Среда обитания

Положение христиан в Египте и позиция ООН

Уполномоченные представители ООН ни на миг не задумались над тем, что нападения на церкви могли быть осуществлены агентами-провокаторами, состоящими на службе государственной службы безопасности, в целях дискредитации народного движения и создания атмосферы межконфессиональной напряженности, которая представила бы военный режим в выгодном свете спасителей мира в обществе.

Нет, это не шутка, даже если эта история походит на фарс, она не является таковым из-за сопутствующих ей трагических обстоятельств. После резни в "черную среду", когда согласно официальным сведениям Министерства Здравоохранения Египта погибло 632 человека и 3 700 получило ранения, а реальные цифры намного выше, особенно если принять во внимание и жертвы пятничного столкновения, два высокопоставленных чиновника ООН не нашли ничего лучше, как выразить свою глубокую обеспокоенность угрозой преследований христиан в Египте.

В коммюнике, датируемом 15-м августа, специальный представитель Пан Ги Муна по предотвращению геноцида Адама Диенг и специальный представитель, ответственный за обеспечение защиты, Дженнифер Уэлш публично высказали "свою обеспокоенность рядом нападений на церкви и христианские институции, которые уже имели место" в нескольких провинциях "в виде возмездия после происшествий в Каире". Они призвали египтян "избежать применения насилия для выражения своих претензий, в частности, по отношению к меньшинствам и религиозным институциям".

Два представителя ООН также потребовали от египетских властей обеспечить "быстрое расследование, непредвзятого и эффективного, обстоятельств трагических событий в Каире и нападений на меньшинства и религиозные институции".

После страшной резни в среду, как и следовало ожидать, народные протесты прокатились по всей стране, иногда они принимали характер восстания. В частности, сжигались полицейские машины и участки в ходе столкновений. В нескольких местах, были подожжены и коптские церкви. Если среди полицейских есть убитые и раненые, то, к счастью, ни один источник не сообщал о жертвах среди паствы коптской церкви. Глава военной хунты, генерал Абдельфаттах ас-Сиси, тотчас же заявил, что армия возьмет на себя расходы по восстановлению пострадавших от нападений церквей. Экуменическое измерение такого шага будет оценено еще более справедливо, если мы напомним, что этот же самый генерал ас-Сиси приказал сжечь мечеть Рабийя аль-Адавийя и обстреливать мечети, в которых укрылись преследуемые полицией протестующие, разбегавшиеся во время разгона протестов.

Между тем, наблюдатели из лучших побуждений не преминут выразить радость по поводу коммюнике представителей ООН. На этот раз, международные уполномоченные по предотвращению геноцида не стали ждать, пока произойдет непоправимое и забили тревогу заранее. Можно было бы надеяться, что такая поддержка могла быть оказана накануне кровавых разгонов египетскими силами безопасности лагерей протестующих на площадях Рабийя аль-Адавийя и ан-Нахда, в Каире. Но, хотя бойню можно было предвидеть, очевидно, что голоса, предостерегающие о подобном развитии событий, не были услышан в кабинетах ООН.

Коммюнике этих представителей ООН порождает вероятность, особенно в накаленной эмоциями атмосфере, что оно может быть воспринято как еще одно проявление равнодушия к жертвам свирепых репрессий органов безопасности, число которых уже измеряется тысячами.

Призывая египтян "избежать применения насилия для выражения своих претензий, в частности, по отношению к меньшинствам и религиозным институциям",уполномоченные ООН уже определили виновников нанесения вреда, не дожидаясь результатов непредвзятого расследования. Невзирая на то, что организация "Джамаа аль-Исламийя" в Асьюте резко осудила нападения на церкви.

Уполномоченные представители ООН ни на миг не задумались над тем, что нападения на церкви могли быть осуществлены агентами-провокаторами, состоящими на службе государственной службы безопасности, в целях дискредитации народного движения и создания атмосферы межконфессиональной напряженности, которая представила бы военный режим в выгодном свете спасителей мира в обществе. Тем не менее, это не первый раз, когда египетские спецслужбы прибегли к таким мерзким методам. Мы помним, как во время революции, в январе 2011 года, сотрудники сил безопасности, пребывавшие под началом тогдашнего министра внутренних дел Хабиба аль-Адли, напали на церковь "Кидиссийин" в Александрии, а потом возложили ответственность за это на революционеров, и лишь потом правда стала известной, а подлог был разоблачен, несмотря на попытки запутать след. Что касается последних нападений, то один коптский священник из церкви Девы Марии, что в местности Мини, открыто обвинил головорезов, состоящих на службе полиции, в осуществлении недавних нападений, в том числе, и на церкви.

