Политика

Сулеймановщина

На прошлой неделе в Татарстане произошло два знаковых события. Наиболее значимое из них - это, безусловно, предостережение о недопустимости экстремистской деятельности, объявленное прокуратурой РТ руководителю Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований, скандально-известному «эксперту по исламу» Раису Сулейманову. Второе – это отставка не менее скандально-известного имама-мухтасиба Альметьевского района Рафика Миннахметова.

Похоже, во внутренней политике Казанского Кремля произошли крутые перемены. Если раньше чувствовалась неуверенность и скованность Аппарата Президента в действиях, направленных на регулирование религиозных процессов, то теперь ощущается, что там не просто смогли разобраться в сложившейся непростой ситуации, но и полностью взять ее под контроль. Пропала и нервозность в работе муфтията, который вновь начал набирать авторитет в глазах практикующих мусульман. Тут невольно вспомнились слова нынешнего председателя ДУМ РТ Камиля Самигуллина, которые он сказал в интервью одному интернет-изданию, будучи еще кандидатом на свой нынешний пост: «Ислам превратили в поле, на котором каждый хочет попинать мяч». Отныне «пинать мяч» на исламском поле республики никому не позволят: ни «экстремистам», ни «экспертам». С одной стороны, была подведена черта под спецоперацией, суть которой заключалась в нейтрализации агентов влияния зарубежных стран, которые с точки зрения Российского государства действовали среди мусульман республики. С другой стороны, был ограничен произвол в отношении мусульман со стороны окологосударственных федеральных структур, чьи сотрудники, воспользовавшись благоприятной для них ситуацией, открыто занялись антиисламской пропагандой и бесцеремонно вмешивались в деятельность Духовного управления мусульман РТ.

Судя по действиям правоохранительных органов, под агентами влияния Запада, понимались в первую очередь салафиты, тахрировцы и нурджулар. Если отбросить всю шелуху про традиционный и нетрадиционный ислам, терроризм и экстремизм, то претензии спецслужб к ним можно объяснить достаточно просто. У салафитов наиболее авторитетные шейхи находятся в Саудовской Аравии либо тесно связаны с этим королевством. Не секрет, что эта нефтяная держава - давний союзник США, а Америка - потенциальный враг для России. Видимо, с точки зрения российских спецслужб американцы через своих восточных друзей имеют возможность каким-то образом влиять на внутреннюю политику России через этих мусульман. Тахрировцы декларируют построение халифата исключительно мирным путем. Естественно, в России у них нет шанса захватить власть таким способом, т.к. 75% населения страны - православные христиане. Т.е. они для нынешней власти опасны не более чем коммунисты, желающие построить социализм, или монархисты, предлагающие вернуться к самодержавию. Однако в отличие от коммунистов и монархистов тахрировцы относятся к международной организации, и ее руководство находится за рубежом. Кроме того, в странах Средней Азии и, в частности, в Узбекистане они имеют все шансы прийти к власти в результате народного голосования. Признание этой партии террористической в России стало необходимым для того, чтобы не дать ей возможность создать здесь плацдарм для продвижения в Среднюю Азию, где с ними борются всерьез. Нурджулар виновны в том, что распространяют в России турецкое влияние, делая ставку на элиту, и для достижения своих целей внедряют своих последователей в государственные учреждения. Таким образом, с точки зрения государства это потенциально опасные структуры, которые если не сегодня, то завтра могут что-нибудь натворить. Эта позиция вполне понятна и логична. Однако такие выкладки не всегда всерьез воспринимаются населением. Для того чтобы получить эту поддержку, необходимо было начать мощную компанию в СМИ и обвинить всех этих «приспешников Запада» в террористической деятельности.

Обеспечение этой задачи взял на себя Российский институт стратегических исследований, а непосредственным исполнителем стала Яна Амелина. На первых порах она, видимо, оказала существенную поддержку в реализации плана по смене мусульманского духовенства. Хороший журналист, неплохой аналитик, она за короткий срок смога создать Татарстану образ ваххабитской республики, где все запущено. Однако где-то не учли один важный факт, судя по всему, для Амелиной не существует нормального ислама, а деление на традиционный и нетрадиционный – это тактический ход. По крайней мере, по мнению погибшего при странных обстоятельствах адвоката Прикамского правозащитного центра Рустема Валиуллина, она сама являлась фундаменталистом, только православным. К этим неутешительным выводам он пришел после проведенного в интернете мониторинга ее высказываний относительно ислама и православия. Короче, пустили козла в огород. Вот этот «эксперт по исламу» и раскрыла «талант» Раиса Сулейманова, закошмарившего своими небылицами про татарских ваххабитов всю Россию.

