Среда обитания

История СССР. Атомная осень 1954 года

ТАСС: «В соответствии с планом научно-исследовательских работ в... Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогли советским ученым и инженерам успешно решать задачи по защите от атомного нападения».

Ничего страшного!

Первые осторожные публикации о том, что в 1954 году в Приволжском военном округе был произведен наземный ядерный взрыв, в открытой печати впервые появились в самом конце 80-х годов. Только тогда общественность узнала, что руководителем этих атомных учений был маршал Г. К. Жуков, а непосредственно в момент испытаний на полигоне присутствовали Первый секретарь ЦК КПСС Н.С.Хрущев, тогдашний ми-нистр обороны СССР Н.А. Булганин и руководитель советской атомной программы академик И.В. Курчатов.

Маршал Жуков. Испытания ядерной бомбы на солдатах

...ранним утром 14 сентября 1954 года... В 9 часов 33 минуты... был сброшен атомный заряд, который через 45 секунд взорвался на высоте 350 метров от поверхности земли.

Объявленная мощность бомбы - 40 килотонн, хотя независимые эксперты считают эту цифру сильно заниженной и оценивают силу ее взрыва не менее чем в 100 килотонн (примерно в 8 раз больше мощности бомбы, сброшенной американцами на Хиросиму). В начале 90-х, при рассекречивании материалов учений, Министерство обороны СССР сообщило, что в учениях на Тоцком полигоне 1954 года участвовали в общей сложности всего лишь 44 тысячи военнослужащих. Однако независимым экспертам более реальным представляется число от 150 до 300 тысяч человек.

Лишь в середине 90-х годов впервые было официально признано, что уже утром 14 сентября 1954 года крупные соединения советских войск двинулись на тот участок полигона, который подвергся действию поражающих факторов (в том числе радиационного излучения). 

Буквально через час-полтора после атомной вспышки через эпицентр или в непосредственной близости от него прошли пешком или проехали на боевой технике десятки тысяч людей. 

При этом военное руководство, чтобы не сеять среди подчиненных панику, всячески уверяло солдат и офицеров, что зона ядерного взрыва никакой опасности для их жизни и здоровья не представляет. Говорили примерно так: "Пройти через эпицентр? Ничего страшного! Доза радиации - примерно такая же, как два раза в год в поликлинику на рентген сходить".

Вот что, например, рассказал житель Самары, генерал-майор в отcтaвке А.И. Михайлов, который в 1954 году имел звание капитана...:

«Перед началом учений вокруг командного пункта расстилалась ковыльная степь, щебетали птицы, а в нескольких сотнях метров от нас зеленел дубовый лес. Но после взрыва все это разом исчезло: птичек спалило заживо, лес словно бы испарился на корню - от него остались лишь обугленные щепочки. А окружавшая нас степь превратилась в настоящую пустыню: вся растительность начисто выгорела, и вокруг до самого горизонта простиралась лишь выжженная, гo-лaя, кое-где дымящаяся земля.

Мне навсегда запомнилась опаленная атомным огнем лошадь, у которой из глаз текли крупные слезы. Но самой поразительной находкой стал перевернутый и оплавленный танк, который находился всего в двухстах метpa-x от эпицентра. Внутри него обнаружили еще живого барана, который, правда, сильно обгорел и потерял слух».

Подавляющее большинство из десятков (возможно, даже сотен} тысяч человек, участвовавших в учениях 1954 года, по сей день не могут добиться никаких льгот или дополнительной пенсии, которые положены, например, чернобыльцам или жителям зоны Семипалатинского ядерного полигона. Ми-нистерство обороны РФ, как правило, не выдает им документы, подтверждающие их присутствие в то время на полигоне под Тоцком.

Подсчитано, что непосредственно в зоне радиационного заражения той осенью оказалось около 15 тысяч квадратных километров территории, на которой в 1954 году проживало 5-6 миллионов человек. Сюда входят 15 западных районов Оренбургской и 12 районов Самарской области. 

Кстати, именно через указанные территории протекает река Самара, крупнейший волжский приток этого региона. По сей день талые и дождевые воды приносят в ее русло радиоактивные осадки со всего бассейна, которые затем уносятся вниз по течению. 

Неудивительно, что на востоке Самарской области, в Борском районе ныне самый высокий процент легочных, аллергических и онкологических заболеваний среди населения.

