Политика

Осада Обамы и барак Асада

Перспективы полномасштабной военной операции в Сирии пока маловероятны, но все возможные участники конфликта всерьез готовятся к бою

Намеченная на 29 августа бомбардировка Сирии не состоялась. Инспекторы ООН возвращаются в Вашингтон. В Средиземном море все еще стоят четыре американских эсминца. На Кипре ждет сигнала авиация западной коалиции. Ближний Восток готов к войне.

В начале прошлой недели казалось, что оживление в Средиземном море приближает развязку режима Асада. На Ближнем Востоке начинается война, последствия которой непредсказуемы. Но диктатор жив. Бои с оппозицией продолжаются. В кровопролитной гражданской войне гибнут военные и штатские. Число убитых и раненых уже давно перестали считать. Нацелив «Томагавки» в сторону Дамаска, президент Америки за день-два хотел дать понять, «кто в доме хозяин», и с помощью силы исправить ошибки ближневосточной политики.

 

Зарин в Восточной Гуте

21 августа в Восточной Гуте, в пригороде Дамаска, в результате химической атаки погибли, по разным данным, от 300 до 1300 человек. Среди них дети. Фотографии детских трупов повергли в шок мировое сообщество. Разложенные штабелями, завернутые в саван, застывшие в судорогах тела — страшная иллюстрация к тому, что сейчас происходит на Ближнем Востоке.

Инспекторы ООН уже везут из Сирии пробы почвы, крови, мочи и волос у сирийцев, отравленных ядовитыми газами. От результатов этих анализов будет зависеть масштаб и цели приостановленной операции.

Работу экспертов ООН на месте трагедии не раз пытались сорвать. Дважды миссия была обстреляна. Сначала минометными снарядами в гостинице, потом снайперскими выстрелами по автоколонне.

 

Зачем Асаду химическое оружие?

Химическое оружие в руках диктатора — своего рода средство шантажа и доказательство могущества. Последний аргумент и фактор страха в борьбе с неукротимой оппозицией.

Именно поэтому и Запад, и Лига арабских государств без всяких расследований возложили ответственность за атаку в Верхней Гуте на режим Асада. У них не возникло сомнений, что приказ отдал лично диктатор. Источники ссылались на данные разведслужб США. Обаме доложили о пересечении «красной черты». В мире вспомнили о судьбе Каддафи и, как в букмекерской конторе, стали делать ставки на жизнь бывшего врача-офтальмолога, ныне президента Асада.

Но неожиданно появились сообщения о том, что на самом деле приказ о химатаке случайно отдал младший брат президента Махер Асад. Он командует Республиканской гвардией и руководит элитной 4-й бронетанковой дивизией. Мол, приказ был его личной инициативой, а не стратегическим решением руководителя государства. И причина гибели людей — человеческий фактор и неразбериха в рядах правительственных войск.

Еще более убедительным аргументом для Обамы должны были стать обвинения в том, что химическую атаку устроила сирийская оппозиция. В Тегеране настаивали, что снаряды с зарином попали в руки повстанцев, а те вообще не различают, где свои, где чужие. Верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи заявил: «Атака на Сирию взорвет весь Ближний Восток и приведет к настоящей катастрофе. Ближневосточный регион находится на пороховой бочке, и вы никогда не знаете, когда случится детонация».

Египет спокойно отреагировал, но обещал закрыть Суэцкий канал для прохода транспортных и военных судов.

 

Цена дружбы

Россия дорожит дружбой с Асадом из меркантильных интересов. Несколько месяцев назад интрига с комплексами С-300 заставила закопошиться весь Ближний Восток. Руководители Израиля поехали на поклон к Путину. Притом что, по оценкам военных аналитиков, действительно самые мощные установки противовоздушной обороны имеют устаревшее, по современным меркам, электронное оборудование, требуют большого количества квалифицированного обслуживающего персонала, которого среди военных Сирии просто нет. И еще ни один комплекс С-300 не участвовал ни в одной военной операции…

Сирийский конфликт выгоден России еще и потому, что, как бы спасая Асада, она совсем небескорыстно влияет на события на Ближнем Востоке. В компании с Китаем может заблокировать многие решения ООН, касающиеся региона. Что и произошло на этой неделе.

