Общество

Паранойя довела Сулейманова до прокуратуры

Человека помешанного на ваххабитах – Раиса Сулейманова вызвали в прокуратуру. Он после терактов в Казани в июле прошлого года стал главной «говорящей головой» для федеральных медиа. На протяжении многих месяцев он неутомимо пугал власти и население, выступая с мрачными прогнозами о бурном развитии исламского радикализма в Татарстане. Эксперты «БИЗНЕС Online» считают, что внимание силовиков к фигуре Сулейманова вызвано тем, что его многочисленные громкие заявления достигли критической отметки.

РАЗБОР ПОЛЕТОВ

Итак, хроника событий предельно тривиальна: руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов в минувший вторник был вызван в прокуратуру Татарстана, где дал объяснения помощнику прокурора республики, младшему советнику юстиции Сайяру Зиятдинову.

Как выяснилось из сообщения прокуратуры, ей был проведен анализ и проверка достоверности информации о распространении радикального ислама в регионе, притеснениях мигрантами коренного населения, а также наличии в республике военного лагеря ваххабитов. Комментарии Сулейманова в материалах СМИ о ситуации в селах Шумково и Курманаево, деятельности «моджахедов Татарстана» и сторонников экстремистской организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» насторожили надзорное ведомство.

Как сообщили городу и миру в прокуратуре, в ходе проверки публикаций Сулейманова «установлена их голословность, оперирование заведомо недостоверными сведениями, отсутствие обоснования выдвигаемых предположений о развитии ваххабизма в республике какими-либо фактами либо придание преувеличенного значения отдельным фактам проявления экстремизма при заведомом умолчании о действиях правоохранительной системы по их пресечению».

Кстати, помимо прокуратуры, в августе свое мнение о высказываниях Сулейманова выражали и другие силовые структуры. Так, в МВД Татарстана заявили, что не располагают информацией о военно-тренировочных лагерях экстремистов, о существовании которых заявлял Сулейманов. В УФСБ РФ по Татарстану заявили, что каждый волен утверждать что угодно, но должен помнить об уголовной ответственности за распространение недостоверной информации.

В итоге, прокуратура после «беседы» вынесла предостережение эксперту «за экстремизм». Для знающих устройство системы людей, это означает, что машина запущена. Сулеймановым занялись вплотную.

А теперь стоит сказать несколько слов о том, как, собственно, на информационном поле РТ появился Сулейманов, анфан тэррибль («ужасный ребенок») местного исламоведения.

ПОД НАЧАЛОМ ГЕНЕРАЛА

Произошло это довольно неожиданно и при довольно любопытных обстоятельствах. До весны 2011 года Сулейманов тихо преподавал в казанских вузах и о нем особо никто не знал. Его многочисленные оппоненты в республике подчеркивают, что будущий эксперт по исламу в аспирантуре специализировался на теме «иудаика и израилеведение». Однако Сулейманов пытался позиционировать себя и как исследователь процессов, происходящих в мусульманской общине Татарстана, и опубликовал на эту тему несколько статей.

Однако все поменялось после того, как он возглавил открывшийся в Казани Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований. Если верить информации на официальном сайте центра, то в его задачи входит анализ актуальных международных и военно-политических проблем, социально-политической и экономической ситуации в странах ближнего зарубежья. РИСИ также занимается прогнозированием развития событий в отдельных странах и регионах, которые могут привести к кризисным ситуациям.

Само по себе открытие РИСИ в Казани в 2011 году вызвало большой интерес политизированной общественности и ученых-гуманитариев. Было ясно, что структура непростая – уже хотя бы потому, что ее возглавляет бывший генерал спецслужб.

На открытие казанского центра РИСИ приехал директор института Леонид Решетников. И прямо на презентации выдвинул претензии к казанским СМИ, которые представили его как генерал-лейтенанта Службы внешней разведки (СВР). «Я хочу добавить, что уже два года, с середины апреля 2009 года, не работаю во внешней разведке. Но я действительно являюсь генерал-лейтенантом разведки в запасе. С 2009 года указом президента России я назначен директором РИСИ», — рассказал Решетников и добавил, что институт намерен анализировать текущие процессы и докладывать президенту России и федеральному правительству о влиянии внешних сил на ситуацию в Поволжье.

