Среда обитания

Запад и западня

Многие сирийские беженцы пытаются из Египта через Средиземное море попасть Европу. Но под давлением европейских стран, египетская береговая охрана ужесточила контроль над морскими путями. И теперь пытающихся попасть в Европу беженцев ежедневно вылавливают в открытом море, и отправляют в депортационные тюрьмы. Нередко морская полиция открывает стрельбу по лодкам, пытаясь во что бы то ни стало уберечь европейские берега от бегущих с войны людей.

«У тебя не найдется одного фунта за место на лодке в Италию?» – спрашивает одноглазый старик с тростью, тюрбаном и пышной бородой. Он улыбается водителю проезжающего автомобиля через открытое окно. В приморском городе Абукир к западу от средиземноморского порта Александрия, даже нищие имеют конкретную цель перед глазами – и находится эта цель далеко за горизонтом моря.

Страна, которую нельзя покинуть

Абукир когда-то был местом, где британский лорд Нельсон со своей королевской флотилией потопил корабли Наполеона. Сегодня же это отправная точка для сирийских беженцев, решившихся на опасную дорогу к берегам Европы. До 4000 долларов платят сирийцы за место на одной из лодок, говорит Абу, который работает в небольшом киоске на пляже. Большинство лодок трогаются в путь ночью, имея не менее 200 человек на борту и несколько шлюпок на буксире.

Поблизости от итальянской границы беженцев пересадят на эти шлюпки, объяснив им просто «Европы вон там – держите курс все время прямо!»

«Кто утонет, тому просто не повезло. Кто доплывет и будет арестован, того арестуют. Перевозчики-то в выигрыше в любом случае», – объясняет Абу бизнес-модель контрабандистов. Потому что шлюпки стоят лишь ничтожную часть того, что отчаявшиеся беженцы заплатили за дорогу.

Иногда бывает и так, что контрабандисты высаживают беженцев на небольших отдаленных египетских островах, откуда их позже забирает береговая охрана. И отправляет в тюрьмы.

Две недели назад одна из таких лодок отправилась в путь с 240 беженцами на борту. Вскоре она была замечена египетской береговой охраной, которая потребовала от капитана корабля немедленно остановиться. Но лодка продолжила путь, и тогда сотрудники береговой охраны открыли огонь. Двое из беженцев на борту погибли, а один был тяжело ранен, прежде чем корабль был доставлен обратно к берегу.

Египет, наверное, является единственной страной в мире, которая открывает стрельбу по тем, кто пытается покинуть ее. « При этом Египет просто выполняет грязную работу для европейских стран, которые требуют от него остановить волну беженцев, прибывающих через море», – говорит египетский адвокат Ахмад Нассар из Александрии.

Легально не пускают, а нелегально — нельзя

Часть тех, кто выжил во время стрельбы по кораблю с беженцами, все еще находятся в небольшом полицейском участке в Абукире — около сотни человек, в том числе 40 детей. Здесь все напоминает скорее лагерь беженцев, чем полицейский участок. Стиранные вещи висят на протянутом через весь потолок шнурке. В одной из комнат расположились женщины с детьми, в другой- мужчины.

Мунтазир является кем-то вроде пресс-секретаря группы. Он рассказывает о том, как их поймала береговая охрана. В качестве доказательства показывает видео на мобильном телефоне. На нем есть и кадры, снятые во время стрельбы полицейских по кораблю. В глазах беженцев на борту виден шок. Они в панике. Мобильник снова и снова показывает трупы убитых — совсем молодой мужчина и женщина лет 40.

«Мы знали, что плыть в Европу опасно. Но в Сирии еще опаснее», – говорит 35-летний Мунтазир. Его жена и дочь все еще находятся в Дамаске, хотя их дом в палестинском районе Ярмук давно уже разрушен. Поскольку у них не было достаточно денег на поездку всей семьи, Мунтазир решил поехать первым, а затем забрать к себе и семью.

Из Ливана морской путь в Европу стоит в два раза дороже, чем из Египта. Поэтому Мунтазир выбрал Абукир. «Если мы даже попадем в Европу, нам дадут лишь статус беженца. Или арестуют как нелегальных мигрантов. Но как же нам туда добраться, если не нелегально?» – разводит он руками. При этом Мунтазир является превосходным хирургом с многолетним опытом работы — профессия, в которой, как он надеется, нуждаются европейцы.

«Я просто хотел снова ходить в школу»

«Европейцы практически не оставляют беженцам из Сирии шансов добраться туда законными путями. Особенно Италия и Германия оказывают давление на Египет с требованием перекрыть для них морские пути», – говорит адвокат Насер. «Оптимальным решением этой проблемы стала бы готовность европейских стран принимать официально больше беженцев, а также помощь соседним с Сирией стран справиться с обустройством миллионов покинувших свою страны людьми», – считает он. «К этими беженцами обращаются как с животными. Но ведь это люди».

В полицейском участке в Абукире египетские власти к качестве жеста доброй воли предлагают пойманным беженцам депортацию без штампа в паспорте – в страну их выбора. Но на выбор предлагается лишь две страны — охваченная войной Сирия, из которой они бежали, или Ливан, который давно уже не справляется с огромным потоком беженцев. По некоторым оценкам, к концу года 40 процентов всего населения Ливана составят сирийские беженцы. В Германии такой процент составил бы 32 миллионов беженцев, а в Австрии – 3, 2 миллиона.

В углу полицейского участка сидит 13 -летний Ибрагим и смотрит в пространство. Это была его мать — та женщина, которую застрелила береговая охрана на лодке с беженцами. Ибрагим в этом время находился рядом с ней и видел, как она умирает. Он рассказывает об этом почти механически, как будто выстреливая слова из себя. Теперь у него остался лишь старший брат. Им обоим разрешили ненадолго покинуть полицейский участок – чтобы похоронить мать на кладбище в Абукире.

Чем Ибрагим хотел заниматься в Европе, если бы он вместе с матерью и братом сумел туда добраться, спрашиваю я. «Я просто хотел снова ходить в школу», – отвечает он коротко.

Комментарии 0