Общество

«Аллах не любит расточительных»

Фазлун Халид, основатель эко-исламского движения

Не достаточно просто молиться за улучшение окружающей среды, нужно еще и бороться за это, говорит Фазлун Халид, основатель эко-исламского движения. Он уверен, что религия может помочь в сохранении планеты.


- Господин Фазлун Халид, каждые три года около десяти миллионов индусов купаются в реке Ганг. Каждый год три миллиона мусульман отправляются в Мекку. При всём уважением к этим ритуалам создается ощущение, что быть религиозным – это не очень дружелюбно по отношению к окружающей среде. Как вы думаете?

- Религиозные традиции существовали задолго до современности, до индустриальной революции. Нет доказательств того, что паломники являются причиной глобального загрязнения окружающей среды или негативных экологических последствий. Сегодня люди практикуют то же, что их предки практиковали веками, только с той лишь разницей, что мы живем в век развитого транспорта и массовых коммуникаций. Конечно, когда много людей оказываются одновременно в одном и том же месте, вероятность загрязнения экологии существует. Но это не длительное влияние на природу. А что делает общество с массовым туризмом – одной из самых быстрорастущих индустрий, транспортирующих миллионы людей в экологически чувствительные места по всей земле? Его влияние на окружающую среду гораздо выше, чем у паломников.

- Вы называете своей целью защитить окружающую среду при помощи ислама. Как вы намерены этого добиться?

- В Коране заложены основные этические принципы человечества. И они подтверждены конкретными действиями Пророка (мир ему). Например, в Коране совершенно ясно сказано в Суре 6, аят 141: «Аллах не любит расточительных». Этот аят был подтвержден примером Пророка, когда он сделал замечание одному из своих сподвижников за то, что тот вылил воду, которая осталась после принятия им омовения. Пророк велел ему вернуть остатки воды обратно в реку, чтобы другие люди, кому нужна вода, смогли ее использовать ниже по течению.

- В 1994 вы основали в Англии Исламский Научный центр по Экологии и Охране Окружающей Среды (IFEES). До этого вы работали в Министерстве Внутренних Дел в Соединенном Королевстве. Что заставило вас оставить работу политика и заняться религией и окружающей средой?

- Нельзя сказать, что какое-то конкретное событие повлияло на мое решение. Если коротко: я родился на Шри-Ланке в 1932 и приехал в Соединенное Королевство в 1953 для вступления в Военно-воздушные силы Великобритании. Я хотел стать авиационным инженером. После того, как я оставил армию в 1962, я какое-то время занимался проблемами трудовых мигрантов и зачастую нещадно их эксплуатировавших работодателей. Это вовлекло меня в политику, и я решил оставить карьеру инженера, и заниматься чем-то, что приносит пользу людям.

В те годы я посещал собрания, организованные Всемирным Фондом Дикой Природы. На одном из таких собраний в начале 80-х меня спросили: а что говорит ислам об окружающей среде? У меня не было ответа на этот вопрос, но он стал толчком для поиска знаний на эту тему. Я общался со студентами, изучающими Коран, и известными исламскими учеными. Но ни один из них не смог дать мне исчерпывающей информации на этот счет. Поэтому я ушел из Министерства внутренних дел и начал узучать в университете основы исламской концепции защиты окружающей среды. В 1994 я основал Исламский Научный центр по Экологии и Охране Окружающей Среды (IFEES). С этой благотворительной организацией мы работаем, к примеру, со студентами религиозных учебных заведений в Индонезии над программой по посадке лесов.

- Одним из ваших главных успехов был проект на восточноафриканском острове Занзибар. Расскажите об этом?

- В 1999 году мне позвонил координатор международной благотворительной организации «CARE International» в Занзибаре. Рыбаки больше не могут прокормить свои семьи, рассказал он. Причиной тому были истощающиеся природные ресурсы. Поэтому рыбаки кидали динамит в коралловые рифы для получения улова. Мы поехали к ним и провели двухдневный научно-технический семинар, основанный на Коране. В течение 48 часов мы достигли того, что международная организация не смогла сделать за 4 года – остановить рыбаков от взрывания коралловых рифов.

- Но что именно заставило рыбаков изменить свое мнение?

- Один рыбак сказал мне: мы должны подчиняться законам Создателя, так как мы часть Его создания, но мы не должны подчиняться законам правительства. Конечно, мы не побуждаем людей идти на нарушение закона, но уроки Корана могут иметь мощное и незамедлительное влияние на людей.

- Вам сейчас 80 лет и вы до сих пор работаете над популяризацией эко-ислама. Откуда вы черпаете свою энергию?

- Я не знаю. Возможно, в том, что я верующий и мне нужно касаться лбом земли 5 раз в день. А, может быть, моя сила в семи славных внуках. Мне была завещана прекрасная зелёная планета – и я хотел бы оставить её своим внукам в лучшем состоянии, чем я застал её. «Что я оставляю после себя своим детям и внукам?» – это вопрос, который мог бы сделать каждого из нас защитником окружающей среды. В Коране, Сура 40, аят 57, сказано: «Воистину, сотворение небес и земли есть нечто более великое, чем сотворение людей, но большинство людей не знает этого». И это действительно так, хотя Аллах и наделил нас, людей, особенным положением благодаря нашему интеллекту. Но мы должны понять, что каждый наш поступок отражается на других людях и вещах. Если я вырублю одно дерево здесь, в Англии, кто-то, скажем, в России ощутит на себе последствия этого; или если кто-то в Китае посадит дерево, кто-нибудь в Европе получит от этого пользу. Мы должны изменить наш образ жизни, так как последствия современной жизни глобальны и летальны. Мы должны уменьшать выбросы углекислого газа в воздух, меньше расходовать топливо, меньше путешествовать. Если же мы будем продолжать жить так, как до сих пор, мы получим то печальные последствия – это станет формой коллективного суицида.

Английский вариант интервью
опубликован на сайте dw.de

Комментарии 0