ПРОГНОЗЫ: СБЫВШИЕСЯ И НЕСБЫВШИЕСЯ

В деятельности Сулейманова, пожалуй, больше всего вопросов вызывает именно внешняя сторона его деятельности. С одной стороны, РИСИ позиционируется как исследовательская структура (впрочем, о результатах этой работы мало что известно), с другой, руководитель ее казанского филиала явно делает упор на громкие публичные заявления. Многие из них выглядят, мягко говоря, довольно странно. По крайней мере, для татарстанцев. Впрочем, читатель сам может их оценить (благо в интернете много ссылок на статьи и интервью эксперта).

К примеру, в одном из интервью прошлого года на фоне покушения на муфтия Илдуса Файзова Сулейманов заявил буквально следующее: «Могу сказать, что в Чечне куда более безопасно, чем в Татарстане. Гулять по Грозному куда спокойнее, чем иногда по Казани. Увы, это так».

Помимо оценки ситуации, Сулейманов периодически выдает прогнозы, которые как будто специально рассчитаны на эпатаж публики.

Осенью прошлого года он ни много ни мало заявил, что в Татарстане готовилось покушение на президента Владимира Путина: «Поездка (Путина – прим. ред.) включала посещение Дня республики и гуляния в парке Черное озеро. Как мы видим, этого не было. Почему? Потому что никто не мог обеспечить безопасность. А террористы планировали взрыв. 20 августа на трассе Зеленодольск-Казань подорвалась машина с террористами. Они оказались дилетантами, поэтому неправильно изготовили бомбу, в результате сами же подорвались. То, что они стремились к 30 августа ее заложить, это очевидно. Во-вторых, тот же перенос визита теперь уже на неопределенный срок патриарха Кирилла. Это тоже связано с неспособностью обеспечить безопасность. Что в такой ситуации говорить о простых жителях республики».

Дальше – больше: Сулейманов предрекает Казани целую серию терактов, но его тревожный прогноз вновь не сбывается: «Просматривается определенная закономерность. Террористы находятся в ожидании следующих праздников. Какой ближайший праздник? Новый год. Думаю, они постараются что-то сделать в местах массового скопления людей. Они могут устроить провокацию, к примеру, в торговых центрах, если не вмешаются вовремя силовики».

А в другом интервью Сулейманов заявил, что события в Татарстане вскоре будут развиваться по сценарию конфликтов на Северном Кавказе: «Татарстан последовательно превращается в нечто подобное Дагестану на Волге. Те события, что происходили на Северном Кавказе 10 — 15 лет назад, как под копирку повторяются в Поволжье. Там тоже совершался отстрел и взрывы и рядовых имамов, и муфтиев, придерживающихся традиционных для этого региона течений ислама. В итоге сегодня на Кавказе сформировалась сеть временных и постоянных лесных подполий, а теракты стали настолько обыденным явлением, что уже никого не удивляет, если в соседнем квартале произошел взрыв. Сегодня то же самое происходит на Волге».

После того, как стало известно, что Файзов покидает свой пост, Сулейманов стал утверждать, что сейчас имя бывшего муфтия «будет очернено, из него сделают «козла отпущения» и отправят в ссылку в Турцию. Фигура Камиля Самигуллина в этом отношении как преемника должна была, по мнению Сулейманова, стать шагом навстречу религиозным ортодоксам накануне Универсиады. В своих статьях Сулейманов вновь поднимал тему ваххабизма и приводил весьма неожиданные прогнозы развития событий: «Больше всего огорчает то, что и на федеральном уровне уже слышны тезисы о необходимости диалога с ваххабитами в Татарстане. Все это заставляет предполагать, что в Москве уже смирились с потерей республики, которую все чаще называют мусульманской (хотя условных мусульман здесь не больше половины), и готовы сдать ее исламистам».

