Среда обитания

Запрет Корана. А лавры чьи?

Авторы письма начальнику Главного управления по противодействию экстремизму МВД России Тимуру Валиуллину - глава ЦДУМ Талгат Таджуддин, председатель РАИС Фарид Салман Хайдаров и сотрудник РПЦ Роман Силантьев - заявили, что не причастны к запрету районным судом Новороссийска одного из переводов смыслов Корана (Эльмира Кулиева).Письмо действительно было, говорят они, но Кулиева, мол, запрещать не просили – наоборот, хотели защитить от возможных нападок со стороны Закона. Клубок противоречий, хитросплетений и странностей в этой истории разбирал «Ансар.Ru».

 

Письмо, ставшее, как предполагается, поводом для признания Корана в переводе Кулиева экстремистским, было направлено Тимуру Валиуллину 21 мая. Как следует из выдержек данного обращения, опубликованных СМИ в том же месяце, Талгат Таджуддин, Фарид Салман Хайдаров и Роман Силантьев ( также прозвучало имя Шафига Пшихачева ) обратились к начальнику Главного управления по противодействию экстремизму МВД РФ с просьбой изменить процедуру экспертизы и запрета мусульманской литературы. В частности, в новостях говорилось, что авторы письма предлагают выделить сборники хадисов, авторитетные толкования Корана, жизнеописание пророка Мухаммада, мир ему, и т.д. в группу книг, освобожденных от экспертизы и возможного последующего запрещения, создав так называемый «белый список».

 

Вроде бы нет и намека на столь скандальные прецеденты, как запрет перевода Корана. Речь в выдержках из письма исключительно о том, как защитить исламскую литературу, которая уже висит тяжелым грузом в «Черном списке» Минюста РФ, от дальнейших бездумных запретов всевозможными судами. Однако проходит всего три месяца, и выясняется, что очередной районный суд признает экстремистской очередную исламскую книгу, и не просто книгу, а перевод Священного для мусульман Корана.

Сразу после сообщений о данном запрете в «Газете.ру» появляется комментарий Романа Силантьева, в котором тот фактически указал на свою причастность к случившемуся.

«В этом году я был одним из подписантов письма в МВД... Мы приложили к этому письму список литературы, который не надо проверять на экстремизм. В частности, и переводы Корана. Однако при этом там было уточнено, что не все переводы Корана являются адекватными, есть переводы откровенно ваххабитские. И вот один из таких переводов Эльмира Кулиева сейчас запретили. В принципе как таковой проблемы традиционным мусульманам и науке это не доставит, поскольку очень много нареканий к качеству этого перевода и его идеологической направленности», - заявил он.

«Мы написали письмо в МВД, отметили, что перевод Кулиева ваххабитский. Теперь его запретили. Да и ладно» - таков в тезисах комментарий Силантьева.
Не удивительно, что данное сообщение было воспринято мусульманским сообществом весьма однозначно: очевидно, что в письме содержалась прямая «наводка» на книгу. И, видимо, как раз этой наводки обвинению хватило для того, чтобы признать труд Кулиева экстремистским: суд запретил перевод, как известно, без проведения психолого-лингвистической экспертизы.

Впрочем, через некоторое время Силантьев заявил, что этот его комментарий неправильно преподнесли и истолковали. И вообще, он и его товарищи по письму «просили все переводы Корана на русский язык внести в "белый" список литературы — в группу, освобожденную от экспертизы, в том числе и перевод Кулиева (!), хотя он и безграмотный», о чем сообщило РИА Новости.

«Мы обращались с тем, чтобы вывести из-под экспертизы религиозные книги, включая вот этот перевод Кулиева. Теперь нас обвиняют, что мы это спровоцировали. Это ложь», - повторил он эту же мысль в интервью «Большому Кавказу».

Проверить это заявление было затруднительно. К сожалению, полного текста письма в МВД не было опубликовано ни в мае, ни в сентябре, поэтому верующим и всем заинтересованным лицам пришлось довольствоваться фрагментами, которые посчитали нужным процитировать информагентства, и поверить в то, что запрет не был этим письмом спровоцирован.

Смущало только одно. «Исламовед» упорно продолжал называть в своих интервью перевод Кулиева «проваххабитским», имеющим «проваххабитскую ориентацию», сделанным «с целью пропаганды ваххабитских взглядов».

