. Не раз я и сама оказывалась непосредственной свидетельницей таких трагических происшествий. Но никогда еще я не встречала людей, которые, едва осознав, что только что избежали смерти, говорили бы слова вроде «предположительно». Если только журналисты сами не вкладывали их им в уста.

Удивительным кажется и то, что женщина, отправившаяся на совершение теракта, прихватила с собой паспорт. Как будто боялась, что не сразу опознают. Северокавказские боевики давно знают, что за каждым террористическим актом, совершенным ими, неминуемо следуют карательные акции в отношении их родственников, друзей, а порой и даже соседей. До сих пор эти репрессии проводились негласно, но скоро правоохранительные органы России уже вполне официально смогут наказывать родственников боевиков. 15 октября Госдума приняла в первом чтении закон о наказании родственников террористов. Утвердить его планируется уже на этой неделе. Так что же, Асиялова хотела, чтобы ее родных нашли как можно скорее и наказали? Вряд ди.

Просто у российских террористов еще со времен чеченской войны заведена эта странная привычка – носить с собой удостоверения личности. По необъяснимым причинам, почти всегда на месте крупных терактов на Северном Кавказе, да и в Москве обнаруживались документы террористов.
Кто-то даже верил, что они и вправду носят «на задание» собственные паспорта.

Комментарии 4