Общество

Без поправок на духовность

В Дагестане полиция закрыла женское медресе

Власти Дагестана плотно взялись за проверку качества преподавания в исламских учебных заведениях. В республике идет аттестация медресе и религиозных вузов, а студентов, которые учатся за рубежом в арабских странах, просят вернуться домой, ослушавшимся грозят быть записанными в ряды боевиков. Самым резонансным стало закрытие полицейскими женского медресе в Хасавюртовском районе, официальный повод – отсутствие лицензии на преподавание, неофициальных много: от личного указания мера Хасавьюрта, решившего поквитаться с радикальным духовенством, до передела сфер влияния в районе различными группировками приверженцев различных религиозных течений. Все они активно обсуждаются, но истинной причины не знает никто.

«Полиция сначала фотографировала учениц, а потом опечатала медресе»

Медресе в селении Новосаситли широко известно в узких кругах. Одно из крупнейших в Дагестане оно насчитывало более 100 учащихся не только из Дагестана, но и Карачаево-Черкесии, Ставропольского края, Ростовской области. Отличала его особенная строгость, обучающимся запрещалось даже пользоваться телефонами, чтобы не отвлекались от занятий. Срок обучения – три года, отпускали только на летние месяцы. Сейчас они все распущены по домам.

Правоохранительные органы объясняют свое действие тем, что у данного учебного заведения якобы нет лицензии на образовательную деятельность.

Директор новосаситлинского медресе Абдурахим Магомедов, как оказалось, совершенно был не готов к подобному развитию событий: «Пришли полицейские и люди в военной форме утром, сначала стали фотографировать девочек, брать отпечатки пальцев, записывать данные об их родителях, — рассказывает он. – Продолжалось все это до самого вечера, Я понимаю, взрослых допросили бы, нас – преподавателей, но допрашивать 13-14-летних девочек просто недопустимо, это незаконно! Потом нам официально заявили, что причина закрытия — отсутствие лицензии», — Магомедов говорит, что пытался объяснить полиции, что все документы в порядке, просто женщины учатся отдельно от мужчин, поэтому предоставить руководство медресе их не может сразу, но может привезти позже. Для полиции это не стало аргументом.

Как сообщает пресс-служба МВД по Дагестану, Учебное заведение действительно было закрыто после проверки документации: «Выяснилось, что оно работало без лицензии, без программ, вообще без каких-либо документов, предусмотренных российским законодательством. Просто нашли помещение и открыли школу. Непонятно, какие дипломы они собирались выдавать выпускницам», — сказано в официальном сообщении от руководителя пресс-службы МВД по республике Фатины Убайдатовой.

На последнем

На заседании Антитеррористической комиссии Дагестана глава республики Рамазан Абдулатипов критично отозвался о воспитании дагестанской молодежи в целом и о религиозном воспитании в частности.

«К сожалению, многие из нас, приобщаясь к религии, стали возвращаться к средневековью, — сказал Абдулатипов. — Ислам должен двигаться вместе с обществом, вместе с культурой, как это всегда было в Дагестане: исламским деятелям не была чужда культура, наоборот, поэты, писатели, выдающиеся ученые — это, как правило, были религиозные деятели. И если религия не соединяется с наукой и культурой, она превращается в фанатизм и невежество».

Также большие нарекания главы коснулись и популяризации спортивных клубов. «У нас есть клубы по 300-400 человек, которые никто не контролирует, и неизвестно с какой идеологией, неизвестно, где эти люди будут использованы в любой день, — заявил он. — Ни ФСБ, ни полиция, ни прокуратура должным образом не прослеживают работу этих клубов. Вообще исламом запрещено человека бить по лицу, нельзя его унижать… Это же сломанная психология, если человек должен все время зверствовать на ринге. Почему нельзя развивать другие виды спорта?»

Именно Абдулатипову пренадлежит инициатива отзыва всех студентов из неспокойных арабских стран: «По районам и городам необходимо объявить населению, чтобы отозвали своих детей, которые учатся в исламских учреждениях в кризисных странах, там, где идут разного рода террористические акты, революции и так далее.

Надо предупредить родителей, и Дагестан выступал с этой инициативой, чтобы за участие в военных действиях в этой стране привлекались к уголовной ответственности. Такие люди работают на терроризм», — заявил Абдулатипов.

Радикальные исламисты увидели во всем этом пугающую тенденцию, появились заявления о том, что Абдулатипов борется с исламом.

Закрыть нельзя оставить

Мнения дагестанцев по поводу оценки случившегося разделились. Массово в Интернете зазвучали комментарии о том, что поводом для закрытия медресе стал исключительно передел между различными религиозными течениями сфер влияния в районе, но есть и такие, которые не видят в случившемся исключительно глубокую, провокационную подоплеку.

Зухра Насибова, дагестанка, считает, что ничего криминального в произошедшем нет «Нельзя загонять в медресе, где дети натаскиваются в одном направлении. Надо получать, прежде всего, светское образование и, по желанию, параллельно обучаться религиозным наукам. Иначе средневековье нам обеспечено», — говорит она. Мотивирует она свою позицию асоциальностью тех, кто обучается в религиозных учебных заведениях.

«При общении с учащимися медресе и исламских институтов видишь, как они безграмотны, ограничены в знаниях и как зомби усваивают только религиозные понятия. Очень плохо, когда родители детей, не поступивших в вузы в силу своего слабоумия, пихают их в медресе. Нам слабоумные имамы не нужны. Их и так полно», — настаивает Насибова.

Автор: Гуля Арифмезова

Комментарии 0