Зачем же Силантьеву, известному исламофобу, заявлявшему, что ваххабитов нужно убивать, просить начальника управления МВД оставить книгу с «такой» идеологией вне экспертиз и запретов?

Да и собственно говоря, не совсем понятно, какое вообще отношение имеет православный христианин, хоть и именующий себя экспертом, к созданию «белого списка» исламской литературы.

Между тем, вслед за Силантьевым от причастности к запрету перевода Корана открестились и другие участники инцидента.

Сначала поступило опровержение от председателя РАИС Фарида Салмана. Он высказался ясно: «Мы не просили запрещать перевод Кулиева. Это неправда».

А несколько позже это подтвердил и Талгат Таджуддин. После заявления, сделанного 1 октября председателем Совета муфтиев России Равилем Гайнутдином, о том, что СМР отказывается от участия в торжествах, устраиваемых ЦДУМ в честь 225-летия основания Оренбургского магометанского духовного собрания, по причине причастности главы ЦДУМ к запрету перевода Кулиева, на сайте ЦДУМ появилось опровержение, в котором Таджуддин категорически отверг все обвинения, назвав данные сведения «непроверенными слухами».

Мало того, Талгат Таджуддин вроде бы выступил в защиту всех переводов Корана на русский язык:

«Всецело разделяем обеспокоенность мусульманской общественности относительно порой некомпетентного истолкования содержания религиозной литературы со стороны правоохранительных органов и считаем не подлежащей квалификационной экспертизе основы основ мусульманского вероучения священного для нас писания – Корана».

В доказательство снова были приведены выдержки из обращения к Тимуру Валиуллину, в которых, как уже говорилось выше, не упоминается перевод Кулиева.
Вроде бы нет причин для сомнений в искренности недоумения главы ЦДУМ, если бы не одно «но». На следующий день, 2 октября (спустя 4 месяца), полную версию письма любезно разместил сайт «Интерфакс-религия», курируемый, как ни странно... Силантьевым. И, что интересно, оно было опубликовано за подписью одного лишь Таджуддина, тогда как изначально говорилось о коллективном письме.

Тем не менее «Ансар. Ru» изучил письмо. Оно делится на собственно обращение к Тимуру Валиуллину и приложение. В последнем имеется примерный список книг, которые запрещать, видимо, не рекомендуется: так называемые «Примеры адекватных традиционному исламскому вероучению изданий по категориям», труд Эльмира Кулиева в котором не указан.

Однако по окончании списка автор (авторы?) письма делает ремарку. Цитата:

«Единственным мерилом принадлежности издаваемой литературы остается экспертиза. Ведь даже классическая мусульманская литература может выпускаться с комментариями тех же ваххабитских авторов. Примером могут служить перевод смыслов и значений Корана, изданных на русском языке в Баварии (ФРГ), перевод смыслов Корана Э.Кулиева (ИД "Умма") или труд "Булуг аль-Марам" Ибн Хаджар аль-Аскалани (ИД "Умма") с комментариями саудовских, ваххабитских "ученых".

Полагаем, что экспертиза должна проводиться компетентными специалистами, среди которых обязательно должны быть мусульманские богословы. При этом важно сместить центр тяжести с психолого-лингвистической экспертизы на религиоведческую».

Таким образом, во-первых, нигде нет подтверждений словам Романа Силантьева о том, что эту книгу просили защитить от экспертиз и запретов, как он теперь заявляет. А во-вторых, автор письма упоминает перевод Кулиева явно в негативном свете, поставив его вне списка «адекватных изданий», да еще и называя переводчика «ваххабитом». А так, да. Действительно запрещать не просит.

Кстати, в июне из МВД пришел ответ, в котором, в частности, говорится: «Содержащаяся в Вашем письме информация и пожелания приняты к сведению». Стоит ли удивляться, что после этого книга оказалась "экстремистской"? Думаю, для управления по борьбе с экстремизмом определений перевода, данных авторами обращения, было вполне достаточно.

Возникает только один вопрос - где же в опубликованном письме подпись самого Силантьева? Или "известный исламовед" решил отдать все "лавры" председателю ЦДУМ?

Комментарии 1