Общество

Площадь Египта измеряется Тахриром?

На акции протеста египтяне ходят вместе с детьми

После военного переворота, в результате которого был свергнут законный президент Египта Мухаммед Мурси, Каир стал похож на сплошной блок-пост. Весь город заполнен солдатами и полицейскими, бдительно следящими за тем, чтобы сторонники Мурси не собирались на акции протеста. Автозаки и бронетранспортёры охраняют государственные объекты и церкви по всей столице. Наш специальный корреспондент в Каире Раяна Ольга Черных проехала по самым известным местам города, чтобы запечатлеть сегодняшний Каир и ее жителей.

Конец Тахрира

Свой маршрут я начала с символа египетской революции – площади Тахрир. Именно сюда 25 января 2011 года начали выходить люди с требованием отставки тогдашнего президента страны Хосни Мубарака. В последствии Тахрир стал именем нарицательным для многих египтян, для которых это место ассоциировалось с надеждой на перемены и верой в свободу. Когда 30 июня 2013 года на эту же площадь в центре города вышли противники президента Мухаммеда Мурси с требованием его отставки, стало понятно, что надежды людей не оправдались, а страну ждут нелёгкие времена.

Сегодня Тахрир представляет собой место дислокации сторонников действующей в стране военной власти и, в частности, генерала аль Сиси. Весь периметр площади окружён бронетранспортёрами, на которых располагаются военные и полицейские.

Они смеются, ведут дружеские беседы, обедают – со стороны это всё больше напоминает какую-то дружескую встречу в Down Town, если бы не БТРы и колючая проволока вокруг. Снимать военных я не решаюсь, вспоминая историю про моего друга и коллеги из Польши Мартина Мамоня, который был арестован в Александрии и только вмешательство польского МИДа избавило его от обвинения в шпионаже.

 

Зато мне удаётся сделать несколько кадров непосредственно самой площади. Раньше я видела Тахрир только на фотографиях мировых информационных агентств. Заполненная людьми, площадь действительно представляла собой место зарождения надежд целого народа на будущее и перемены. Сегодня же это место напоминает скорее кадры из фильма про пост-апокалипсис: кое-как собранные палатки, понурые люди, снующие туда-сюда, и грязные, потрёпанные транспаранты, поддерживающие генерала аль Сиси и армейское правительство.

К слову, на площади Тахрир можно купить портреты самого генерала. Я даже видела, как несколько египтян воспользовались этим заманчивым предложением.

Я спрашиваю своего переводчика, что эти люди тут делают? Зачем им транспаранты и против чего они «против» или за что они «за»? Он отвечает, что таким образом манифестанты выражают поддержку военным и лично аль-Сиси, и протестуют против вмешательства во внутренние дела страны правительства Соединённых Штатов. «А разве США каким-то образом вмешиваются во внутренние дела Египта?» – удивляюсь я. «Ну да, они ограничили финансовую поддержку египетской армии», – улыбается мой спутник.

Дорогой протеста

С площади Тахрир мы направляемся на площадь Рамзес, где 17 августа этого года произошли столкновения оппозиции с полицией и внутренними войсками, которые закончились вооружённым нападением последних на мечеть Аль – Фатха и массовыми арестами протестующих.

Сегодня мечеть Аль – Фатха закрыта, вокруг неё расположились продавцы всевозможными безделушками, и я совершенно не узнаю место, за которым сутки следила в прямом эфире телеканала Аль – Джазира. Вот только автозаки, несколько БТРов и бронированные полицейские машины, выстроившиеся вдоль проезжей части, не дают забыть, что в стране уже несколько недель действует особое положение.

Запечатлеть площадь Рамзес практически невозможно – военных очень много и снимать их запрещено. Поэтому приходится фотографировать тайком, издалека.

Поэтому мы решаем взять такси и попробовать проехать по эстакаде, чтобы сделать несколько фотографий происходящего.

 

Когда мой переводчик начинает осторожно объяснять таксисту, куда и зачем мы хотим проехать, пожилой араб вдруг охотно соглашается и  начинает рассказывать о том, как он и вся его семья участвовала в протестах на площади Аль – Рабия.

- Мы приходили на Рабия всей семьёй. Во время Рамадана я проводил там ифтар, мы все вместе молились на таравих. Когда 16 августа началась стрельба по протестующим, я тоже был там. Я помогал выносить раненых и мёртвых – их было так много, что мне даже трудно назвать точную цифру. Сначала мы носили мёртвых и пострадавших в мечеть Рабиа-аль-Адавия и стоящее рядом здание, которое приспособили под госпиталь. Потом мы возили людей в мечеть Иман, недалеко от Рабии, где – клянусь Аллахом! – ногу некуда было поставить, столько лежало завёрнутых в белые саваны людей.

На этой фотографии здание строительной фирмы Al Mukavilun, где  содержали раненных на пл. Рамзес. Директор фирмы Осама аль Хусейн утверждал, что поджигали здание с военных вертолётов.

