Общество

Лирическое путешествие в Дагестан в поисках самого себя

Дагестан считается наиболее мусульманским регионом в России

Что делает Кавказ и что делать с Кавказом? - есть ли горячее вопрос в России? Сотни экспертов исследуют регион, пишут аналитические статьи и докладные записки. Журналисты ставят свои возбужденные диагнозы, далекие от «тела больного». Лозунг «Хватит кормить Кавказ» отодвинул на второй план кормежку коррупции. Политолог и постоянный автор WordYou.ru Шамиль Султанов совершил поездку по Дагестану и сформулировал свой рецепт возвращения региона к нормальной жизни.

Однажды у Пророка (с.с) спросили: «Кто попадет в рай?». Пророк Мухаммад (с.с.) ответил: «Из ста мусульман – один». Есть еще более драматическая версия этого хадиса, где говорится только об одном из тысячи.

Пророка (с.с) не спросили: «почему так произойдет?». Но в другом хадисе наш Пророк частично ответил на этот невысказанный вопрос. «Уже скоро другие народы обрушатся на вас подобно тому, как обжоры набрасываются на миску с едой». Кто-то спросил: «О, Посланник Аллаха, не будем ли мы тогда малочисленны?». Пророк (с.с) ответил: «Нет, вы будете многочисленны, но вы будете подобны илу в бурном потоке. Аллах уберет из душ ваших врагов страх перед вами, а в ваши сердца вселит слабость». Кто-то спросил: «О, Посланник Аллаха, какую слабость?» Пророк (с.с.) ответил: «Любовь ко всему мирскому и боязнь смерти».

Обратите внимание – Посланник Аллаха, говоря о будущем духовном кризисе уммы, упоминает не столько внешние, сколько внутренние причины.

И каждый второй, тоже герой, в рай попадет?…

…Есть понятие в современном российском политическом лексиконе – «мусульманский регион». На самом деле это, конечно, некий эвфемизм, в чем можно убедиться на примере Дагестана, который считается, возможно, наиболее мусульманским в России. Хотя можно было бы рассмотреть и пример Татарстана, или Башкортостана, или Кабардино-Балкарии и др.

Чтобы облегчить дальнейшие расчеты, будем считать, что в Республике Дагестан мусульман три миллиона. Так вот, по мнению самих дагестанских аналитиков, около 60% дагестанских мусульман – это так называемые «секуляризированные мусульмане». Или «светские мусульмане», или «мусульманоподобные секуляристы». Или, как их называют в самом Дагестане «мусульмане по имени». Их поведение, мышление, язык скорее соответствуют, как бы мягче сказать, образу жизни среднестатистического секуляриста, чем примеру Пророка (с.с) и его асхабов.

Далее, около тридцати – тридцати пяти процентов дагестанских мусульман – это сторонники традиционного Ислама. Что такое «традиционный, российский Ислам» я, правда, до сих пор не очень понимаю. Но, скорее всего, речь идет о мусульманах, которые соблюдают ритуал: придерживаются пяти основных канонов, обязательно делают намаз, стараются вести образ жизни, соответствующий шариату и примеру Пророка (с.с) и т.д.

Оставшиеся от пяти до десяти процентов – это различного рода фундаменталисты (назовем так нейтрально).

Если мы возьмем то соотношение, о котором гласят приведенные в самом начале хадисы, то получится, что из нынешней дагестанской уммы в джаннат попадут в лучшем случае тридцать тысяч мусульман. А в наиболее драматическом варианте – только три тысячи. Из трех миллионов.

Три шага в сторону рая

Драматический итог, но может быть и закономерный. Посланник Аллаха однажды сказал: «После моей смерти в Исламе появятся семьдесят три течения, и только одно будет правильным».

Кто может сказать, например, в том же Дагестане, что он входит в это одно – из семидесяти трех – правильное течение, а, следовательно, и может оказаться среди этих тридцати или трех тысяч достойных?

На самом деле ситуация по настоящему трагическая. Я лично считаю, что для прорыва из этого, казалось бы, безвыходного положения, нужны, в любом случае, три обязательных шага.

Первый шаг – это честность. И, прежде всего, честность по отношению к самому себе. Пророк (с.с.) говорил: «Даже когда я шучу, говорю правду». В этом хадисе важно обратить внимание не только на то, что Посланник Аллаха всегда говорил правду, а еще и на то, что он всегда осознавал, что говорит правду.

На самом деле честность по отношению к самому себе – крайне тяжелая и неприятная вещь. Какое количество людей из вышеупомянутых 60% могут честно сказать себе: «Да, я не соответствую критериям мусульманина или мумина, которые воплощены в образе Пророка и поэтому я обречен – и в этой жизни, и в последующей».