Также среди ярких заявлений Сулейманова – утверждение о том, что учения радикального толка активно проповедуются среди заключенных в СИЗО, односторонний спор с Гейдаром Джемалем, который свел причину прошлогодних терактов в Казани к финансовым разборкам и «беспределу силовиков». Что касается ситуации в селе Курманаево, которая и стала предметом спора, вот лишь небольшой отрывок из репортажа Сулейманова, который сам побывал в Нурлатском районе: «Возмущение и страх в селе стали расти с сентября 2012 года, когда на родительском собрании в школе распространилась информация: таджикские подростки начали грозить своим сверстникам: «Здесь скоро будет второй Таджикистан, а если пикнете, то вас всех перережем». Эти слова курманаевцы восприняли всерьез: таджикских ребят уже видели ходящими по селу с кинжалами. Одновременно участились драки, угрозы и приставания к девочкам».

После интернет-конференции в газете «БИЗНЕС Online» с руководителем департамента внутренней политики аппарата президента Татарстана Александром Терентьевым, который сообщил о том, что 3% мусульман во время опроса признали себя салафитами, Сулейманов неожиданно заявил в интервью «АИФ» о том, что, по его оценке, в Татарстане находится около 3 тыс. радикальных исламистов. Из них, по его словам, «100 — 120 человек реально готовы взяться за оружие, а остальные в большинстве своем будут поддерживать материально, морально или через протестную активность на улицах в форме митингов, пикетов или бурным комментированием в интернете».

«В ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИИ МНОГОЕ ПРИТЯНУТО ЗА УШИ...»

Теперь вернемся к произошедшему на нынешней неделе. Корреспондент «БИЗНЕС Online» обратился к самому Сулейманову, чтобы узнать его версию случившегося:

— В предостережении, опубликованном прокуратурой Татарстана и адресованном мне, некоторые факты притянуты за уши. Например, по ситуации в деревне Курманаево, одна из первых публикаций на эту тему была моя. Через некоторое время после публикации, когда уже начался шум, прокурорские работники выезжали в Курманаево. В предостережении они пишут мне, что в своей публикации я указываю пять таджикских семей, которые живут в деревне, а сотрудники прокуратуры насчитали четыре семьи. По версии прокуратуры я преувеличиваю проблему. Сотрудники прокуратуры сообщают также о том, что общались с местными жителями, которые уверили их в том, что ничего мне не рассказывали. Но прокурорские не учли один важный факт: сразу после публикации моей статьи, еще до приезда проверяющих из прокуратуры, глава района и сельское начальство собрали местных жителей в здании школы и соответствующим образом провели профилактическую работу. На это помощник прокурора Зиятдинов только улыбнулся.

По той же логике меня спрашивали о военном лагере ваххабитов, мол, с чего я взял, что он вообще существует, мы не обнаружили его в лесу. Хотя на видео, опубликованном в интернете «моджахедами Татарстана», видно, что оно снято явно не в городском парке. Интересно, как они искали этот лагерь. Неужели прокуратура объездила все леса закамского региона? Даже Сафаров в своей книге пишет о предшествующих событиях в Нурлате 2010 года, что в районе деревни Старое Аметьево тоже был военный лагерь.

Я более чем уверен, что ряд высокопоставленных чиновников, отвечающих за внутреннюю политику Татарстана, сознательно пошли на то, чтобы использовать в качестве инструмента давления прокуратуру с тем, чтобы бороться не с проблемами, о которых я пишу, об этно-религиозном экстремизме, а с теми, кто пишет об этих проблемах, в данном случае со мной. Это свидетельство их собственной несостоятельности и желание «погрозить пальчиком» письменно

 Интересно, что скажет о всей этой ситуации находящийся сейчас в отпуске Кафиль Амиров.

«ЗАЯВЛЕНИЯ О ТОМ, ЧТО РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМ НАБИРАЕТ ОБОРОТЫ – ФИШКА СУЛЕЙМАНОВА»

Комментарии 1