Непосредственно в момент взрыва были уничтожены три окрестные деревеньки - Орловка, Елшанка и Маховка, находившиеся в 5-7 километpa-x от эпицентра. При этом на месте первых двух остались лишь обугленные головешки, а вот в Маховке, где до 14 сентября насчитывался 161 дом, уцелело около 20 дворов.

Вот рассказ Р. В. Леоновой, жительницы села Маховка (запись середины 90-х годов):

"Нас вывезли в Ивановку. Сказали - на день-два, самое большее - на четыре. Взяли с собой постель, один стол и стулья, чтобы было где сидеть. Остальное в погребе оставили - нам не говорили, что сгорим. ...Никакого оцепления не было, мужа военные подвезли в деревню. Вернулся он как-то сразу весь постаревший. Оказалось, сгорел не только наш дом, но и почти вся деревня. ... Получили мы и компенсацию за имущество - 300 рублей. ...Тогда, в пятидесятые, на огородах все очень хорошо росло, а о радиоактивном заражении овощей мы тогда ничего не слышали".

Муж Ираиды Залави-нoй, Александр, принял участие в маневрах сразу же после ядерного взрыва. Его саперный взвод создавал проходы в земляных заграждениях, необходимых для выдвижения в сторону эпицентра передовых соединений войск. 

Тысячи солдат в течение многих часов дышали радиоактивной пылью, поднятой в воздух чудовищной силой взрыва. Затем в течение 10-15 лет подавляющее большинство из них ушли из жизни в молодом возрасте, но с целым букетом болезней. 

Секретным совместным приказом Ми-нистерств обороны и здравоохранения врачам категорически запрещалось ставить диагнозы, из которых можно было бы уcмo-тpеть хотя бы малейший намек на действие поражающих факторов ядерного оружия.

Кстати, еще в 1999 году совместным решением Минобороны и Минатома РФ было объявлено, что никаких экологических или медицинских проблем, связанных с последствиями испытания ядерного оружия под Тоцком в 1954 году, более не существует. 

Однако люди, пережившие атомный кошмар и еще не ушедшие из жизни, по-прежнему требуют, чтобы о них вспомнили и в законодательном порядке признали жертвами радиационного облучения.

***

Площадку для испытания бомбы выбирал сам маршал Жуков. Рельеф Тоцкого района - почти такой же, как в Германии - в тех районах, где Советский Союз собирался применить ядерное оружие. 

Для испытаний, по официальным данным, направили 45 тысяч офицеров и солдат. Но по неофициальным - больше 200 тысяч. 

Алексей Вавилов:

Сам взрыв. Находились в траншее, находились в обычной форме, касками закрыли лица и на дно присели. Так нам казалось, что весь земной шар под нами пошел куда-то двигается вот таким вот образом. Конечно, догадались. поняли. Вот чё, оказывается. Глянули на этот грибок - он пошел на Сорочинск. Черный такой.

После атомного взрыва специальное медицинское обследование ни для населения, ни военных не проводили. Люди сами стали обращаться к врачам. Но позже все медицинские карточки вдруг в один момент куда-то исчезли. 

Валентина Соина:
Рожали, у нас и патология была. А как же. Была головка вот такая, а плечи вот такие. От больных малышей тоцкие мамы практически не отказывались.

Я пришла на смену - волчья пасть, расчлe-нение верхнего неба, вот и волчья пасть и заячья губа - вся патология на лице. И она не стала кормить не кормит. Говорю: твой ребенок? Да. Ты родила? Ты. И не издевайся над ним, значит Господь так дал. Вот бери и корми. Все, хватит. 

Она и че ж вы думаете, она ее взяла. Она у нее 12 лет прожила еще и с пороком сердца. А потом сразу умерла. 

Когда здесь взорвали атомную бомбу, Мария Волкова работала строителем в Тоцком районе. Возводили, в том числе, и военные объекты... Все трое детей Марии Ивановны - инвалиды первой группы, два сына и дочь.

В 90-м году специальная комиссия из Москвы изучала состояние здоровья тоцких жителей. Официальный вывод такой - "местное население страдает от боязни радиоактивного заражения, а не от действительного облучения и не может претендовать на какую-нибудь компенсацию со стороны государства.

В день годовщины атомного взрыва избранным пострадавшим вручили книги. На обложке надпись - "Их подвиг - надежный ядерный щит для сохранения мира". 

Автор: Наталья Ковалева, Наталья Неделько, Виталий Коваленко, "Подробности"

Комментарии 0