Вот что рассказывают о шейхе Джамалутдине аль-Кумухи аль-Хусайни, который жил на территории нынешнего Дагестана. В его время дома строились из дерева. Однажды в Ускударе случился большой пожар. Все убегали из своих жилищ и просили шейха Джамалутдина покинуть свой дом и спастись. А он спокойно отвечал: «Мой дом не загорится. Этот дом построен на деньги, которые я заработал, на мои собственные деньги. Никогда не загорится дом, который построен на честные деньги».

Второй шаг. После достижения честности по отношению к самому себе, необходимо осознать свое скрытое, изощренное, внутреннее лицемерие, которое всегда связано со слабостью, недостатком личностной воли. И, прежде всего, воли к получению действительного знания. Мусульманин может быть последователен в соблюдении внешних обрядов и предписаний. Но задайте ему несколько простых вопросов о взаимосвязи его личности и его знания. Почему, например, во время азана четыре раза произносится «Аллаху акбар!, а не три, или пять, или семь раз? А почему во время икамата только два раза? Что означает «Ассаляму алейкум!» лично для тебя и именно в этой ситуации? Если он обидится на эти вопросы, то обидится его внутреннее лицемерие. Если он честно скажет, что не знает, то, следовательно, уже приближается к семьдесят третьей группе.

Главным препятствием на пути к осознанию собственного, скрытого лицемерия является ложное самомнение. Однажды замечательный шейх суфизма Абу Саид Мейхенский пришел в гости к какому-то амиру. Слуга не узнал шейха, и спросил, как его представить. Тогда Абу Саид сказал великие слова, напоминающие очень многим современным мусульманам их реальное место в этой скоротечной жизни: «Я – никто, и зовут меня – никак». Сколько, интересно, человек в Дагестане, смогут повторить слова Абу Саида Мейхенского?

Люди, которых дрессирует внешняя, материальная жизнь, не осознают и не замечают, куда ведет их внутреннее лицемерие. Но еще больший трагизм в том, что они и не хотят этого осознавать.

Однажды имам Шамиль шел через лес, где рубили деревья. Вдруг имам увидел огромное, уникальное, не похожее на других своими формами и скрученностью, но прекрасное своей изначальной природной мощью дерево. Он послал одного из своих мюридов узнать, почему это дерево не срубили. «Оно бесполезно, – ответили дровосеки, – из него ничего нельзя сделать».

Шейх Шамиль тогда сказал своим ученикам: «Учитесь у этого великого дерева. Взгляните, все эти соседние деревья погибли, они были прямые и стройные, они очень гордились собой. И они кому-то понадобились. Не становитесь товаром, не становитесь вещью, иначе вас будут использовать, продавать и покупать».

Третий шаг – осознание, именно осознание необходимости большого джихада против собственных пороков и недостатков. «Не может быть малого джихада без большого!».

Вопрос, однако, в определении того, какой внутренний недостаток именно сегодня является важнейшим, без искоренения которого борьба с другими отрицательными чертами неэффективна и даже бесполезна? На самом деле, этот ключевой порок настолько грациозно запрятан, настолько скрыт, настолько незаметен, что именно его по настоящему можно назвать хитроумным шайтаном, который представляет собой именно сегодня важнейшее испытание для настоящего мусульманина.

Речь идет об удушающей, смертельной обусловленности, вызванной тотальным подражательством. Возьмите любого человека, снимите с него – слой за слоем – все наслоения, все наросты, все результаты бессознательного подражательства. И что останется? Останется отдрессированный и постоянно дрессируемый внешними обстоятельствами биоробот. Когда Фридрих Ницше утверждал: «Человек есть нечто, что должно превозмочь», он имел в виду, что настоящим человеком можно назвать только того, кто бесстрашно, используя сверхусилие, преодолевает в себе самом своего биоробота.

Креативность ислама

…Аллах (с.т.) милосерден и Его многочисленные – скрытые и открытые – знамения постоянно направляют верующих на путь Истины. Вопрос только в том, почему мы не замечаем эти знамения?

На нашей планете огромное, бесконечное количество деревьев. На этих деревьях – неисчислимое количество листьев. И вот оно ясное знамение Всевышнего: нигде и никогда вы не найдете двух одинаковых листочков. …Ислам глубочайшим образом креативен, и поэтому требует от каждого мусульманина уникальной, неповторимой, осознанной жизни.

…Самое лучшее оружие против шайтана – безупречная внимательность, которая и ведет к неповторимости личностного осознания, осуществлению своего уникального смысла жизни.

Комментарии 1