Признавая справедливую озабоченность представителей ООН относительно положения христиан в Египте, я думаю, что им не нужно было вырывать рассмотрение их положения из контекста трагических событий, приведших к гибели тысяч их соотечественников-мусульман в результате кровавой резни, такое дискриминационное отношение может вызвать увеличение разобщенности между представителями разных религий, а не привести к ее уменьшению, как это необходимо.

Когда применяется такой дискриминационный подход по отношению к человеческим жертвам, рассматривающимися в связи с их религиозной принадлежностью, и это делается международными организациями вопреки духу и букве международного гуманитарного права, то существует большая угроза того, что сами эти организации сильно дискредитируют себя. Не удивительно, что в Арабском мире раздается все больше голосов, призывающих к бойкоту этих международных организаций.

Хуже того, пренебрежительное отношение, которое могут усмотреть многие мусульмане в таких заявлениях, может привести к усилению ощущения несправедливости из-за применения подхода двойных стандартов "международным сообществом" когда дело касается защиты прав человека в тех или иных местах.

К сожалению, может обнаружиться логическая нить между этим неприличествующим заявлением и ситуацией, сложившейся в Арабском мире из-за ошибок местных властей и элит, которые никогда не переставали завидовать своим бывшим колониальным хозяевам. Это презрение ко всему, что не входит в Западную цивилизацию. Как бы глупо это ни звучало, хоть коптская христианская культура намного старше западной христианской культуры, бессознательно, многие представители политической и интеллектуальной элит на Западе рассматривают ее, как один из последних бастионов Запада на Востоке, и некоторые пытаются использовать это в своих грязных геополитических инсинуациях.

То, что коптская церковь не является более "современной" и "прогрессивной", чем критикуемые злобные исламисты, то, что ее иерархия пошла на позорный компромисс с военной хунтой и пошла на такой неприличествующий шаг, как обнародование коммюнике в поддержку военного режима после учиненной им в "черную среду" бойни, - все это не имеет никакого значения. Важно то, что коптская церковь находится на правильной стороне, на стороне Запада, "цивилизации и демократии" и противостоит исламистской угрозе, которая, после окончания холодной войны, заменила собой угрозу коммунистическую в новых геополитических представлениях "свободного мира".

В этой опасной и фантасмагорической конструкции, Ислам предстает как отрицательная противоположность, выглядящая всецело отталкивающе. Формы, в которых выражаются пренебрежение и неприятие, конечно, могут меняться в зависимости от места и обстоятельств. Мягкое неприятие, проявляющееся посредством разных форм социального отчуждения, усугубляется исламофобией, которая развилась в Европе под лозунгами борьбы с терроризмом в некоторых странах Ближнего Востока.

Но независимо от вариаций пренебрежения, которым (некоторые) хотят окружить мусульман, последние должны осознать, что борьба с этим явлением неразделима. Если мусульмане привыкнут к мягким формам пренебрежения, то, в последующем, они могут столкнуться в будущем с более жесткими и даже насильственными его проявлениями. Если ими овладеет чувство беспомощности или, что еще хуже, равнодушия к страданиям своих собратьев в Арабском мире, особенно в Сирии и Египте, не говоря уже о Палестине, то такой своей позицией они будут только подпитывать комплекс превосходства и пренебрежительное отношение к ним и сыграют на руку тем, кто отрицает за ними право на гражданство и равноправие в Европе, если они не согласятся безоговорочно ассимилироваться, как этого хотят псевдореспубликанцы, указывая в качестве примера на пользующегося симпатиями некоторых людей во Франции печально известного фальсификатора, имама Хассена Шельгуми.

У мусульман в Европе есть основания бороться за свои основополагающие демократические права и противодействовать агрессии исламофобов, проявляющейся как на словах, так и на деле. Но их законное стремление к достоинству и равенству не будет приниматься в расчет должным образом, если они сегодня не проявят солидарности со своими египетскими собратьями, которые голыми руками противодействуют вооруженным до зубов отрядам военного режима. Жизнь человека, согласно Корану, является священной, это согласуется со здравым смыслом, но сегодня таковой ее статус открыто попирается в Египте, в ходе беспрецедентной вспышки варварского насилия.

И если международные организации и ведущие мировые державы, похоже, не слишком озабочены об угрозе жизни людей в конкретных геополитических условиях, когда мусульмане, вместе с другими сынами этой несчастной земли, обоснованно чувствовали себя брошенными на произвол судьбы, то у них есть право и обязанность мирно продемонстрировать всему миру, что их жизнь, как и жизнь любого человека на земле, заслуживает уважения. В этом порыве, мусульмане встречают поддержку людей доброй воли со всех слоев общества. И именно в этой всеобщей борьбе за человеческое достоинство приходит понимание того, что разнообразие служит залогом понимания и согласия, и что международные организации должны руководствоваться таким ориентиром, отстранившись даже от непреднамеренной дискриминации и избирательности в отношении.

Автор: Мохаммед Тахар Бенсаада

Комментарии 0