А тем временим на ключевые должности в муфтияте расставлялись лояльные государству люди, которые, по легенде, исповедуют «татарский традиционный ислам», суть которого ханафитский фикх и матуридидская акыда. Однако и здесь не учли один серьезный момент. Носителей такого ислама с серьезными знаниями, авторитетом среди мусульман и организаторскими способностями в республике практически нет. Это и привело к власти Ильдуса Файзова. Естественно, запустился механизм протестного движения. Масло в огонь подливали все те же «эксперты», обвинявшие всех несогласных с личностью нового муфтия ваххабитами. Файзов и исламофобы оказались по одну сторону баррикад, что начало вызывать раздражение уже не только у практикующих мусульман, но и у татарских националистов. Ряды протестующих сомкнулись. А в это время на места популярных имамов и мухтасибов начали сажать людей, которые зачатую кроме отвращения ничего не вызывали. В результате власти получили дальнейшую радикализацию мусульман. А «эксперты» продолжали кошмарить народ, сообщая, что ваххабиты, оказывается, сидят и в Кремле, и в Татнефте, и в Кул Шарифе и в лесу. Короче, везде.

При наличии политической воли Кремля остановить конфронтацию мог только муфтий с незапятнанной репутацией и с серьезным богословским образованием, способный вести диалог не виде политинформации, с постоянными реверансами в строну государства, а в виде проповеди с цитатами из Корана и сунны. Кроме того, он должен был быть ханафитом в фикхе и матуридидом в акыде. Но в мире осталось только два центра ислама, где могут дать качественное образование, соответствующее этим критериям, - это Индия-Пакистан-Афганистан и Турция. А заграничное образование молодые люди в последние десятилетия, как правило, получали в Саудовской Аравии, Египте и Сирии. Тем не менее в Татарстане все же нашелся один ученик, прилежно отучившийся в Турции. Им оказался имам мечети Тынычлык Камиль Самигуллин, ставший единственным муфтием в России, который знает Коран наизусть. На молодость и отсутствие опыта пришлось закрыть глаза, т.к. альтернативой ему мог стать только очередной функционер.

Появился шанс навести порядок в республике, и Рустам Минниахнов, видимо, с гордостью сообщил в Москву: «ваххабитов из мищетей выгнали, держим все под контролем». Ему «сверху» сказали: «маладис, так держать». Почему так ответили? Возможно потому, что Турция для России на нынешнем ее этапе развития меньшее зло, чем Саудовская Аравия, а сам Камиль-хазрат является суфием, а суфиев, по мнению государства, легче поставить под контроль. Так или иначе в республике опять все стало тихо и спокойно. Но «эксперты» никак не унимались и продолжали писать про ваххабитское подполье. Властям, это видимо, надоело, т.к. они-то прекрасно понимают, что в нынешней политической ситуации ни салафиты, ни последователи партии Хизб ут-Тахрира, ни нурджулар серьезной угрозы для конституционного строя России не представляют и террористической деятельности на территории Татарстана не ведут. Валерия Новодворская, свободно расхаживающая по Москве, вероятнее всего, их раздражает больше, чем эти бородатые ребята.

Кто ж тогда причастен к «нурлатским событиям», к убийству Валиуллы Якупова и покушению на убийство Ильдуса Файзова, спросят закошмаренные татарстанцы? Думаю, что точно не те, с кем у нас боролись последние три года. Такие преступления могли совершить только безграмотные мусульмане (если вообще они были мусульманами), которые получали знания где попало и без серьезных наставников. Именно поэтому власть в целом довольна - «ваххабиты» больше не имеют возможность открыто распространять свою идеологию используя минбары мечетей, а распространение ханафитского мазхаба и матуридитской акыды – это дело времени. Что касается мусульман, то они никуда не денутся и смирятся с произошедшими событиями, если, конечно, Самигуллин оправдает их надежды. Недовольными остались только «эксперты», так как борьба с экстремизмом, по логике вещей, должна быть прибыльным делом. В то же время в Татарстане навряд ли им дадут возможность для дальнейшей работы. И вот почему: подводя итоги трехлетней атниваххабитской истерии, хочется обратить внимания, что «экспертам» удалось нанести серьезный урон по имиджу не только ислама, но и Татарстана в целом. Кроме того, у части светского населения им удалось сформировать негативный образ мусульман и даже создать общественное мнение, направленное против традиционной для мусульманок одежды. А это еще предстоит преодолеть нашему обществу. Нынешняя команда ДУМ РТ совместно с Казанским Кремлем имеет все шансы постепенно распутать этот клубок. По крайней мере, теперь уже представители «традиционного ислама» поднимают многие проблемы притеснения мусульман со стороны исламофобов в государственных и муниципальных учреждениях, которые способствуют разжиганию межконфессиональной вражды. И одной из лакмусовых бумажкой в определении подлинной толерантности станет отношение к многострадальному женскому платку, который в Татарстане 1 сентября одели многие школьницы, отправившись получать знания.

Комментарии 1