 

«Сними обувь и склони голову, проходя здесь, – эта земля пропитана кровью свободных мусульман»

С площади Рамзес мы направляемся в сторону аль Рабия. По дороге наш водитель рассказывает, что сегодня в городе должен состояться массовый протест. Люди уже договариваются выйти на улицу, но ещё никто не знает, куда конкретно. Поэтому военные и полиция стягивают силы во все возможные места проведения протестов. По слухам, уже оцеплены несколько крупных площадей – все места былой «боевой славы» и несколько крупных улиц. По словам таксиста, таким образом военные пытаются выставить протестующих агрессорами, от которых горожан нужно обязательно защищать, используя специальную технику. Многие египтяне в это верят и считают военных защитниками и освободителями нации.

Через некоторое время мы подъезжаем к площади Аль – Рабия, и я осторожно пытаюсь сделать несколько фотографий. Здесь так же много военных и полицейских, кое-где дорога перекрыта. Мечеть и близлежащая больница,  также называющаяся Рабия, в которой оказывалась помощь пострадавшим при разгоне людям, закрыты на ремонт. После брутального разгона демонстрантов мечеть была серьёзно повреждена.

А больница и вовсе сожжена. Вместе с раненными и погибшими внутри. Говорят, что подожгли его военные.

Вечером, возвращаясь домой через Аль – Рабию, мы замечаем на мечети большой транспарант, где по- арабски написано اخلع حذائك و احن رأسك و انت تمر من هنا، هذه الارض مروية بدماء أحرار المسلمين, что значит «Сними обувь и склони голову, проходя здесь – эта земля пропитана кровью свободных мусульман». Плакат с этой надписью периодически то возникает, то исчезает, напоминая египтянам о страшных событиях 16 августа 2013 года.

Пропитанные кровью ковры в мечетях

Мы подъезжаем к мечети Иман. Тут  тоже полным ходом идёт ремонт – меняют ковры внутри мечети, а верующие временно молятся снаружи.

- Видишь, – говорит мне таксист,  – ковры меняют. Это потому что после расстрела демонстрантов тут всё было пропитано кровью насквозь. Я помню, сколько тут лежало мешков с мёртвыми людьми. И погибших всё приносили и приносили. Я слышал, как врачи, помогающие раненым, говорили про 3000 погибших. Я не могу утверждать, что это правда – по телевизору вчера сказали, что погибло около 1000 человек. Но я своими глазами видел эти бесконечные ряды белых саванов. Их было так много, что я до сих пор не могу спокойно об этом вспоминать.

Я спрашиваю таксиста, имеет ли он отношение к ихванам. Он отрицательно качает головой. Мужчина говорит, что выборы в Египте были первыми свободными и легитимными, что с приходом Мурси жизнь действительно стала налаживаться. А теперь он боится лишний раз сказать что-то хоть отдалённо отличающееся от официальной позиции, потому что в стране процветает доносительство и аресты несогласных с военным режимом. И этот протест не политический, он – народный, особенно подчёркивает мой собеседник. Речь идёт уже не о Мурси или о «Братьях», речь идёт о будущем целой страны.

-  Большинство людей, которые были на площади Рабия, которые сегодня выходят на улицу, не поддерживают никакую политическую партию или идеологию. Они просто устали жить при диктатуре Мубарака, они почувствовали, что такое свобода и не хотят возвращаться обратно. Никогда военные не были хорошими правителями и никогда не будут. Они преследуют свои личные интересы, им плевать на людей.

«Я из Украины. Добро пожаловать в Египет!»

Попрощавшись с водителем, мы направляемся в район Мединат Наср, где совершенно случайно встречаем протестующих, которые собираются на одном из крупных перекрёстков. Сперва я вижу около 200 человек – мужчин, женщин и даже детей.

Через несколько минут весь перекрёсток и близлежащие улицы полны протестующими – их уже несколько тысяч.

Вооружившись фотоаппаратом, я направляюсь непосредственно в толпу, чтобы иметь возможность получше рассмотреть демонстрантов. Я уже писала о том, что местное телевидение представляет протестующих вооружённой агрессивной толпой, которая пытается дестабилизировать обстановку в стране. В толпе же я вижу улыбающихся людей, которые выходят на улицы целыми семьями.

Женщины с маленькими детьми на руках мало напоминают террористов, а самое «страшное оружие», которое я вижу у протестующих – это большой барабан в руках одного из молодых людей.

Меня спрашивают, откуда я приехала и просят рассказать людям, что протестующие не террористы и не убийцы. Одна женщина в никабе говорит мне по-русски: «Я из Украины. Была на Майдане. А теперь здесь. Добро пожаловать в Египет!».

Протест по традиции продолжается не дольше часа. После чего люди начинают расходиться, договариваясь придти завтра. И послезавтра. И каждый день. Мы же направляемся к метро – через некоторое время наступит время комендантского часа, а потому нам лучше убраться с улиц вовремя.

По дороге домой я пытаюсь хоть как-то переосмыслить увиденное. И мне вспоминается пост моей приятельницы по фейсбуку Валерии, которая после недавнего освобождения Мубарака из тюрьмы написала в своём ЖЖ  «Маср мне больше не хабибти». Я помню, что ее утверждение, будто бы  у Египта «сейчас тяжелейшее обострение шизофрении» произвели на меня огромное впечатление. Но только сейчас я в полной мере осознала, что же именно Лера имела ввиду. Назначенные военными власти страны действительно переживают что-то вроде обострения шизофрении. И мне искренне хочется верить, что это не перерастёт в хроническую форму.

Автор: Раяна Ольга Черных

Комментарии 0