Их нравы

«Раньше мы говорили, что дальше разговоров дело не идет, сейчас с нами даже не говорят!»

 

 

Светлана Исаева, правозащитник, руководитель организации «Матери Дагестана за права человека» говорит о том, что власти Дагестана игнорируют обращения граждан и правозащитников по похищениям и пыткам.

 «С приходом новых властей, по положению дел по правам человека, как я вижу, ничего не изменилось. Ни в худшую, ни в лучшую сторону. Как у нас людей похищали, как убивали на улицах города, так и продолжается это все.

Все обращения на имя президента, на имя Правительства остаются, как я считаю, не рассмотренными. Они откладываются в долгий ящик, и реакции никакой нет.

Буквально полторы-две недели назад женщины – матери пропавших без вести ребят, по их догадкам, выходили на митинг в надежде, что руководство республики как-то отреагирует, но реакции никакой не последовало.

Как раз у Абдулатипова была пресс-конференция, они через корреспондента Закира Магомедова передали ему свои обращения, заявления с просьбой разобраться, но он отправил все эти заявления в канцелярию, и женщины не дождались ответа.

Я считаю, что если приходит новый хозяин в республику, если он хочет показать, что он на самом деле болеет за то, что здесь происходит, за то, как люди живут, и хочет что-то изменить, он как минимум будет реагировать. А полное отсутствие реакции просто удивляет.

Если от предыдущих первых лиц республики мы постоянно слышали, что они озабочены, что какие-то шаги они предпринимают, с нами хотя бы говорили, на уровне своих замов шли какие-то беседы, то тут вообще полное игнорирование.

Сейчас все становится настолько жестко, что человек не может по своему обращению просто попасть к кому-либо на прием в аппарате Правительства.

Я не думаю, что ситуация как-то изменится после выборов. Когда человек стремится на пост, он хочет показать, что он что-то делает. Еще до того, как прийти к власти, есть стремление показать делами, результатами, что он будет что-то делать, а не тогда, когда уже будет назначен.

Я ничего не имею против Абдулатипова как такового. Но я не вижу улучшений.

Ситуация в Дагестане «привычно плохая». Это понятно, люди в равной степени привыкают и к хорошему, и к плохому. Уже нет такой острой реакции у людей: если раньше мы на каждый взрыв, на каждый выстрел бежали не только посмотреть, но и что-то предпринять, то сегодня уже отмахиваемся.

«Постреляли? Убили кого-то? Ну, значит за дело, правоохранительные органы разберутся». Все остается только на уровне кулуарных обсуждений.

Здесь то, что протекает эта вялотекущая война, становится проблемой только для отдельной кучки: очень религиозных или участников незаконных бандформирований, а в основной массе людей работает принцип «моя хата с краю».

Переломить ситуацию можно, но для этого много чего необходимо. В первую очередь, соблюдение законов на абсолютно всех уровнях.

Когда люди будут понимать, что с ними говорят на языке закона, что требования к ним именно на уровне соблюдения закона от тех, кто закон соблюдает, тогда ситуация начнет исправляться. Как минимум вернется в то русло, в котором она была в конце 90-х, до начала 2000-х.

Были в Дагестане убийства и бандитские нападения, пусть неафишируемые, но не такие постоянные, не так часто, в таких количествах, не так открыто.

Сегодня каждый второй в республике носит при себе оружие. Вынудили на это события прошлого года, когда при всех в Кизляре были расстреляны братья Гамзатовы, один из которых депутат. И сделали это люди из администрации города, люди облеченные властью, а значит — охраной. Что сбрендило, что в голову ударило, с кем-то поссорился, с кем-то поругался – хватаются за оружие. Расстрелял и все.

Это очень показательно, как мне кажется. Оставлять ситуацию такой недопустимо. Само ничего не решится. Если не замечать проблему, она только становится глубже!»

Комментарии 0