 

Война или страшилка

— Никто всерьез не собирается свергать Асада, — считает известный израильский военный аналитик Копель Шумах. — Четыре американских миноносца на рейде в Средиземном море с 200 крылатыми ракетами «Томагавк», нацеленными на Сирию, скорее фактор устрашения. А неограниченная власть Асада в Сирии выгодна всем, включая Израиль.

По его словам, военная операция, если таковая и случится в ближайшие дни, будет носить карательный и весьма ограниченный характер. Продлится 1—2 дня. С моря выпустят несколько ракет и подкрепят авиаударами с воздуха. На этом миссия Обамы будет выполнена. Никакой сухопутной операции не предвидится.

Вряд ли последуют и ответные удары Асада по территории Израиля, как заявляют сейчас он и его союзники в Иране. Можно использовать Израиль в качестве заложника в этом конфликте, но не долго. Его участие в боевых действиях создаст совершенно иную ситуацию, когда перевес может оказаться в пользу повстанцев.

— У Обамы очень сложная ситуация, — утверждает политический обозреватель в США Борис Кольцов. — Опросы общественного мнения в течение лета показывают, что лишь около 10 процентов американцев одобряют военную операцию в Сирии. 60 процентов — против. Обама поторопился выдвинуть флот, не согласовав свои действия с конгрессом. Президента критикуют. Когда Обама пришел к власти, обещал закончить войну в Ираке. Теперь он ее завершает, но развязывает конфликт на Ближнем Востоке. Но есть еще и Афганистан, откуда довольно сложно выводить войска. Если он сейчас не проконсультируется должным образом с конгрессом, это может осложнить дальнейшие переговоры по бюджету. Я думаю, удар отложится на неопределенный срок.

В этом смысле заявление Кэри о том, что химатака была проведена именно режимом Асада, — дипломатическая подготовка к решению, которое хотели принять в обход международных норм и без каких-либо санкций в ООН. Единственная возможность атаковать Сирию — это доказать факт нарушения международных конвенций, запрещающих использование химического оружия.

 

Границы, тыл

К войне готовились всю неделю.

Антонио Гутьеррес, Верховный комиссар ООН по делам беженцев, призвал соседние с Сирией страны открыть границы, чтобы люди могли бежать из зоны боевых действий.

Но границу Израиля с Сирией, где давно установлены заградительные сооружения, никто открывать не собирается. Хотя уже сегодня в израильских больницах на севере страны сотни раненых перебежчиков из Сирии. По неофициальным данным, на Голанах развернут военно-полевой госпиталь.

По оценкам израильских экспертов, в арсеналах Асада около 100 тысяч ракет, которые могут достичь практически любой точки на территории Израиля. Вероятность ракетного обстрела в случае американской атаки крайне низка, а вероятность применения ракет с химическими боеголовками еще ниже. Однако израильские власти принимают меры на случай ракетных обстрелов со стороны Сирии. Батарею ПВО «Железный купол» установили в районе Тель-Авива. Еще два «Железных купола» и батарея ракет-перехватчиков Patirot развернуты на севере страны. Премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху заявил, что Израиль готов к любому развитию событий.

В 7 часов на центральной почте в Хайфе — толпа народа. Ситуация типичная в эти дни во всех городах Израиля. Люди реально испугались химической атаки. Оказалось, что во многих семьях нет элементарных средств индивидуальной защиты. У хранящихся на полках со времен войны в Персидском заливе противогазов давно истек срок годности.

На прошлой неделе в очередях за противогазами здесь были случаи скандалов и драк. В пятницу вечером пункты раздачи закрылись: кто не успел, тот опоздал…

 

Сирия тоже готовится

Сирийцы в срочном порядке перевезли в секретные подземные бункеры и в бронированные здания генштаб, центры связи, штаб-квартиры военной разведки, полицейские участки и правительственные учреждения.

Российские самолеты вывозили своих граждан, которые еще оставались в Сирии, персонал российской военно-морской базы из порта Тарус.

На прошлой неделе ливанская газета «А-Нахар» сообщила, что президент Асад и члены его семьи прибыли в Тегеран. Официальные источники не подтвердили этот факт.

В северных районах страны, которые почти полностью находятся под контролем повстанцев, некоторые лидеры повстанцев ушли в горы. Среди них распространился слух, что на каждую крылатую ракету, выпущенную американцами по войскам Асада, придется еще одна, нацеленная на его противников.

