Общество

Как французский еврей боролся за право дочерей на хиджаб

Двух родных сестер привлек Ислам, а их отец, французский либерал и по стечению обстоятельств еврей, столкнулся лицом к лицу с их религиозностью и последующим исключением из школы.

Лоран Леви, заядлый либерал и атеист, заметил кардинальные изменения в своих двух дочерях, но не придал им особого значения. Однажды, около двух лет назад, его девочки прекратили есть свинину. – «Никаких проблем», - сказал он. Потом они сообщили ему, что собираются поститься в священный для мусульман месяц Рамадан. Леви подумал, что его дочери занимаются самым естественным делом на свете. Когда его дочери, 19-летняя Лила и 16-летняя Алма, сказали ему, что будут поститься весь Рамадан, он не стал препятствовать. – «Это их право», - сказал он.

Через некоторое время сестры сказали отцу, что собираются молиться 5 раз в день. Отец подумал, почему бы и нет. Позже они перестали ходить на пляж и носить купальники, даже перестали пользоваться семейным бассейном. По вечерам они сидели и заучивали наизусть главы из Корана. Друзья и соседи были очень удивлены такими изменениями в этих веселых девушках. Со временем они стали одеваться в длинные одежды, даже летом, и носить толстые колготки.

Примерно год назад их превращение окончательно завершилось. Лила и Алма надели платок, покрыв голову. Через какое-то время они также стали закрывать подбородок и лоб. В школе они перестали общаться с мальчиками, разговаривали только шепотом между собой и дистанцировались от остальных. Они не ходили на уроки физкультуры, потому что посчитали спортивные костюмы чересчур откровенными.

Вскоре сестры Леви стали местным феноменом. Даже в Обервилье, пригороде Парижа, на них реагировали с изумлением. В последние годы в пригороде поселилось очень много иммигрантов-мусульман из Северной Африки, а парижане стали оттуда уезжать. По пятницам многие местные жители берут выходной и идут на молитву, молодежь не идет в школу.

По словам отца, его дочерей покорила мусульманская религия, а он оказался совершенно беспомощен перед этим. Всю жизнь он брезговал любыми религиозными убеждениями и обвинял их в невежестве. Он проповедовал секуляризм и присоединился к ультралевым движениям. В прошлом он представлял интересы исламских организаций, подавших в суд на актрису Бриджит Бардо за ее антиисламскую книгу.

Однажды сестер вызвали в кабинет директора школы, где они учились. Их внешний вид якобы провоцировал волнения среди студентов, и поэтому им надлежит одеваться как все, иначе их могут исключить. Девушки отказались. Школа направила их родителям письмо с призывом принять меры. Родители, находящиеся в разводе, вступились за дочерей, каждый по-своему – мать попыталась умерить их упорство, а отец поддержал их в борьбе.

Сестер временно отстранили от занятий. СМИ представили ситуацию как проверку светской системы на прочность, и история сестер Леви вскоре попала на заголовки. До отстранения от занятий им велели снять платок – власти школы заявили, что платок нарушает идею закона 1905 г. об отделении церкви от государства.

Сестры привели аргумент, что еврейские кипы в таком случае тоже нарушают закон. Но им сказали, что частичное прикрытие головы не противоречит идее отделения церкви от государства. – «Я злюсь. Они сказали нам, что мы должны показывать корни своих волос, мочки ушей и шеи. Но если мы сделаем так, то можно и вовсе не надевать платок – с таким же успехом можно просто держать его в руках».

В прошлую пятницу прошло заседание дисциплинарного комитета школы. В холле столпились журналисты с телекамерами. Обсуждение началось в 6 часов вечера и закончилось уже заполночь. В конце концов члены семьи Леви покинули зал. Выражения их лиц говорили сами за себя. «Это было не педагогическое обсуждение», - сказал один из учителей журналистам. – «Это было похоже на военный суд». Другой учитель с широчайшей улыбкой сказал, что было принято правильное и неизбежное решение. – «Мы решили исключить их из школы, потому что для внутреннего баланса во Франции необходимо, чтобы головной убор не закрывал волосы, уши и шею. Оказалось, что эти молодые мусульманки не желают демонстрировать эти части».

Поздно ночью семья вернулась домой. Леви был в ярости, а девушки плакали. «Они выкинули их как собак», - сказал Леви в интервью Haaretz спустя два дня. – «И это показывает, как низко пала Франция». По словам Леви, всю ночь он не мог заснуть, так же как и его дочки. Они читали аяты из Корана. – «А я гордился ими. Я воспитал своих детей в бунтарском духе, и я горжусь, что они идут по моим стопам».

С почти религиозным пылом Леви защищал право своих дочерей вести строгий мусульманский образ жизни. Даже будучи атеистом, он восхищается тем, что они выбрали такой образ жизни, который делает их счастливыми. Комитет слушал его, но не особо впечатлился. В конце концов, комитет решил исключить девушек, поскольку их необычный вид якобы нарушает светские ценности республики.

47-летний Леви родился в Тунисе в еврейской семье, и в молодости перебрался во Францию. Семья Леви уходит своими корнями к евреям-сефардам. Его отец был активистом иудейской общины Туниса. – «Что касается моих дочерей, они никогда не скрывали свое еврейское происхождение и даже гордились своим иудейским наследием».

Пятая республика обрубила их мятеж с наполеоновской жестокостью и поставила их перед тяжелым выбором – школа или платок.

«Мои дочери – не боевики, они не пытались обратить в Ислам других девочек в школе. Никто из членов дисциплинарного комитета об этом не упомянул, но все они требовали от девочек показать свои части тела. Эти люди стали аятоллами секуляризма. С каких пор, спросил я у них, людей имеют право принуждать к демонстрации своего тела? К моему сожалению, это было позорное зрелище. Никто из них меня не слушал, потому что исход был известен заранее».

Леви собирался найти вариант решения проблем своих дочерей с образованием, чтобы они могли сдать экзамены в бакалавриат, и чтобы Алма смогла закончить 11 класс. – «По крайней мере в университете никто не помешает им покрыть голову».

Тем временем политический истеблишмент вздохнул с облегчением. Левые и правые принялись восхвалять решение школы об исключении двух сестер. Лидер социалистической партии Франсуа Холланд с энтузиазмом воспринял решение школы: «Мы живем в светской стране, и платок в школьных помещениях не разрешен».

В свете растущей нервозности насчет Ислама во Франции дело сестер Леви демонстрирует, насколько расширилось влияние Ислама в стране. Французов пугает не только Ислам, а вообще любая религия, которая поднимает голову и угрожает размыть светские принципы республики.

Леви поддерживал ношение головных уборов в школах еще до того, как его дочери стали набожными мусульманками. По его словам, со временем он научился ценить тот путь, который они прошли, и силу, которая потребовалась им для этого.

На одной из полок в своем рабочем кабинете Леви хранит фото дочерей с непокрытыми головами. Несмотря на яростную борьбу, которую он ведет, Леви не скрывает своего стресса. Но он всячески старается не обидеть дочерей, ведь государство их уже обидело.

Автор: Дэниэл Бен Саймон

Комментарии 0