Группировка «Фатех аль-Ислам» выпустила специальную инструкцию с рекомендациями перемещаться по местности, прятаться в тайных убежищах и тщательно маскироваться и отказаться от использования мобильных телефонов, по сигналу которых можно установить их местоположение.

Елена Шафран, Израиль

 

Прямая речь

Георгий Мирский, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН

На самом деле, в этой войне каждая из сторон стоит другой. С точки зрения здравого смысла, логично предположить, что повстанцы устроили провокацию. Потому что зачем Асаду подставляться и давать Западу предлог?

Но если подумать, можно представить себе, что стратегия Асада направлена на то, чтобы втянуть Запад в войну. Что это значит для США, какие у них варианты реагирования? Иракско-афганский полновесный вариант исключен, и Асад это понимает. Есть еще ливийский сценарий – удары авиации с воздуха. Но создать бесполетную зону над Сирией не так просто. Чтобы очистить небо от вертолетов Асада, надо подавить средства ПВО. Здесь одних крылатых ракет недостаточно – нужна авиация НАТО. И потом, возможны большие потери пилотов со стороны Запада. А ни Англия, ни Франция на это не пойдут. Остается то, что задумали Обама и Кэмерон – запускать ракеты с моря по множеству целей: Асаду будет нанесен немалый ущерб. 

Чем хорошо этот вариант? Американские газеты и так критикуют Обаму за то, что он безучастно смотрит на то, как в Сирии льется кровь. Он не хочет войти в историю как человек, который позволил погубить целую нацию. И не хочет, чтоб были жертвы среди американцев. А удар с моря не предполагает потерь американцев. Зато он сможет отвести критику и сказать: «Вот вы хотели, чтоб я вмешался – я вмешался».

Но это полумера, а полумера – всегда плохо. Асад от этого не проиграет войну. Чтобы это произошло, нужны десятки тысяч солдат, а также зенитные комплексы и противотанковые ракеты. Это то, чего Обама не даст повстанцам. За последний год среди оппозиции стали очень сильны джихадисты. Это исламские радикалы – следующее поколение тех, кто когда-то убивал советских солдат в Афганистане, а потом американских солдат в Ираке. Они самые лучшие вояки и они же самые беспощадные – им нельзя давать в руки ракеты. Это люди, которые следуют заветам Бин-Ладена, который требовал от своих последователей убивать американцев, где только можно.

Асад все это понимает. Для него удар с моря будет болезненным, но не смертельным. Россия компенсирует ему потери, а Иран пришлет отряды бойцов корпуса стражей исламской революции.

Путин сейчас не пойдет ни на какие компромиссы с Западом – в этом случае, он проиграет. Никому не хотелось бы, чтобы люди говорили: «Медведев уже сдал Каддафи, а Путин сдает Асада». Россия вообще в самом лучшем положении. Оружия у Асада и так достаточно. Бойцов пошлет Иран. Пропаганда будет утверждать, что Америка опять продемонстрировала свое агрессивное лицо. Москве даже ничего не нужно делать: Россия может обойтись официальным протестом и осуждением действий американцев в средствах массовой информации.

 

Владимир Сотников, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН

Мне кажется, что Россия сделала все, что могла. Может повториться история, в которую наши американские партнеры попадают в который раз – как в Ираке или в Ливии.

Россия не держится за режим Асада. Но для нас принципиально, что любая несанкционированная военная акция против государства с легитимным правительством – это нарушение норм международного права.

Нельзя, чтобы вопросы решались так просто – в одиночку справляться с неугодным режимом. Это торпедирование Женевского процесса, а должна возобладать дипломатия.

Сирия – это давний партнер СССР и России. У нас здесь определенные национальные интересы. Сирия небогата нефтью полезными ископаемыми. С этой страной у нас давние отношения. Нас обвиняют в том, что поставки вооружения противоречат нормам международного права – но мы лишь выполняем свои контрактные обязательства.

Франция и Германия уже определились – они дали задний ход.  Неудивительно, что британской парламент не одобрил желание Кэмерона вступить в коалицию.  Люди стали осознавать, что каждый региональный конфликт грозит вылиться в глобальный. И затеять дорогостоящую операцию с неизвестными последствиями – значит спровоцировать большую войну по всему Ближнему Востоку.

Мария Епифанова, Москва

Комментарии 0